Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Я ПРИШЕЛ ДАМ ВАМ ВОЛЮ



Все никак не могу успокоиться. Вот этот герой меня потряс. Думаю о Шукшине. В какой-то момент мне показалось, что абсолютно все герои Шукшина, все до единого - дураки, просто 100% реальные дебилы, и сам Шукшин был редкостный дурак, но эти дураки и идиоты в 1000 раз интереснее, чем все умники на свете.

Вдруг, как это ни странно, захотелось посмотреть и фильмов Абдрашитова-Миндадзе поболе.

ПОЗОВИ МЕНЯ В ДАЛЬ СВЕТЛУЮ - ЧТО ЭТО БЫЛО ВООБЩЕ?

По совету моего старинного сотоварища Дениса Анатольевича Анурова-Таньшанского посмотрел знатный фильм 1977 года "Позови меня в даль светлую" как продолжение темы Карандышева в русском синематографе и литературе и этот фильм совершенно меня обескуражил. Почему Любшин вылетел из ресторана как пробка от шампанского? Какая собака его укусила? Мой мозг рассыпался на атомы и я не в силах подобрать слова к тому, что я только-что увидел. Почитаю уж лучше, что другие написали, чтобы не выглядеть дураком как обычно.

"ПЛЯСАТЬ ДО СМЕРТИ" - ВЕЛИЧИЕ И УЖАС РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Дочитал до конца повесть маститого петербургского сочинителя Валерия Попова "Плясать до смерти" о жизни и смерти его дочери Анастасии. Настоящая исповедальная проза на разрыв аорты, спрятанная в привычную поповскую иронию. Это Вам не Пелевин с Сорокиным. Это литература, написанная кровью.

https://e-libra.ru/read/413928-plyasat-do-smerti.html

"— Папа! Ведь я не умру? — Настька схватилась за мою руку.
Со шкафа (санитары задели) шлепнулась ее фотография: в школу пошла!
— Папа! Не отдавай меня!
— Ну что ты, Настька! Везти-то всего через двор!
— В нашу больницу! — радостно Нонна добавила.
Носилки на колесах заняли весь лифт — санитары еле воткнулись.
— В реанимацию, — сказал врач, уже местный. — Едет только мать.
Настиного лица я больше не видел. Только пятки ее.
Ходил по заливу. Багровая полоса. Черная церковь в полнеба.
Когда вернулся, Нонна уже пришла. Сидела какая-то растерянная.
— Ну что? — спросил я, шмыгая носом (с холода в тепло). — Ты как-то быстро.
— Сидела, за руку ее держала. Рассказывала, как мы «к бабы Любы» летом поедем. Почему-то это ее интересовало больше всего. «Дг?» — сказала ей. Отозвалась: «Дг…»
— Потом?
— Потом санитар пришел. Или врач. Взял ее на руки и унес. А наши руки… разнялись.
— Унес? Почему?
— Не знаю, — пожала плечом. — Может, каталки не было?
— И что?
— Долго ждала… или мне так показалось. Потом он обратно ее принес. Уложил. Она вроде как без сознания была. Стала ей говорить, как мы любим ее. Она вдруг вздохнула и отвернулась к стене…
— И что?
— Доктор взял меня за плечо. Сказал: «Идите. Дайте ей спокойно…»
— …Поспать?
Нонна покачала головой:
— Нет…
Утро было солнечное, яркое. Умылись, вышли.
Нонна ликовала.
— Хорошо все-таки, что в больницу устроили ее. И так близко!
— Может, в булочную сходим? — буркнул Колька. — Чего-нибудь купим ей?
— Да не надо пока.
Но зашли все-таки. Не хотелось спешить.
Больница была солнечная, какая-то оживленная. Встречи. Разговоры. Воскресенье.
Купили целлофановые синие тапочки, долго натягивали. К окошку справочной подошли:
— Мы к Поповой, Анастасии.
Дежурная глянула на нас как-то странно:
— Сейчас к вам выйдет врач.
Ждали долго. Не хотелось говорить. Вышел не врач, а врачиха.
— Вы к Поповой?
— Да, — выступил я.
— Ваша дочка умерла.
— Ка-ак умер-ла? — заговорила Нонна. — Она же жива-ая! Она же вчера жива-а-я была!"


