Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Отчего у немцев нет чувства юмора

Сколько я не смотрю пока немецкие фильмы, столько больше убеждаюсь во мнении, что у немцев напрочь отсутствует чувство юмора. Хоть режьте меня, хоть жгите, я в этом своем мнении окончательно укрепился.

В Германии есть культовая комедия - “Пунш из жженого сахара”. Фильм был запрещен долгие годы потому, что был снят при Адольфе Гитлере 1944 году, но потом в 1969 году его разрешили и картина имела бешеный успех. Многие годы спустя “Пунш из жженого сахара” в ФРГ демонстрировали на новогодние праздники, как у нас “Иронию Судьбы”.

Сюжет фильма развивается в 19 веке и посвящен школьным проделкам. Начинается действие с того, что собираются в бирхофе три 65-летних старикана и начинают вспоминать школьные годы чудесные, хохочут над тем, что 50 лет тому назад они подкладывали иголку под зад учителя и рисовали мелом на школьной доске карикатуру.

Потом приходит старикан чуть помладше - лет 55-ти. Выясняется, что он не ходил в школу, а образование получил с гувернерами. В 55 лет – он уже именитый пейсталь, журнализд, то се. (У меня подозрение, что всех молодых актеров просто в 1944 году забрали в Армию).

Но сей пробел в образовании друзья решают устранить – отправляют его в 12-ый что ли класс провинциальной школы под видом молодого. Пейсталь одевает шортики, очечки и якобы выглядит мальчиком (на самом деле семикратным второгодником-имбецилом) и вот он снова начинает куролесить в школе, приобщается якобы к Школьнаму Йумару – подсказывает двоечнику, (такому же инвалиду Вермахта) показывая солнечным зайчиком на карте как двигались по Европе готы – немцкий зрители тут якобы ржут как лошади. И так далее.

Я представляю, какой разрыв шаблона был бы у немецких школяров, если бы они попали в русскую или советскую школу времен Гай-Германики или даже Чучела или даже Визбора:

“Зверю-директору он партой угрожал,
И парту бросил он с шестого этажа,
Но, к сожалению, для школы, не попал”

А так, конечно, солнечные зайчики.

В подавляющем большинстве немецких фильмов герои могут часами рассказывать, что они опоздали на работу потому, что трамвай в этот день пришел на 20 секунд раньше. А потом это опоздание еще раз 5 обсосать – со сослуживцами, с любовницей, с женой, с друзьями и с собакой – и все это: подробно, долго и без тени иронии.

Мне кажется, что немцы смогли осуществить столь широкий экстерминатус народов лишь оттого, что у них еще и чувство юмора отсутствовало. Посмотрите на нацистские парады или квадратные танки – это же смешно. Только идиот может не смеяться, глядючи на надутого Геринга или немецкого официра – предмета насмешек сотен анекдотов и фильмов других стран.

НО! Есть 1 исключение в немецком кино. Клаус – водитель погрузчика, но тема йумара еще больше объясняет Гитлера и К.

Поколение 70-х против Поколения 80-х. Советское школьное кино и Путинская Эпоха.

Феномен “советского школьного кино” связан не только с кино, а еще и со “Школой” как таковой. Каким-то странным образом “Школа” в эпоху застоя стала одним из центральных векторов жизни. Почти все знаменитые школьные фильмы были сняты при Брежневе. До Брежнева школьное кино только зарождалось, после Брежневе оно начало умирать.



Я уже писал, что каждое десятилетие выдвигает те или иные социальные страты на первый план. “Нулевые” XXI-го века выдвинули чиновников и блоггеров. 90-ые - бизнесменов и братанов. 80-ые – рокеров и андеграунд. 60-ые - лириков, физиков и космонавтов. 30-е - летчиков и танкистов. 60-ые и 70-ые годы XIX века – разночинцев и интеллигентов. 90-ые годы XIX века промышленников и банкиров. Екатерининское время подняло дворян на немыслимую высоту и так далее.



А вот 70-ые годы XX века выдвинули “школьников”. “Школа”, “молодой педагог”, “директор-новатор” – вдруг попали под фокус общественного внимания в нашей стране. Почему? Об этом чуть попозже. Потом уже в 80-ые и 90-ые “Школа” и вообще система образования, в том числе и ВУЗы, ушли на периферию жизни. Я был свидетелем ослабления накала образования, остроты школьной и университетской жизни, поскольку учился почти беспрерывно с 1975-го по 2000 год. У меня была школа, 2 универа, с перерывом на армию, потом 5 лет аспирантуры.



