Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

ДОН ПОЛЯКОВ - ЗВЕЗДА КУРСКОЙ ФИЛАРМОНИИ



Я не только орловец, но и курянин, поскольку живу на расстоянии 400 метров от Курской Губернии. Фатеж, Курск, Поныри, Железногорск – ареал моего нынешнего обитания, как и Орел, Тросна, Знаменка и Кромы. У нас тут свои звезды, в частности певец Дон Поляков, настоящий бандит из курской братвы. Сейчас он в бегах за убийство украинского вора в законе Василенко, который убил Вороненков и Жилина, главы “Оплота” – локомотива Русской Весны.

Шлягер Курская Дуга пользуется здесь бешенной популярностью у таксистов.

АББА - И ЧАЮ ВОСКРЕШЕНИЯ МЕРТВЫХ! ВЕЧНОПРИСНЫЙ ПУТИН

Воистину так и будет скоро. Скоро уже нас ждет воскрешение на экранах Модерновых Токинговых, Магомаева, Ленина, Германа, вас самих. Дитер Болен и Хрущев будут петь, играть, стучать башмаками в рассвете сил под похожую музыку и с похожей микро-моторикой движений. И никто уже не отличит живых от мертвых. Искусственный интеллект научится типичной мелодике и английскому вокабуляру Бьорна Ульвеуса и Бенни Андерссона. И будет штамповать песни и альбомы даже не каждый год, а каждый день.

1.Dancing Fernando
2.Chiquitita, where is my Money,Money?
3.Borodino
4.Pappa Mio




И так далее, и тому подобное.

Да и что такое кино или экран планшета, это же тоже отражения живых людей, а и образ их у нас в голове - еще и не самость, которую человек переживает изнутри себя. И сделают еще аватар Путина, и он будет также говорить о вызовах для России и никто не отличит от настоящего, а много ли его видело живьем. И он будет править отныне вечно.

Мир плоти станет миром чистого цифрового Духа. Исполнилось пророчество.

МИХАИЛ АНЧАРОВ. "ЗВУК ШАГОВ, ШАГОВ" ПЕСНЯ ИЗ ТЕЛЕСЕРИАЛА 1970 ГОДА "ДЕНЬ ЗА ДНЕМ"



Это песню сочинил Михаил Анчаров.

Михаил Анчаров – это такой Праотец Бардовской Песни и КСП. Очень старинны Окуджава и Галич, но Анчаров еще стариннее. Анчаров презирал плебс, стадионы и кассу и всегда писал прежде всего для Красоты, какой и должен быть истинный поэт. И до него люди бренчали на гитаре и пели проникновенным голосом “Отцвели уж давно хризантемы в саду” и до него сочиняли сложные ассоциативные стихи “На бледно-голубой эмали какая мыслима в апреле, березы ветви поднимали”. Однако, Анчаров был первым, кто додумался соединить эстетскую поэзию и блатные мелодии в одну упряжь. И колесница КСП поехала. Михаил был, кроме того, настоящий мужик, песни его весьма похожи на песни Высоцкого, точнее Высоцкий с его десантниками, шоферами и сумасшедшими украл многое у Анчарова. Например, “Канатчикову дачу”.

Все они - Окуджава, Высокий, Анчаров, Визбор, Долина, Галич, и так далее, и тому подобное – москвичи (или питерцы), а не быдло из Борисоглебска. С одной стороны, но вышли они не из великосветских салонов как Северянин или Вертинский, но и не из царских колхозов как Василий Кольцов или Павло Тычина.

С одной стороны, как всякий почти москвич Анчаров с раннего детства варился в более-менее интеллектуальной среде, много читал, видел, ходил на концерты, музеи. С другой стороны, жил он в блатной среде на Благуше и наслушался урок. Такое счастливое единение в одном человеке дало дивный результат. Анчаров, как и Высоцкий стоял одной ногой в глубинной Руси, другой на Арбате. Вот секрет успеха Анчарова, а потом и всей бардовской песни. Единение высокого, но узкого, и низкого, но широкого. “Ах, Маша, Цыган-Маша, ты жил давным-давно… Босявка косопузый, военною порой ты помер, как Карузо, ты помер, как герой!”

