Category: искусство

АНКЕТА

Богомудрая Оля olgalit затеяла опрос. Долго я мучился и пришел к таким ответам.

1. Волонтерство в виде перечисления денег на счет благотворительного фонда/организации/проекта или в виде распространения информации в социальных сетях?

Никогда! Никакого волонтерства.

2. Покупка винтажной парфюмерии: на развалах "блошиного" рынка или на специализированном сайте для коллекционеров?

Просто даже не думал об этом.

3. Проиграть очень сильному и мастеровитому сопернику или выиграть у того, кто лишь на чуть чуть сильнее тебя?

Выиграть любой ценой, особенно сладко побить слабого соперника.

4. Зоопарк или цирк?

Цирк

5. Какую бы суперспособность ты выбрала при возможности: знать будущее или читать мысли людей?

Знать будущее.

6. Экскурсия на другую планету или в прошлое?

В прошлое.

7. Лучше делать несколько дел одновременно или в порядке очередности, сначала одно,затем другое?

В последнее время горой стою за поочередность. Это сильно помогает.

Ой, всё!

МАЛАФЬЯ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ФИЛЬМА

Не бывает объективно плохих или объективно хороших фильмов.

Формальное содержание фильма (книги, картины, интерьера, дизайна и так далее) ограничивает, но не определяет полностью его художественного содержания и смыслов, которое оно порождает. Не предопределяет его величия или ничтожества. Художественное произведение всегда существует в каком-то культурно-историческом контексте.

Пол, возраст, уровень доходов, образование, национальность, политическое воззрения зрителя – все важно. Время просмотра, вид просмотра, мнения прессы, все, все влияет на прочтение фильма, а значит и на его художественное значение, которое всегда исторично.


Фильм “Дело было в Пенькове” – будет по-разному прочитан негром, вышедшим из глубин Африки, хиппи из 1970 года, простым колхозником из бедного села на Вологодчине, голубым кинокритиком из Сан-Франциско, Луи Альтюсером из Франции, богатым председателем колхоза в Кущевке, пролетарием 3 раза в 1971, 1989 и в 2018 году (каждый раз по—разному). Да и Вами самими, дорогой читатель, в детстве, юности и на пороге смерти.

Да, что там говорить даже в России в и 2019, 2039 и 2288 году общество будет по-разному воспринимать одного и тот же “Джокера”.



Можно даже сказать, что содержание фильма — это химическая свадьба Иогана Розенкрейцера, где экранный образ женится на Вашем сознании и подсознании, а потом еще и перемалывается в общественном обсуждении. Ибо, если все начинают хвалить один фильм, то тут же образуется партия его противников, просто чтобы не петь в унисон с хором. А так бы, если бы не хвалили, то фильм бы еще и мог понравится.

Художественное значение фильма (книги, скульптуры) это текучая субстанция как кровь или малафья.





ОДД НЕРДРУМ - ЖЕРТВА ПОЛИТКОРРЕКТНОГО ЗАПАДНОГО МИРА

Я помню, какое сногсшибательное впечатление произвела на меня фильм Тарсема Сингха “Клетка”. Особенно живительные картины мира подсознания. Каково же был мое изумления, когда я увидел в картине одного из норвежских художников сцену из этого фильма. Автор полотна - Одд Нердрум.





Естественно, что это Сингх позаимствовал это у художника, а не наоборот, поскольку полотно было написано гораздо раньше.

Одд Нердрум это мастер - причастный истинному благочестию. В свое время он бросил вызов модернистскому направлению в искусстве, которое царило в Европе, возвратившись к корням, к реалистической живописи, но сделал это через ироническое ее переосмысление. Нечто подобное можно наблюдать у нашего Виноградова.





За это его невзлюбил богемный монпарнас и скандинавский женком. Новые деспоты Политкорректной Империи Запада нашли пустяковую причину и заключили его в темницу, как и Ассанжа, отобрав холст, краски и перебив ломом пальцы. Вот, вам и свободный мир.