Кстати, у Владимира Сорокина есть тоже повесть о Насте. Называется Настя. У Сорокина Настю жарят и поедают, а у Попова - кремируют настоящего человека, который жил, страдал и умер на самом деле. Русская литература жива и вечна. Нельзя не вспомнить еще одну Настю, Настю Романову, которую красные расстреляли, сожгли и бросили в колодец. Мистическим образом цепь жертвоприношений Насть оказалась закольцована. Реальность влияет на литературу, а литература на реальность.


"Настю подали на стол к семи часам. В ожидании жаркого гости допивали вторую бутылку шампанского. За столом кроме родителей Насти, отца Андрея и Льва Ильича сидели супруги Румянцевы и Димитрий Андреевич Мамут с дочерью Ариной (подруга Насти).

Золотисто-коричневая, она лежала на овальном блюде, держа себя за ноги с почерневшими ногтями. Бутоны белых роз окружали её, дольки лимона покрывали грудь, колени и плечи, на лбу, сосках и лобке невинно белели речные лилии.
Мать Насти не могла просто смотреть на блюдо, но остальные гости говорили не портить им праздника, и мать спокойно продолжала сидеть. Выпив тост за преодоление пределов, матери Насти дали нож и вилку, и предложили вырезать куски на заказ.

Давайте есть, господа, пока Настя не остыла! — Саблин заложил себе угол салфетки за ворот. — На правах отца новоиспечённой я заказываю первый кусок: левую грудь! Павлушка! Неси бордо"


Ровно в ту секунду, как я опубликовал этот пост пришел пост и самого Валерия Попова, что он выздоравливает.

СУЩЕСТВУЕТ ЛИ БОГ?

Мне наука, позитивизм и сциентизм совершенно не мешает молиться и верить в Бога.
Есть ли Бог сейчас или нет, сие - неведомо.

Но Церковь ЕСТЬ. Библия Есть. Отцы Церкви были и были не дураки.

Я верю в австралопитеков и одновременно верю в Бога как культурно-исторический феномен. Есть ли Евгений Онегин, Петька и Василий Иванович из анекдотов, Павка Корчагин и Джокер? В физической реальности их не было, но они есть в культурно-историческом пространстве. Они оказывают влияние на реальную жизнь людей и даже как Джокер могут воплощаться в реальности. Некий безумец из Америки переоделся Джокером и умертвил в кинотеатре зрителей. “Призрак коммунизма шагает по Европе” - писал Маркс, а по Колыме валяются трупы через 90 лет. Значит призрак воплотился в слове и деле. Об этом собственно роман Умберто Эко “Маятник Фуко”.





Даже, если и Бога нет, то он возможно будет и из будущего сможет влиять на прошлое. Через 5000 лет. Или через 50000. Если есть идея Бога, идея вечно и вездесущего Существа, то. наверняка, кто-то ее воплотит в грядущем.

То есть моя вера еретическая. Этакий доморощенный квазиправославный платонизм-футуризм, федоровщина, воскресение мертвых, и так далее. Верю ли я в Царствие Небесное? Не столько верю, сколько не исключаю возможности. Возможно, что в далеком грядущем буду воскрешен, как и предсказано пророками, из пробирки.

Я обожаю молитвы, свечки, ладан, иноков, священство, епископов и мне все-равно едят ли они осетровую икру или кабачковую. Я знаю, что есть подвижники и страстотерпцы, знаю, что многие священники шли на казнь римлян и большевиков и не отрекались от ВЕРЫ. Это красиво и благородно. И это БЫЛО. Я знаю, что догматы Православия – священны и высоки. Это важно, а что там Патриарх Кирилл прокукарекал и сколько у него Ламборгини – это мне до фонаря.

Православная Вера – парадоксальна, противоречива и высокохудожественна.




“Одного и Того же Христа, Сына, Господа, Единородного, познаваемым в двух природах неслитно, непревращенно, неразделимо, неразлучимо.
(При этом) разница природ не исчезает через соединение, а ещё более сохраняется особенность каждой природы, сходящейся в одно Лицо и в одну Ипостась.
(Учим исповедовать) не рассекаемым или различаемым на два лица, но Одним и Тем же Сыном и Единородным, Богом-Словом, Господом Иисусом Христом.
Как изначала о Нем (изрекли) пророки и наставил нас Сам Господь Иисус Христос и как предал нам символ отцов наших."

Я стал читать Библию и даже выписывать оттуда разные изречения. Когда читаю, то буквально катаюсь по кровати от смеха и наслаждения. Это просто какой-то кладезь ЖИТЕЙСКОЙ мудрости.