Анчаров был не только прародителем авторской песни, но и модного нынче телесериала. Именно он в далеком 1970 году написал сценарий первого советского ПОПУЛЯРНОГО телесериал - “День за днем”. И в этом удивительная мощь этого человека. Ибо Анчаров являл собой образец человека эпохи Возрождения. Он был поэтом, пьяницей, прозаиком, жиганом, актером, переводчиком, разведчиком, бабником, боевым офицером, лингвистом, сценаристом, живописцем, вообще всем на свете, но, не смог выбрать Направление Главного Удара, и посему не достиг недостижимых высот в каком-то одном жанре как, например, Мережко-сценарист или гитарист Высоцкий. Поэтому его быстро и несправедливо забыли.

Самое главное, Михаил Анчаров был неисправимым мечтателем, который дал начало полноводной реке романтизма в советском пионерстве и комсомольстве. Вот эти вот “Бригантины”, “Флибустьеры”, “Зурбаганы”, “Пищеблоки”, “Туманы Тайги”, “Зарницы”, “Голые пионерки”, “Белые перчатки”, “Сольфериновые Дали” – это все анчаровское.

ВЛАДИМИР ШАИНСКИЙ - РЫБАРЬ И ШАХМАТИСТ

Я не отношу себя к пламенным почитателям Владимира Шаинского, мне его музыка нравится, но кумиры мои – Алексей Рыбников, Микаэл Таривердиев, Евгений Дога стоят неизмеримо выше, чем Шаинский. Однако, нужно признать, что влияние маленького гиганта на советскую музыку достигло во время Брежневского Застоя небывалых громад.

Многие твердят, что Шаинский – это безыскусный парафраз клезмера, но это не так. Шаинский невероятно долго и стойко учился теории музыки, и воссел на музыкальный престол уже в преклонном возрасте. Он родился во времена угара НЭПа, аж в 1925 году. После войны поступил и закончил с красным дипломом Московскую Консерваторию по классу скрипки. Долго работал лабухом в лучших ресторанах столицы, а потом в 38 лет поехал в Азербайджан. Там он поступил на композиторский факультет Бакинской консерватории, где учился мастерству у Кара Кареева, знаменитого ученика Дмитрия Шостаковича. Красный диплом в Баку он получил в 40 лет, а штамповать шлягеры начал только в 45 лет в 70-е годы. До этого его никто почти не знал.



Помимо песен Шаинский сочинял очень серьезную музыку – струнные квартеты, симфонии и кантаты.

Был великим книгочеем, эрудитом и крепким шахматистом. Например, знал наизусть огромные куски текста из Гоголя и Достоевского. Блестяще говорил на иврите, на английском. Любил рыбалку. Одинаково хорошо владел удочкой, динамитом, рыболовецкой сетью и подводным ружьем. Шаинский был коротышка и всю одежду, по обыкновению покупал в “Детском Мире” около КГБ. Добряк, бонвиван и гурман Владимир был невероятно еблив и охоч до женского пола.

Первая жена – композитор Ася Бахиш-кызы Султанова.

Вторая жена – служанка Наташа Шаинская, умерла от коронавируса, спасая больных.

Третья жена – звукорежиссер Светлана Шаинская.

Шаинский мог на спор за 5 минут сочинить всенародный шлягер на любое стихотворение. И сочинил такие вещи как: “Голубой вагон”, “Пропала собака”, “Улыбка”, “Песенка Мамонтенка”, “В траве сидел кузнечик”, “Облака – белогривые лошадки”, “Когда мои друзья со мной”, “Крейсер “Аврора””, “Небылицы”, “Вместе весело шагать”, “Через две зимы”, “Травы-травы”, “Рыбка золотая”, “Ну, почему ко мне ты равнодушна”, “Небо детства”, “Не плачь девчонка”, “Дрозды”, “На дальней станции сойду”, “Идет солдат по городу”, “А он мне нравится”, “Белые крылья”.

А это небольшая песенка мало кому известна.

"ПОЕБУШКИ" ШАНДОРА КАЛЛОША. МУЗЫКАЛЬНЫЙ МИНИМАЛИЗМ

Шандор Каллош сын Венгрии, лютнист и энтузиаст старинного стиля был одним из праотцов музыкального минимализма в СССР. Одним из первых сочинил музыкальную пьесу в духе радикального минимализма из трех нот, которая потрясла музыковедческий мир Москвы. Публичное название пьесы “Время”, но в кругу восторженны поклонниц она называлась “Поебушки”.

Каллош многие десятилетия работал в мультипликации и кино. Написал музыку для сотни мультфильмов и кинофильмов. В ожерелье его работ нанизаны такие жемчужины как “Вино из одуванчиков”, “Пегий пёс, бегущий краем моря”, “Голубой метеорит”, “Дарю тебе эту звезду”, “До свиданья, овраг”, “Сказка о старом эхо”. Соединение барочного стиля, лютого минимализма и мадьярской тоски дает странный эффект. Музыка Каллоша невероятно плаксива, трогательна, но аристократична. В ней эхом звучит наше детство с заброшенными игрушками, сломанными куклами, забытыми щенятами, котятами, уточками, ребятами и так далее, и тому подобное.