Его полотна, выполненные исключительно в бурнастых и нанковых тонах, чужды прозе жизни. Наоборот, в них сквозит Вечность и Высокия Эмпиреи. Это живопись душного вечера, когда речные тяжелеют струи, когда кони медленно ступают – типичная Мандельштамовщина и Сокуровщина.








МНЕНИЕ "СИНЕТИКЛЯ" О ЗНАМЕНИТЫХ ЖУРНАЛАХ "ИСКУССТВО КИНО" И "СЕАНС".

http://cineticle.com/reviews-/1665-metacritic-seance-67-kinoart-56.html

1."Номер начинается с необязательной и обидной оплошности. Василий Степанов в редакторской статье «Жажда сатисфакции» бросается словосочетанием «мощный дебют» в адрес «Лунного света» Барри Дженкинса, второго полнометражного фильма афроамериканца. Третий абзац текста 300-страничного журнала, а уже глаз дёргается".

2."А о кино ли журнал я читаю?"

3."Всё больше про «контекст», заявленный в слогане, который ограничивается сухими банальностями и одно-, в лучшем случае, двухходовыми размышлениями".

4."То же самое, проведя антонимический разворот, можно сказать и о российском кинокритическом дискурсе. Получится что-то вроде «старых людей, или молодых, но уже ставших старыми, в своём обратимом столичном пространстве вкуса. Они довольно миролюбивы, пассивны, но их также много и они опасны для культуры»

5."Больше напоминает работу над рефератом, когда выдернутые из Википедии цитаты «для веса» копируются в текст. Случай с Петриком весьма показателен для «Сеанса» в его нынешнем состоянии, который превратился в сборник школьных сочинений и студенческих эссе с абстрактной поверхностной проработкой исходного материала".

6."Андрея Плахова, который вспоминает героинь прошлого, вроде Катрин Денёв и Бриджит Бардо, умиляясь их отстраненности от #metoo, можно смело пропустить".

7."Безусловно, дискутирующие утверждают собственную цеховую значимость, тут всё понятно".

ГИБЕЛЬНАЯ НАДМЕННОСТЬ САМОУСЛАЖДЕНИЯ

В общем, московское актуальное искусство развивалось в формах, пристойных и интересных для инсайдеров, но достаточно диковатых для неподготовленного потребителя. Ведь что такое искусство с его, неподготовленного потребителя, точки зрения? Это живопись, скульптура, графика, макраме. Ну, Дымково еще. А тут – черт знает что такое, чего еще совсем недавно нельзя было увидеть ни на Всесоюзной художественной выставке «Советская Россия», ни даже на фестивале творчества народов СССР. То есть картина – реалистическая картина - как наиболее массовый и привычный предмет, считающийся произведением искусства, потребителю практически не была дана в ощущениях. Реалистическая картина московским актуальным искусством презиралась, над ней отрыто потешались и насмехались в голос. Она считалась совковым отстоем. Если в тусовку попадал человек, всерьез пишущий портрет-пейзаж-натюрморт-жанр, с ним общались как с недостаточным.

И вот во всем этом тандем (как сейчас говорят) Дубосарский-Виноградов вдруг предложил в рамках актуального искусства этот совершенно традиционный и третируемый продукт – картины. Причем, не просто картины. Копии модернистских стандартов выставлял тогда, скажем, и Тер-Оганян. Дубосарский-Виноградов предложили картину в самом прОклятом в то время вместе с коммунизмом классическом соцреалистическом стиле. Ну, что-то вроде Аркадия Пластова. Тем более, что писать картины они, в отличие от большого числа актуальных художников, умели – оба закончили училище 1905 года, а потом и Суриковский институт.