Помню, что в 1977 году какая-нибудь контрольная ГОРОНО приравнивалась к “высадке человека на Марс”, то в 1999 году студенты Нижневартовский ВУЗов, мои друзья, сдавали экзамены по любому предмету наобум. Часто кафедры вводили предмет уже в конце семестра. Давали 4 дня на подготовку. Все приходили, списывали открыто из учебников, препод отворачивался или вообще уходил из аудитории. Студиозы получали свои пятерки в зачетки и уходили счастливые. Я этого до сих пор не понимаю такой учебы. В чем смысл?







Так вот, почему “Школа” стала столь интересна для кинорежиссеров в 70-ые годы? Дело в том, что тогда советская этика загнивала и воняла вовсю. Режиссеры и сценаристы заметили, что гнила и воняла она именно в среде школьников. Это поколение было водоразделом, волнорезом, отделявшим социализм и романтизм 60-х от зарождавшегося индивидуализма и буржуазности. Конфликт в этом кино происходил из-за наступления бесчисленных циников и прагматиков как на старый сталинисткий педсостав, так и на романтиков “молодых педагогов” – “социалистов с человеческим лицом”, а также недобитых пока сентименталистов Лопухиных из среды одноклассников. Посмотрите на Лаврика из картины в “Моей смерти прошу винить Клаву К”, на комсорга Глеба из “100 дней после детства” и все поймете. Типичные Дмитрии Медведевы.





В 90-ые эти школьники 70-х были еще молодежью. Они были повернуты на обогащении. Многие шли в бандиты. Кое-кто к концу 90-х начал "подниматься" в бизнесе. Это поколение в детстве страдало материальным культом, поэтому с жадностью поглощало новые рестораны, курорты, автомобили или исходило гавном, если не получилось. В любом случае поколение 70-х в тараканьих бегах было циничино и настроено на победу любой ценой. Наконец, в “нулевые” школьники из Совкино пришли к власти. Путинская эпоха выросла из детей 70-х как бурьян в поле. Те, из школьников кому недосталось “Фордов Фокусов” в 90-ые возрадовались и уехали в Анталью, крича Путину – ура. Кроме того, бытование ребенка в 70-ые годы очень сильно зависело от авторитетов, в частности от авторитерета “Школы”, “Учителя” поэтому дети 70-х склонны к подчинению.

Путинская эпоха являет собой жизненный расцвет тех школяров 70-х.








А где-то с 2006 года повылазило новое поколение. Это генерация леваков-хипстеров, часто чурающихся карьерного роста, не стремящихся как дети 70-х к заработкам любой ценой. Их не удивишь сникерсом. Они с детства видят 100 сортов колбасы в супермаркете и не падают в обморок. Поэтому это поколение более интеллектуально, более возвышено, но интеллекутально оно весьма по-своему. У них совсем иной культурный код. Они много путешествуют, знают иностранные языки, сидят в Интернете сутками и они не привыкли к подчинению. В основном в больших городах это раздолби, кидалты, то есть kid-adults. К 2010 году они уже подминают потихоньку детей 70-х - циников-путинистов. Как это ни странно они формируют базис для нового социализма. Они склонны его идеализировать, склонны вообще больше мечтать.

Но все, же в чем-то дети 1980-х уступают детям 1970-х. Мышление детей 70-х - книжко-центрично, а мышление детей 80-х интернето-центрично. И хотя дети 1980 года более эрудированны, имеют больший объем знаний (это мое личное мнение) они проигрывает детям 1970 года в глубине мышления, так как читают несколько простоватые тексты в сети.



https://zen.yandex.ru/media/id/5ce28cca6ae53300b438f79c/pokolenie-70h-protiv-pokoleniia-80h-5cfe584a1dcee700b0e1f4e2

Умер Филатов

originally posted by maxilla_k в Чтобы помнили.

Семь лет назад, 26 октября 2003 года, не стало Леонида Филатова. Похоронен он на Ваганьковском кладбище недалеко от могилы Высоцкого.

могила Филатова
«могила Филатова» на Яндекс.Фотках

Я много раз видел его в спектаклях театра на Таганке (и даже в "Современнике"), студентами мы до дыр заслушивали кассету с записью его пародий "Таганка-75": http://litparody.ru/autors/filatov-leonid/, восхищались и восхищаемся его замечательными пьесами. Светлая память вам, Леонид Алексеевич!