Он мог бы участвовать у Гая Мэддина в фильме “Самая грустная музыка в мире” от Венгрии, хотя он гражданин России и, наверняка, стал бы там Чемпионом Мира.




МАТЁРЫЙ СЕЛАДОН НАУМ ОЛЕВ

Эту песню написал сибарит и бонвиван ужасный Наум Олев. Олев был выходцем из самых глубин московской богемы. Его все знали, и он всех знал. Обладатель пушистой соболиной шубы Наум обожал все экстравагантное и мягкое. Лирический поэт, передовой галерист, точный переводчик, беспробудный пьяница, неизвестный киноактер, матёрый селадон и просто милашка – это все о нем.



Его песни гремели на всех базарах Ташкента и Нальчика: “Манжерок”, “За полчаса до весны”, “33 коровы”, “Ветер перемен”, “Осень”, “You are my heart you are my soul”, “Татьянин день”, “Листья жгут” голосами Дмитрия Харатьяна, Михаила Боярского, Павла Смеяна, Николая Караченцева, Армена Джигарханяна, Валерия Леонтьева, Эдиты Пьехи, Аллы Пугачевы, Иосифа Кобзона, Магомета Магомаева, Людмилы Гурченко, Льва Лещенко, Аиды Ведищевой, Трололо-мэна, Тамары Миансаровой, Ирины Понаровской. Почти вся “Песня 79” в полном составе. С ним плодотворно сотрудничали Владимир Мигуля, Максим Дунаевский, Раймонд Паулс, Юрий Саульский, Геннадий Александров, Оскар Фельцман. А фильмы, для которых писал песни Олев, вошли в сокровищницу отечественного кино: “Мэри Поппинс, до свидания!", "Трест, который лопнул" и "Остров сокровищ".

"ОБЫЧНЫЕ" СЛОВА



Поэтов-песенников не высоко ставят, считая их ремесленниками, а многие из них мне больше нравятся, чем “книжные” поэты. Возьмём, например, Михаила Матусовского. Ах, какая же прелесть его песенная поэзия! Особенно роскошна его квази-народная выделка с нарочитыми “ошибками”, без которых речь чуточку теряет очарование.

Как писал поэт Пушкин:
“Как уст румяных без улыбки,
Без грамматической ошибки
Я русской речи не люблю”.

Взять хотя бы песни из фильмов про милиционера Анискина. Песня “Пароходы”. Крайне незатейливый текст якобы, но какой плавный, томный и ласковый! Эти “до свиданьица”, “дымок остаётся”, “отчалите”, “опечалите”, “Вы куда отходите от пристани”, “согласно расписания” – этакой “задушевный” стиль, сейчас бы сказали “теплый ламповый”, но “теплый ламповый” – это один аромат кофейни где-нибудь на улице Рубинштейна в 2014 году. А в слове “задушевный” звучит какой-нибудь ромашковый полустаночек 1957 года, лето в ситцевом платьице или телепередача тети Вали от “Всей души”.
Признаться, я перестал любить абстрактные слова как в юности. Такие как “шизоанализ”, “эпистемология”, “парадигма”, и так далее. Стараюсь их использовать крайне рачительно. Зато мне нравятся слова с ярким ассоциативным рядом. Так, чтобы от одного слова в голове читателя или слушателя промелькнула сразу целая эпоха, время или местность, где это слово торжествовало.

Ну и музыка Шаинского. Одного из моих любимых композиторов. Кто-то скажет, это все “клезмер”, “синагога”, но мне плевать, я обожаю этот музыку. А исполнительница Люсьена Овчинникова. Какой мечтательный, чуточку усталый, но такой нежный голос.

Давид Самойлов писал:
Красиво плыли пароходы.
Стояли ясные погоды,
И праздничные торжества
Справлял сентябрь первоначальный,
Задумчивый, но не печальный.

И понял я, что в мире нет
Затертых слов или явлений.
Их существо до самых недр
Взрывает потрясенный гений.
И ветер необыкновенней,
Когда он ветер, а не ветр.

Люблю обычные слова,
Как неизведанные страны.
Они понятны лишь сперва,
Потом значенья их туманны.
Их протирают, как стекло,
И в этом наше ремесло.