“Человек рождается на страдание, как искры, чтоб устремляться вверх. Иов. 5, 7

Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына. Притч. 13, 24

Мудрая жена устроит дом свой, а глупая разрушит его своими руками. Притч. 14, 1

В болезни будешь рождать детей; и к мужу твоему влечение твоё, и он будет господствовать над тобою. Быт. 3, 16

Сокрытое принадлежит Господу, а открытое - нам, чтобы мы исполняли все слова закона сего. Втор. 29, 29

Человек, рождённый женою, краткодневен и пресыщен печалями: как цветок, он выходит и опадает; убегает, как тень, и не останавливается. Иов. 14, 1-2

Веселье беззаконных кратковременно и радость лицемеров мгновенна. Иов. 20, 5

Сеющие со слезами будут пожинать с радостью. Пс. 125, 5

Не обличай кощунника, чтобы он не возненавидел тебя; обличай мудрого, и он возлюбит тебя; дай наставление мудрому, и он будет ещё мудрее; научи правдивого, и он приумножит знания. Притч. 9, 8-9



Кто утверждается на лжи, тот пасёт ветры, тот гоняется за птицами летающими. Притч. 9, 12

Кто учит насмешника, тот причиняет вред самому себе, а кто порицает нечестивого, тот позорит себя. Притч. 9, 7

Упорство невежд убьёт их, а беспечность глупцов погубит их. Притч. 1, 32
При многословии не миновать греха, а сдерживающий уста свои - разумен. Притч. 10, 19

Ленивая рука делает бедным, а рука прилежных обогащает. Притч. 10, 4

Придёт гордость, придёт и посрамление, но со смиренными мудрость. Притч. 11, 2
У глупого тотчас же выкажется гнев его, а благоразумный скрывает оскорбление Притч. 12, 16
Человек рассудительный скрывает знание, а сердце глупых высказывает глупость. Притч. 12, 23
Рука прилежных будет господствовать, а ленивая будет под данью. Притч. 12, 24
Богатством своим человек выкупает жизнь свою, а бедный и угрозы не слышит. Притч. 13, 8

Бедный ненавидим бывает даже близкими своими, а у богатого много друзей. Притч. 14, 20

Кроткое сердце - жизнь для тела, а зависть - гниль для костей. Притч. 14, 30

Учёность глупых - глупость. Притч. 16, 22

Три вещи непостижимы для меня, и четырех я не понимаю: Пути орла на небе, пути змея на скале, пути корабля среди моря и пути мужчины к девице. Притч. 30, 18-19

Непознаваема суть вещей. Не выразить её никакими словами. Не может глаз её рассмотреть. Не может ухо её расслышать. Екк. 1, 8

Нет памяти о прежнем; да и о том, что будет, не останется памяти у тех, которые будут после. Екк. 1.11

Видел я все дела, какие делаются под солнцем, и вот, всё - суета и затеи ветреные. Екк. 1, 14

Во многой мудрости - много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь. Екк. 1, 18



Я достаточно хорошо понимаю, что мудрость настолько же отлична от глупости, насколько свет отличен от тьмы. У мудрого есть глаза, глупец же блуждает во тьме, но я знаю и то, что смерть неизбежна и для того и для другого. Екк. 2, 13-14

Всё в мире - и глупость и мудрость, и богатство, и нищета, и веселье и горе - всё суета и пустяки. Человек умрёт, и ничего не останется. И это глупо. Екк. 2, 16
Мудрого не будут помнить вечно, как и глупого; в грядущие дни все будет забыто, и увы! мудрый умирает наравне с глупым. Екк. 2, 16

Всему на свете своё время, всему под небесами свой час. Есть время родиться и время умирать, время сеять и время корчевать, время убивать и время лечить, время молчать и время говорить... время войне и время миру. Екк. 3, 1-8

Избрал Господь потомков Адама, отличил их от других существ, но увидел, что сами по себе они скоты. Екк. 3, 18

Участь людей и животных - одна. Как те умирают, так умирают и эти. Одна душа у тех и других, И человек не лучше бессловесной твари. Всяк обращается в ничто. Екк. 3, 19

Лучше горсть с покоем, нежели пригоршни с трудом и хлопотами. Екк. 4, 6



Двоим лучше, чем одному. Если падает один, то другой поднимет его, но одинокому помощи не от кого. Да и на жизнь вдвоём легче заработать. Екк. 4, 9 10

Лучше умный юноша, нежели царь старый, но глупый, уже неспособный внимать советам. Екк. 4, 13

Я ЧОКНУТЫЙ ИЛИ НОРМАЛЬНЫЙ? ОЧЕНЬ ВАЖНЫЙ ВОПРОС К ФРЕНДАМ!