P.S. Моя рецензия на мультфильм "Про Федота-стрельца, удалого молодца" здесь: http://maxilla-k.livejournal.com/102354.html

ЧМ-90

ЧМ-90 года по обыкновению не любят, а мне он люб. Такой плотный, консервативный ЧМ. К испаноязычным командам уже к этому времени охладел, но уже началось увлечение скандинавами. Болел за Англию, Италию и Швецию. Шведы пролетели, Англия играла совсем не так как сейчас. Вообще Англия пережила самые разительные перемены в последние 20 лет. В 1990 это был кондовый, британский стиль. Длинные передачи, воздух, хорошо поставленные удары, простые, но точные движения, атлетизм в обороне. Это уже потом англичане под влиянием многочисленных легионеров стали мутировать каждые 5 лет. Италия вместе со Скиллачи и Баджо блистала почти весь чемпионат. Играла вдохновенно, технично, комбинационно даже. Даже немного с акцентом на атаку. Но была уделана в своем же стиле увядающей, но злой Аргентиной. Немцы были просто тевтонским орденом и всех порвали.

1990 год я бесчинствовал. Только, что вернулся из армии, прозябал в промискуитете, готовил реформы системы образования, отправлял телеграммы в Министерство, ходил в тюремной робе, сочинял роман о Новой Зеландии, учил норвежский, начал употреблять алкоголь, брил брови, сделал алый шарф из красного знамени, летал на самолетах на дни рожденья, и окончательно поругался с преподами ТГУ. Мне предстоял переезд в Харьков, где я остепенился и женился. Но ЧМ-90 я смотрел ровно в том же месте, что и ЧЕ-90 – в хрущебе на Парфенова, в Тюмени.

Темная сторона Тюмени или "Тюменщик" Женя Васильев




Из Википедии имени Мирослава Немирова http://nemiroff.livejournal.com/:

“Не отставал и Ю.Шаповалов: так, обладая выданной его семейству в номенклатурном спецраспределителе заграничной швейной машинкой, мечтой любого человека СССР, он с ней поступал так: он ее брал - и в нее срал!
Ибо таковы были их нравы.

Тут спрашивают - как и зачем он в швейную машинку срал. Объясняю.

1982-й примерно год. Шапа приходит домой поздно ночью, напившись дрянного вина. Чтобы родители не обнаружили этого, он юрк к себе в комнату - и спать.
И спит.

Ночью в его организме в процессе сна его кишечник перерабатывает вино и начинает с яростной силой требовать дать ему возможность от продуктов его распада избавиться. Шапа вскакивает, еще пьяный, темно. Наощупь он бежит в сортир не разлепляя глаз; не зажигая света он нащупывает унитаз, откидывает крышку, взгромождается и начинает с шумом облегчаться.

Тут вспыхивает свет, все двери открываются, раздается дружный ах!, и Шапа обнаруживает себя сидящим орлом на швейной машинке - она такая в форме полированной тумбочки, высотой как раз с унитаз, и с откидной крышкой, как у унитаза - в спальне брата, майора КГБ, который как раз только вечером (и о чем Шапа не знал) приехал домой на побывку, да не один, а с молодой женой, которую привез показывать родителям.

Вскочил, заметался, побежал. - И позорнее всего, - рассказывал Шапа, - что пока я метался, из меня, как из сопла ракеты, била реактивная струя, и когда я наконец сориентировался, следом за мной, как за линкором тянулся по родительским коврам бурный пенный коричневый след!
Начал читать у Игоря Плотникова: http://za-gonzalez.livejournal.com/ о Шаповалове, Царство ему Небесное, и впечатлился рассказами про “Тюменщиков”.

Матерь Божья!

Целую вселенную для себя открываю сейчас. Какое разнообразие людей, настроений и жизненной мощи! Самое удивительное, что все это протекало у меня под носом, а я не видел ничего в упор. Ибо, приехав в 1985 году из Нижневартовска в стольный град Тюмень, я “спустился с гор”, то бишь был невежественен и дик, “ковырялся пальцем в носу жизни”.

Сейчас я читаю о той жизни и не узнаю ее. Оказывается, все было не так, как мне казалось. Словно в двух параллельных мирах мы существовали.

Помню, на 1-м курсе стоял около туалета на 3 этаже в кучке филологов. Они там часто собирались. Кажется, был там Игорь Плотников, но точно не уверен. Так вот я заявил, что “Битлз – это чуханский ансамбль”, поскольку в 1985 году “Битлз” занял 70-место на Евровидении, проиграв ВИА “Модерн Токинг”, коего я вдруг стал горячий поклонник. (“Модерн Токинг!” – конец света для меня тогда был). Узнал я эту ценную информацию у видного “музыковеда” Эльчина Салманова. Помню, тогда филологи просто язык проглотили, а потом упали на подоконник в конвульсиях. Я-то был уверен в своей правоте, не понимал, отчего они хохочут!