Ниже падать было некуда. Ну, оставалось еще разве что Дымково. Скажем прямо, профессиональная публика была в недоумении. Она тогда потерялась. Типа, что это за откровенно ретроградная позиция? Или это полный идиотизм? Ну, ладно еще Виноградов! Он после окончания института работал художником на мебельной фабрике и в качестве актуального художника себя никак не проявлял. Но Дубосарский-то, с его мощным и долгим бэкграундом хотя бы в виде участия в могучем проекте «Галерея на Трехпрудном» - многолетнем и одном из самых продвинутых тогда проектов московского актуального искусства – как он-то докатился до подобного штрейкбрехерства?!

На самом деле Дубосарский-Виноградов завернули совершенно точно просчитанную и безумно красивую поганку, по сути своей не менее радикальную, чем голый Кулик или Осмоловский с нецензурной лексикой на Красной площади. В чем, конечно, все продвинутые люди через некоторое время все-таки разобрались.

Итак, переходим к сути проекта. Начнем с того, что это высказывание совершенно персонажное. То есть, все эти картины как бы сделаны неким жизнерадостным и не особо разборчивым художником, который раньше, условно говоря, писал картины про коммунизм, а теперь перешел на обслуживание другого доминантного клиента – новых русских. То есть язык произведения остался прежним – ведь он же, этот гипотетический художник, по-другому не может, да и гипотетический потребитель другого языка не понимает – а тематика произведений изменилась в соответствии с веяниями времени.

Виноградов & Дубосарский. Невыносимая радость бытия. Самая большая провокация в современном российском искусстве
Мишка и Барби

То есть, в отличие от других мастеров актуального искусства, беспрерывно воюющих со всеми, начиная со зрителя и заканчивая Богом, Дубосарский-Виноградов заняли позицию полнейшего и беспринципнейшего конформизма и полного приятия всего, что происходит в мире. Они продемонстрировали готовность обслуживать самый примитивный вкус, воплощать самые незатейливые фантазии, делать все очень красиво и предельно понятно. Они полностью отказались от своих творческих амбиций, стремления к уникальности, новаторских интенций и всего остального, что входит в характеристику с места работы актуального художника. Они полностью растворились в гипотетическом заказчике под вечным девизом «Чего изволите?». Все это, естественно, как бы.

О том, что это – как бы, говорит многое. Самое главное – это, конечно, перебор во всем. Если красота – то такая, что уже тошнит. Если счастье – то тоже тошнит. Если сентиментальность – то, естественно, тошнит. Если торжественность – то, извините, опять же тошнит. Не дождешься от Дубосарского-Виноградова простого, нормального, человеческого чувства. Ну, чтоб не тошнило.

Кроме того, тандем не пошел выставляться в коммерческие галереи. Он продолжал работать на тех же площадках актуального искусства, что и раньше. То есть потребитель их искусства остался тот же, что и у искренних, радикальных нонконформистов.

Опять же часто встречающийся в работах Дубосарского-Виноградова абсурд доходчиво сигналит нам о том, что это - как бы.

Короче, под видом честного, крепкого, тупого китча нам подсовывают типичную симуляцию, остроумную и хорошо сделанную. Не случайно их работы идут на ура и среди тертых посетителей галерей актуального искусства и среди тех, кто про это искусство никогда не слышал. Впрочем, воспринимают те и другие эти работы по-разному. Вторые – по-честному, что особенно приятно авторам.

Вполне естественно, что выбранная Дубосарским-Виноградовым квазихолуйская позиция позволяет им творчески перерабатывать всяческую поп-культуру. Ведь их гипотетический потребитель ее потребляет. И вот из-под кистей Дубосарского-Виноградова выходят общедоступные мифологические конструкты, наполненные отечественным содержанием.

Или получается какая-то хоррор-голливудщина, опять же, российского розлива.

Или просто дебильно-радостная попса, переодетая в наши вещи, неброские, но ноские (тут я не пытался писать в рифму, просто других слов не нашел).