Poll #2096758 Диагноз

Я чокнутый или нормальный?

Чокнутый
2(16.7%)
Нормальный
10(83.3%)


Начал читать "Огородные пугала"
Дениса Осокина и меня охватил азарт. Ну, вот жеж человек берет и описывает свою жизнь, то что и являет ее подлинное содержание. То, что наполняет голову от рождения до смерти. Балконы, лужи, сомнения, коньяк, воспоминания о позавчерашнем сне.

И мне тоже жутко захотелось свою жизнь также описать. Не для читателей, а для себя. Жизнь уже подходит к концу и мне стало страшно, что многосерийные сноведения о потаенных домах канут в лету. И никто об этом не узнает. Захотелось написать о стекляшках льда в первом микрорайоне, о том что утром в воскресенье они веселые, эти стекляшки, а вечером, когда в долине воют собаки, грустные. Писать без плана, а потом все складировать.

1972
1973
1974

и так до 2056 года. Желательно еще и по месяцам разбивку дать. Получится книга "Житие Мое",

В 2006 году, когда я пришел в интернет я начал делать нечто подобное - давать этакие потоки сознания. Но большинство людей написало, что я сумасшедший, "автор, ты че курил", "где траву берешь" и так далее. Ну и за год уже к 2007 я прекратил эти попытки описания РЕАЛЬНОЙ ЖИЗНИ. А теперь снова загорелся.

И я с тех пор не могу понять,

1) действительно я сумасшедший, что у меня такое в голове творится или

2) я чокнутый потому, что это есть у всех, но об этом СТЫДНО рассказывать.

Прошу дать ответ.

Что я имею ввиду? Возьмем, например, отрывок из прозы Осокина:

"покойная моя прабабушка анна семеновна горбунова страшно веселилась когда
наблюдала как я что-нибудь брал ногами. ее не стало когда мне было лет восем-
надцать. когда-то я каждое лето приезжал в камский город оса где она прожила
свою жизнь – в деревянном доме у пристаней. очень суровая – совершенно од-
на. каждому абсолютно говорила угрюмо ты. и на рынке и в райсобесе. не обща-
лась ни с кем из своих здешних родственников: ни с родными детьми ни с внукам
ни с детьми внуков. только криво улыбалась нам – кировской родне: моему от-
цу – вятскому внуку, моей маме – вятского внука жене, и вятским правнукам –
нам с сестрицей (хоть и не сразу припоминала наши с ней имена). я случайно как-
то заметил. брал носок с пола пальцами ноги. прабабушка увидела – и так
захохотала!.. подавилась даже рыбным пирогом. я спрашивал: что смешного? она
только еще больше смеялась. пришел отец и на меня наорал. было из-за чего
в общем-то: прабабушка уже сипела. надо же! надо же придумал! – кричала
сквозь слезы и показывала на меня крюченным пальцем. честно вам скажем: все
последующие разы предметы ногами мы брали уже нарочно – с сестренкой на
пару – у анны семеновны перед коричневым лицом. реакция прабабушки всегда"


Так вот это хватание предметов ногами у Осокина или докторская колбаса, которая изгибается при жарке у Гришковца - это авторская ебанутость или же это у всех такое есть, но просто люди об этом не говорят. Мне так кажется это у всех есть внутри головы, но просто стесняются люди и не говорят.

СКОЛЬКО НУЖНО ПИСАТЬ

Друзья кинокритики, писатели и журналисты. Сколько страниц текста (1 страниц 1800 знаков с пробелами) в среднем за месяц пишет типовой кинокритик, писатель или журналист. Я имею в виду только те тексты, за которые деньги платят.

НУ ПОЧЕМУ ТАК ПОЛУЧАЕТСЯ-ТО?

Сегодня в своем ЖЖ я получил образцовый комментарий в духе Яндекс-Дзена. Вот почему я презираю этот ресурс и не общаюсь почти там. Мне просто интересно, ЧТО же в голове есть у человека который написал вот такой комментарий к моему предыдущему посту об Украине.