Collapse )


Помню, как я целый месяц крепился духом, чтобы подойти к понравившейся мне девице и пойти в кино. Для меня это, подойти, заговорить с незнакомым человеком, тем более девчонкой, было как прыгнуть с парашютом сейчас. А Шаповалов же на 1 курсе уже подходил к Немирову и говорил: «чувак, не хочешь водки выпить!» Для меня это было немыслимо, невозможно, невероятно просто! Вот так подойти и сказать.

Я был настолько застенчив, одинок и герметичен, что самым главным событием весны 1986 года, была прогулка с двумя однокурсницами. Однокурсницы подошли, заговорили, и пробеседовали аж до улицы Парфенова. А это очень далеко, если идти от Универа. И что я мог сказать? Ничего, хотя хотел понравиться и сказать, что-то клевое…

После этого они уже не подходили. У меня не было ни опыта, ни знаний, ни сноровки, ни информации. Я ничего не знал, не видел в жизни. У меня даже словарного запаса русских слов не было, чтобы произнести связно рассказ, состоящий из более, чем 5 предложений. Все улыбался больше.

Как это ни покажется многим странно, я имею в виду тем, кто меня знал, я очень любил учиться. Днями пропадал в “Областной Библиотеке”. Но и учится я тоже не умел, посему отметки по английскому языку - а это был главный предмет на ФРГФ, были низкими, а положение на факультете крайне шатким. Целыми днями я рылся в каталоге, читал античную литературу, Историю КПСС, изучал редкие латинские слова, даже литературоведение мне нравилось, которое все ненавидели. Тут одни пятерки были.

Но вот по английскому языку, а это был профилирующий предмет, определяющий все и вся, что естественно для иняза, у меня все было очень плохо. Со школьной пятерки я сразу свалился к тройке и чуть ли ни к двойке. И потом понадобились гигантские усилия, чтобы вырати сначала до 4-4и, а потом до 5-ки. Как же я бился с романом “Midshipmen Easy” 18 века, который сам же и выбрал как образец классического языка! Я не понимал, насколько он был архаичен.

Я аккуратно выписывал, выучивал все слова и фразы типа:

“Benevolent urchin”

или

“Does not death level us all equopede, as the poet hath said”?

А поскольку твердого знания современной английской грамматики у меня не было, музыку я не слушал, никаких групп кроме “Модерн Токинг” я не знал, мой английский образца 86 года представлял собой винегрет случайных архаичных фраз и редких слов.

На 1-м курсе огромное значение у нас уделялось работе в лингафонном кабине. Все внимание уходило на постановку произношения. Но я этого не любил. Да и не мог я говорить “по английски”. У меня была юношеская стеснительность. Мне казалось, что говорить с английским, оксфордским акцентом – стыдно, совестно и противоестественно. И хотелось говорить просто – с нижневартовским акцентом.
(И сейчас, даже после 12 лет устным переводчиком, у меня ужасное произношение. Что поделать? Уже не исправишь).

К моему стыду на путь истинный решил меня наставить Виктор Генрихович Шиндлер, куратор нашей группы. Виктор Генрихович проводил со мной душеспасительные беседы об учебе, о том, что надо быть мужиком, а не пассивным ботаником (тогда этого слова не было, было что-то вроде рохли), что даже, я должен проявлять активность с девочками. Кто бы спорил?

Но девочки не хотели со мной проявлять активность. Особенно тюменские. Сейчас я понимаю, что в меня были влюблены две девочки из Нижневатовска, две старинных школьных знакомых. Но мне было не до них. Странным образом я их чурался как доморощенных гусынь. Нравились мне тюменские интеллектуалки, которые не меня не обращали внимания. Боялся я, впрочем, и тех, и этих. Мне было невозможно прикоснутся женскому полу. Даже гуляя со школьными искавшими дружбы со мной кокетками, я весь краснел, если мы случайно касались друг дружке мизинчиками.

Когда же кокетки приходили ко мне в гости, а один раз случайно нагрянули вдвоем по очереди, то я старался изо-всех сил не оставаться с ними наедине. Сердце просто выскакивало. Да, кстати, пить ни водку, ни пиво, ни абсент, я тогда не умел, то есть вообще я не пил. Мне это казалось немыслимо. Как, например, сейчас немыслимо уколоться героином.