Надо сказать, что при всем своем сюжетном патриотизме и при всей боли за судьбы Родины Дубосарский-Виноградов не обходят в своем монументальном творчестве (а картины у них о-о-очень большие) и зарубежные темы. Тем более что первый реальный заказ они получили из Германии. Вот этот.

Они его получили после того, как написали картину, посвященную очередной годовщине объединения Германии. Как видите, перед зарубежным клиентом тандем прогибается не выше, но и не ниже, чем перед отечественным.

Эта германская история – давняя, но интерес к иностранным событиям у них не пропал и сейчас. Вот картина на избрание Обамы - прямо «Наполеон на перевале Сен-Бернар» (Жак Луи Давид, 1800. Холст, масло, 264х231 см. Художественно-исторический музей, Вена).

Истоки творческого метода Дубосарского-Виноградова лежат, безусловно, в поп-арте. Там тоже под видом радостного приятия общества потребления лежала хорошо скрытая ирония по поводу этого общества. Эту связь тандем даже визуализировал.

Виноградов & Дубосарский. Невыносимая радость бытия. Самая большая провокация в современном российском искусстве
Уорхол в Москве

Тут фишка в чем? Уорхол – один из ключевых поп-артистов, о нем в Википедии есть – в Москве никогда не был.

В общем, надо закругляться, а то у меня по знакам перебор. Короче, сейчас Дубосарский-Виноградов входят в пятерку самых известных российских художников, их работы продаются за десятки тысяч долларов или евро - как получится. И хранятся в очень знаменитых музеях. А когда-то мастерская Дубосарского находилась в заброшенном сквоте в Трехпрудном переулке, и под раковиной там стояло ведро.


Подробнее: https://adindex.ru/publication/gallery/2011/07/22/69484.phtml


































ДАСГУПТА, ПАТИНИР И АБДРАШИТОВ



Визуальный мир Абдрашитова имеет странное свойство, зритель делается как бы странником происходящего на экране. Загадочное, немеющее время. Нечто подобное я встречал у индийского режиссера Дасгупты в фильме Воспоминания в тумане и у фламандского живописца Патинира на картине Пейзаж с "Хароном, пересекающим реку Стикс".









НЕБЕСА ОБЕТОВАННЫЕ

Когда я был маленьким, то самым печальным зрелищем после передачи “Ленинские университеты миллионов” был балет, особенно фильм-балет “Анюта” по мотивам рассказа Чехова. Наверное, чтобы повергнуть население в пучину страданий во время похорон Брежнева и Андропова правительство по телевизору обязательно показывало балет “Лебединое озеро”.
Шли годы и мое отношение к этому виду искусства не выходило за рамки афоризма: “Балет — это мужчины в таких тесных трико, что можно определить их вероисповедание”.

Но сегодня меня я понял глубину моего невежества. Посмотрел документальный фильм Стивена Кантора “Танцовщик”. Как раз о балете. То ли настроение у меня было игривое, то ли подействовала обстановка – не знаю, но картина мне очень понравилась.

Моя кузина, балетоманка, пригласила меня вчера в гости на новоселье на Кутузовский проспект. Хотя и приехала в Москву 5 лет назад из Челябинска, а уже купила квартиру на 22-м этаже в небоскребе. Лучезарная, поднебесная, аристократическая хата, гордо парящая над плебейскими пятиэтажками, на которые уже движется полк рычащих Собянинский бульдозеров, привели меня вчера в какое-то неописуемое веселье. Отмечали новоселье допоздна.

Проснулись поздно. И кузина потащила меня в кинотеатр “Пионер” недалеко от дома на этого самого “Танцовщика”. Тот, кто видел фильмы Шазелла “Одержимость” и “Ла-Ла-Ленд”, а также документалку Вендерса “Пина. Танец страсти” могут составить приблизительное представление о сюжете. Танцовщик – это нечто среднее между “Одержимостью” и “Пиной”.