"У вас точка зрения запредельного эгоиста, и вы этот запредельный эгоизм навязываете всем русским.
Почему бы не писать только от своего имени?
У вас очень бессовестная позиция. Наверное, вы либерал.
Либералы это люди, декларирующие свободу от совести. Им главное бабло и секс".


Я вообще обычно выясняловками с комментаторами не занимаюсь. Но после Дзена уже так настоемучил этот стиль общения, что просто хочу спросить у своих старых френдов. Обидно то, что совки и национально озабоченные товарищи сутками только и говорят о бабле, о том, что нужно покупать Мерседес, а Ситроен - для лохов, что в Турции, Крыму только лохи отдыхают, а я настоящие пацаны на Лазурном Побережье, что у них маленькая зарплата, что надо покупать только Canon, а Nicon не покупать, сутками пишут и комментируют посты, о том, как 10 способами познакомится с девушками, о, том, что за МКАДом жизни нет, как изменять и не попасться, о, том, о том и так далее, и тому подобное. То есть реально люди только о сексе, и деньгах думают.

А вот я, либертарианец, думаю о 1000 лучших русских писателей, о курдском кино, об урбанизме, о том, что не хочу в Москве, а хочу в колхозе и так далее, абсолютно ДУХъ, бесплотные эмпиреи, а вот я выходит СКОТ, который только о деньгах и бабах думает. Ну, как так получилось-то?

PS

Очень обидно, все с ног голову переворачивают. Я бы не писал об этом, если бы не получил 500 комментов в Дзене с обвинениями в стяжательстве земных благ. Эти левые народные печальники больше всех орут о бездуховности либералов, а именно они больше всего смотрят тупые сериалы, Комеди Клаб, первый канал, ничего не читают. А я же знаю, что типовой хрестоматийный либерал, кандидат наук и книжки каждый день читает и романы пишет, ходит в театр, на выставки, любит кстати глубинку и у нас и за границей, а не шик роскошных отелей и преподает в ВУЗах ведет часто довольно скромный образ жизни.

КРАСНАЯ ПАШЕЧКА

Я не понимаю, отчего в свое время всех так бесила Людмила Петрушевская.

Дмитрий Быков даже признавался, что “И в замечательном рассказе «Смысл жизни», который я никому не посоветую читать, даже человеку с самыми крепкими нервами, хотя там полторы страницы, вот после публикации этого рассказа в «Синтаксисе», я, честно говоря, надолго зарекся Петрушевскую читать”.
Например, в повести «Строгая бабушка» такое нагнетание ужаса, с одной стороны, и несчастности, с другой, что первая реакция — это желание запустить книгой в стену и больше никогда ее не открывать.

И еще многие, и многие бились в истерике и писали, что Петрушевская, мол, это сатана и юбке.

Ну, прочитал я этот рассказ и показался мне он довольно пресным, добрым, гуманистичным. Потом прочитал целую книжку Петрушевской “Девятый том” – книга мемуарных рассказов. И что же? Великолепная москвичка, мастерица виноватых взоров, художница, актерка, интеллектуалка, оппозиционерка, ренессансный человечек. Типичная современная представительница московской и питерской богемной элиты, только ярче и яростней. Но все в пределах НОРМЫ. Очень даже комильфо. Никакой крамолы я не увидел.

Вот “Настенька” у Сорокина или сцена отрезания голов русским солдатам чеченцами в 1999 году – это действительно страшно, а Петрушевская нет. Дело в том, что вкусовые пупырышки у меня зачерствели, рецепторы дофамина исчезли, оптика затуманилась, то, что было страшно в 1992 году, в 2019 году вызывает умиление.

В этой связи мне вспомнилась знаменитая пародия Иванова “Красная Пашечка”. Пародия на другую сочинительницу, но по духу это Петрушевская.
В конце лета мать с трудом оторвала голову от подушки и слабым голосом позвала Пашечку.

Уже лет десять прошло с тех пор, как ушел от нее муж, Пашечкин отец, красавец, левун, гулена, бабник, любитель выпить и закусить.
Мать слегла. Врачи определили полеомиелит, потерю памяти, тахикардию с перемежающейся экстрасистолией, хронический гастрит, чесотку и энцефалопатический сидром.
– Сходи к бабушке, дочка, – прошептала мать. – Отнеси ей пирожков. Пусть порадуется. Недолго уж ей осталось...
Бабушка жила одна в глухом лесу, где до ухода на пенсию по инвалидности работала уборщицей в Театре оперы и балета.
Как-то, заменяя внезапно умершую балерину, она упала в оркестровую яму, сломала ноги, руки, шею, позвоночник и выбила зубы.
С тех пор уже не вставала.
Раз в год Пашечка носила ей пирожки с начинкой из продукции фирмы "Гедеон Рихтер". Бабушка радовалась, счастливо улыбалась, ничего не видя и не слыша, и только выбивала желтой пяткой мелодию вальса "Амурские волны".
Вот и сейчас Пашечка собрала корзинку и, тяжело опираясь на костыли, вышла из дому.
Все называли ее Пашечкой из-за нездорового румянца, который был у нее с детства. Она страдала рахитом, эпилепсией, слуховыми галлюцинациями и аневризмой аорты. И ходила поэтому с трудом.
На лесной тропинке встретился ей Алексей Сергеевич Волк, лучший в лесу хирург - золотые зубы, резавший безболезненно и мгновенно.



У него было размягчение мозга, и он знал это. Жить оставалось считанные минуты.
Еле передвигая ноги, Волк подошел к упавшей от изнеможения Красной Пашечке. Она слабо улыбнулась.
– К бабушке? – тихо спросил Волк.
– К ней.
– Поздно, – сказал Волк и, привалившись к березе, дал дуба.
Пашечка вздохнула и отошла. Последнее, что она видела, был пробежавший мимо хромой заяц с явными признаками язвы желудка и цирроза печени.
Она приказала ему долго жить.

НАСТОЯЩАЯ АТОМНАЯ БОМБА!

Уж сколько говорилось об актуальном остром политическом кино в России. Ну, отчего бы не снять фильм по роману Генералиссимуса Советской Литературы Юрий Бондарева "Бермудский Треугольник" о событиях октября 1993 года. "Батальоны просят огня!" Сериал "Освобождение" и "Горячий Снег" в одном флаконе.

Уверен, что ажиотаж у фильма будет огромный. 126-летний аксакал литературы, современник Троцкого, еще задаст жару Тарантино! Я, разумеется, не поддерживаю его мировоззрение, но мне все равно. Искусство требует жертв. Это лучше, чем Красно-коричневый Проханова.

https://mybook.ru/…/yurij-vasi…/bermudskij-treugolnik/read/…

– Да ты, курвина, наверняка наших на площади гробил! Сука! Предатель! Правду хочешь? Держи, инспектор… – выговорил Костенко и тем же прямым боксерским тычком ударил парня в лицо. – Нет, предатель, живым ты отсюда не выйдешь! Теперь ты не наш! – крикнул он, глухо смеясь, так же, как смеялись те, пятнистые в скверике, расстреливая казачонка.

То, что произошло в следующую минуту, было резким, неожиданным, разорвавшим что-то неразумное в сознании Андрея, и он увидел, как Серегин крутым взмахом захватил руки лейтенанта, притиснул его к себе, разворачивая спиной, заломив его руку с такой неистовостью, что тот, подломленно изгибаясь, матерясь, испустил нечеловеческий вопль, вмиг разрушающий и его невинную белокурость, и его белозубость, и его противоестественность речи воспитанного городом провинциального парня. И этот животный вопль, перемешанный с изощренным матом, этот крик боли лейтенанта в каком-то полоумии сместил, смешал, перевернул все в комнате – раздались другие крики, ругательства, команды, мстительные, злобные, взвившиеся голоса, сразу метнулись в одну сторону серые фигуры, камуфляжные куртки, столпились, затолкались вокруг лейтенанта и спортивного парня, над его головой засновали, взвивались и опускались кулаки, взлетала рубчатая рукоятка пистолета, зажатая в пальцах низенького, колючего, как еж, разъяренного милиционера, суетящегося хромовыми, совсем игрушечными, на высоких каблуках, сапожками, подпрыгивающего, норовящего ударить парня в лицо, которое в разводах крови стало неузнаваемо яростным, отрешенным, страшным лицом человека, понявшего, что его не пощадят.