Итак, перед нами своеобразные “Через тернии к звездам” простого парубка из Херсона, Сергея Полунина, суперзвезды балета, который в 20 лет прибил в 2 пинка и Барышникова, и Нуриева, и вообще всех танцовщиков и балерин на свете. Достаточно сказать, что уже в 19 лет он самым молодым премьером Королевского балета в Лондоне, а его балетные ролики на youtube собирают 20 миллионов просмотров.

Фильм – неплохой, пересказывать его сюжет нет никакого смысла, ибо тогда он станет неинтересный. Лучше бегите, смотрите, любите балет как кузина и покупайте недвижимость в столице.

АНДРЕЙ ЗВЯГИНЦЕВ - ГЕНИЙ



Так вышло, что мы с Андреем Звягинцевым когда-то много общались. Он звонил мне даже и в 2 часа ночи и мы не могли наговорится. У него обширный кругозор, острый ум и дар рассказчика. Говорит - заслушаешься. Я еще тогда понял, что это - не только первый режиссер России, но и грядущий Лев Толстой XXI века. Идут годы и его талант общественного мыслителя засверкал как лучистое солнце сквозь мрак облаков.

В ответ на отчаянное, глубокое и чрезвычайно важное для сегодняшнего дня высказывание Константина Райкина о цензуре на следующий день высказался пресс-секретарь нашего президента Дмитрий Песков. Позволю себе высказаться тоже.

Вот прочитал намедни о его битве с Левиафаном.

"Совершенно очевидно, что в пространство культурной жизни страны цензура вошла в полный рост. Отрицать это может только лжец или невежда. Запрет спектакля, запрет выставки, запрет публикации текста — все это и есть цензура. Просто невероятно, с какой легкостью сейчас происходит подмена понятий. Никто даже и не морщится. Мы говорим: «Это цензура», они говорят: «Это госзаказ». И еще нам же предлагают «не путать понятия». Вы сможете назвать хоть один оперный театр или хотя бы с десяток кинокартин, созданных без участия государства? Ситуация в нашей экономике и культуре сейчас такова, что их нет. Стало быть, следуя логике пресс-секретаря, для которого «если государство дает деньги… оно заказывает произведение искусства на ту или иную тему», выходит, что практически вся культурная жизнь России сегодня ангажирована властью.
Подробнее:

http://kommersant.ru/doc/3126654

ЧТО ТАКОЕ ИСКУССТВО?

А вот, унитаз, который стоит в туалете, это – искусство или нет? А тот же унитаз, перенесенный на арт-выставку, уже искусство? А деревенский сортир, с дыркой в полу это искусство? А дизайнер, конструирующий модные унитазы, занимается “искусством” или нет?

Скажем, художественный фильм “Трудно быть богом” – это “искусство”? А рецензия кинокритика Денис Горелова – об этом фильме искусство? А рецензия на этот же фильм Экслера, а простого блогера текст, а “продвинутого” киноблогера рецензия, а высказывание безымянного зрителя “КГ/АМ”? Это “искусство” или нет? Если, допустить, что рецензии – это не “искусство”, то очерк того, же Горелова о березовой роще – это уже “искусство”?

В какой момент качество текста или вид текста превращает его в искусство? Определятся ли “искусство” имманентными свойствами предмета или текста или же “искусство” определяется контекстом в котором предмет или текст существует?




ЗВЕЗДНЫЙ КНЯЗЬ КИНОКРИТИКИ - ДЕНИС ГОРЕЛОВ

Нашел в сети интересную подборку ТВОРЧЕСКИХ ПОРТРЕТОВ КИНОКРИТИКОВ.