Он пытался вырваться из облепившей его воющей толпы, разбрасывал нападающих локтями и коленями, влепливая удары в головы, в подбородки, в хрипящие рты, и кто-то из омоновцев истошно кричал: «Завалить его, завалить!» – и точно подбитая птица, пищала, взвизгивала, кусала себе руку девушка в джинсах, и мужчина-язвенник с суматошными вскриками «Что вы делаете, фашисты?» кинулся разнимать, а молоденький омоновец резким выбросом автомата в живот откинул его в сторону. Мужчина согнулся, охватил живот, со слезной натугой продохнул: «В язву ты меня, вошь мокроносая! Ах, щенок! Ты ж в сыны мне!..» – и задавил слова сиплым стоном. Молоденький омоновец бодливым козликом вплотную подскочил к нему, в перевозбужденном веселье ощерил мелкие зубы: «Ничего, пройдет, отец! Я тебя по-сыновьи вылечу», – и выпадом «коли!» вторично воткнул ствол автомата в живот мужчины. От этого удара у мужчины подломились ноги, он качнулся назад, сел на пол и, онемевши от боли, лишь открывал рот, хватал воздух, слезы застилали ему глаза, текли по морщинам щек.

Все это пронеслось перед Андреем с немыслимой быстротой, в то же время все смертельно врезалось в него, как если бы мчались последние минуты жизни в этой захолустной милиции, в этой комнате пыток. Спасения и милосердия не было нигде – ни там, у Дома Советов, ни здесь. И оглушающая мысль о всеобщем безумии, о всеобщей обреченности пришла к Андрею неотвержимо и ясно. Кричащая, хрипящая в озверелой жажде крови толпа серых кителей и камуфляжных курток смыкалась и размыкалась вокруг Серегина, отбрасываемая его мощными кулаками, его молниеносными разворотами; кто-то ударил его сзади в затылок прикладом автомата, а когда над его поваленным телом, тяжело хакая, хекая, как при рубке дров, сгрудилась толпа милиционеров и омоновцев, работая ногами, низкий голос капитана, набравший свинцовую властность, покрыл все звуки в комнате:

– Наручники на суку! Мордой в пол! Наручники!

– Дай его мне, капитан! Я сам с ним! Я из него сам всю мочу выпущу! В угрозыск на небеса отправлю! Мой он, курвина, мой!.. – надрывно вопил Кустенко, по-звериному, отталкивая всех от лежащего лицом вниз на полу Серегина, рывками завел ему руки и защелкнул наручники. – Теперь ты у меня закукарекаешь, инспектор! Мочой и говном изойдешь!

И с остервенением и оттяжкой врезал носком ботинка под ребра Серегина, не издавшего ни стона, ни вскрика, только сильнее вдавившегося в пол, извилистая струйка крови стремительно потекла из угла его учащенно дышащего рта на подбородок и шею. Второй удар ногой был опять рассчитан под ребра, от силы удара Серегин вздернул голову, плюя розовыми сгустками, сделал попытку приподняться, взглянуть избоку заплывшими кровью глазами на Кустенко. Изуродованное лицо Серегина усмехалось какой-то еще никогда не виданной Андреем усмешкой торжествующего презрения, потом глаза дрогнули, точно вспомнили что-то, поискали в комнате, быть может, силились найти и, как давеча, подмигнуть ему, Андрею. И Андрей близко увидел взбешенное, со следами крови под носом лицо лейтенанта Кустенко, кричавшего: «Хребет переломаю!»

1000 ЛУЧШИХ РУССКИХ ПИСАТЕЛЕЙ

Составил рейтинг 1000 лучших русских писателей всех времен и народцев.

1. В него входят только прозаики, эссеисты, публицисты, беллетристы, но не входят поэты и драматурги. На Новый 2020 год, возможно, я составлю общий список вместе с драматургами и поэтами. Русских поэтов очень много - 5 миллионов, поэтому я в этот раз решил их не включать, ибо непочатый край работы. Если поэт или драматург писал прозу, то он вошел в этот список.

2. В список вошли не только писатели Российской Империи, СССР и Российской Федерации, но и все русскоязычные писатели Эстонии, Латвии, Украины, США и Папуа-Новой Гвинеи. В общем, все, кто писал по-русски.

3. Обращает внимание на себя тот, факт, что абсолютно все заметные писатели – это древние старцы. Они либо уже давно лежат в могиле, либо ушли на пенсию, либо вот-вот ее получат. Мне казалось, что современный писатель, это такой бодрый молодой горожанин в квадратных очках. Ан, нет. Сорокину уже 64 года, Пелевину – 57 лет, Петрушевской – 81 год, Алексею Иванову – 50 лет, Роману Сенчину – 48 лет, Татьяне Толстой – 68 лет и так далее.


Collapse )