Среди прочих - и мой избранник - Денис Горелов. Горелов пишет сравнительно мало, зато страшно интересно. Каждый его текст - можно распечатать и повесить в серебренную рамочку на стенку. Его рецензии настолько вкусные, что хочется бежать смотреть раскритикованную им киноленту сразу, без оглядки.

http://www.kino-teatr.ru/kino/art/kino/4245/print/






Творческий портрет медиакритика М.И. Туровской
Творческий портрет медиакритика Н.М. Зоркой
Творческий портрет медиакритика Л.А. Аннинского
Творческий портрет медиакритика Д.Б. Дондурея
Творческий портрет медиакритика А.С. Плахова
Творческий портрет кинокритика М.С. Трофименкова
Творческий портрет кинокритика С. Кудрявцева
Творческий портрет медиакритика В. Кичина
Творческий портрет медиакритика К.Э. Разлогова
Творческий портрет медиакритика и медиапедагога В.В. Егорова



Денис Вадимович Горелов родился в 1967 году в Москве. В 1984-1989 годах учился на филологическом факультете в Московском государственном педагогическом институте. После его окончания работал кинообозревателем, редактором, корреспондентом, сценаристом. Его сценарные работы воплотились в телепрограммах канала НТВ («Куклы», «Намедни 1961-1991. Наша эра»). Публиковался в журналах: «Искусство кино», «Сеанс», «Советский экран», «Столица» и др.; в газетах: «Сегодня», «Русский телеграф», «Московский комсомолец» и др. Написал статьи для энциклопедического издания «Новейшая история отечественного кино. 1986-2000. Кино и контекст». С 1995 года – член Союза Кинематографистов России. В 2001 на кинофестивале «Белые Столбы» был признан лучшим киноритиком 2000 года.


Творческий портрет медиакритика Д.В. Горелова



Денис Вадимович Горелов родился в 1967 году в Москве. В 1984-1989 годах учился на филологическом факультете в Московском государственном педагогическом институте. После его окончания работал кинообозревателем, редактором, корреспондентом, сценаристом. Его сценарные работы воплотились в телепрограммах канала НТВ («Куклы», «Намедни 1961-1991. Наша эра»). Публиковался в журналах: «Искусство кино», «Сеанс», «Советский экран», «Столица» и др.; в газетах: «Сегодня», «Русский телеграф», «Московский комсомолец» и др. Написал статьи для энциклопедического издания «Новейшая история отечественного кино. 1986-2000. Кино и контекст». С 1995 года – член Союза Кинематографистов России. В 2001 на кинофестивале «Белые Столбы» был признан лучшим киноритиком 2000 года.

Творческий портрет медиакритика Д.В. Горелова


Тексты Д. Горелова адресованы как интеллектуалам, интересующимся историей кинематографа и событиями прошлого века, ищущим взвешенной оценки явлений массовой культуры, так и более широкой аудитории.
Д.В. Горелов много пишет о давно сошедших с экрана фильмах и актерах, служивших десятой музе в XX веке. В журнале «Комсомольская правда» он ведет колонку, где часть его рецензий объединена темой «вспоминаем репертуар кинотеатров юности». В них критик описывает впечатления советской аудитории от просмотра отечественных и западных художественных фильмов. В небольших по объему текстах (1-2 стр.) ему удается отразить различные зрительские реакции: инфантильность в восприятии брутальных героев и эротические переживания мимолетных полуоткровенных сцен, масштабность влияния на аудиторию заграничной экзотики и близких сердцу советского зрителя гайдаевских и рязановских персонажей. В этих рецензиях чувствуется теплая ирония критика. Наверное, в его памяти живы собственные юношеские сопереживания добрым и честным персонажам и чувство тогдашнего удивления вольным поведением европейцев.



Вспоминая фильмы прошлого века, Денис Вадимович язвительно иронизирует по поводу сублимированных европейскими режиссерами национальных комплексов (например, роль Франции во второй мировой войне), амплуа, сыгравших фатальную роль в жизни актеров, социальной беспечности, свидетельствующей об общемировом снижении уровня культуры, инфантильности авторов фильмов и их доверчивых зрителей, коллективных фобий, сформированных под влиянием научно-технического прогресса и массовой культуры.