Не только подружек, друзей у меня тоже не было почти. Так более-менее, я общался на парах с Толиком Бурлаком, Валерой Таракановым и Эльчином Саламновым. Помню Новый 1986 год, я встречал один в пустой квартире. Грохот, пьяный воздух, все веселятся, а я сижу один в темноте ночи. Следующий Новый Год я встречал, уже в армии на “тумбочке”.

Никаких “андеградундцев” кроме только Игоря Плотникова я не знал, но и они был был для меня как марсианин для бурундука. Я завидовал лихому ловеласу Севе Михасеву, ныне ЖЖнику: http://uno-user.livejournal.com/ Сева всегда был любимцем публики. Его громкий хохот и шутки его доминировал на лекциях, а стайки девушек в цвету никогда не отставали от завзятого жуира.

..Забегает в апреле 1986 года ко мне взмыленный Эльчин Саламнов c осоловелыми глазами: “Фашисты” в актовом зале физфака устроили концерт, бесновались, прыгали и орали “Хайль Гитлер” и “да здравствует Рок-Ролл”. А теперь я узнаю, что концерт тот был чуть ли ни главным событием Перестройки в Тюмени…

Уже в 1993 году узнал, что, Ч., декан факультета ФРГФ, “не заступилась за меня” перед военкоматом в отличие от некоторых. Так в конце 1986 года, загремел я в армию. Да и рада была она от меня избавиться, поскольку, чтобы я ни делал, я все время попадал в неприятные истории.

Например, в самом начале 2-го курса все мальчики во время сентябрьской практики поехали в один колхоз, а все девочки - в другой. (Каким-то образом, девочки упросили Ч. взять меня с собой - одного на 25 человек).

В Омутинском, в орденоносном совхозе Тюменской области местные селяне бросались на меня как быки на красную тряпку. В первый же день они перекрыли нам кислород, закрыв дымоход крышкой от ведра. Выкурили нас как пчел, чтобы начать дружбу с девочками. И тут среди девочек – я стою.

Странным образом, мне удалось двоих побить. Не сразу, а поодиночке. Через 5 и 10 дней уборки урожая. И только потому, что люди на ногах не стояли. Зело пьяны были. А от трезвых я прятался в подсобке. Один из них даже с ружьем приперся. Девочки же вели себя странно, то заводили дружбы-романы, то тряслись как осиновый лист. В конце концов, забрали меня в ментовку. Самое удивительное - то, что вину за драку местные менты приписали мне, поскольку были одноклассниками хулиганов. Впрочем, они и сами были босяки. Тем не менее, меня они спасли от расправы, и утром рано я отправился на автобусе в Тюмень - очухавшись с будуна, побитый совхозник уже искал меня для разговора.

Кстати, не всегда эти смычка города и деревни просто так заканчивалась. Потом я узнал, что аналогичная студенческая практика у жены на 1 курсе на Украине, закончилась тем, что студент зарезал ножом местного. На смерть зарезал. А фигли сделаешь, если тебя впятером метелят?

Так уж вышло, что для деканата я был обузой.

Сейчас-то я понимаю, что невозможно было такому ботанику как я было увлечь девочек, когда в параллельной действительности жили такие титаны слова как Струков, Неумоев, Немиров, люди, которые могли в 17 лет говорить “о половой ебле” как о стакане воды.

Прошли десятилетия и вдруг я узнал о могучей Тюменской субкультуре: Немирове, Неумоеве, Нике-Рок-н-Роле, Богомякове, Жевутне, Джеке Кузнецове, расширил познания о Летове, Гребенщикове, Макаревиче, которые каким-то образом все были связаны, только в 2007 году, случайно наткнувшись на Живой Журнал Плотникова. Я был просто сражен наповал. Как это все развернулось!!! Как оказывается все далеко пошло!!!

PS,

Мне кажется, что даже сейчас я остался “ботаником”, несмотря прожитые годы, семью, детей, друзей, деньги, публикации, знакомство с великими, дикия приключения и странные случаи. Попади я сейчас на первый курс в ТГУ, я все-равно бы был забытым аутсайдером.

Как-то так вышло, что не совпадал я целый период жизни со своим поколением. Вот до 13 лет совпадал: были друзья, игры, хоккей, шахматы, карбид в воду, прыжки с гаражей, солнышко на качелях, с девочками совершенно нормально общался. А потом как отрезало. “Выпал из времени”, наверное, аж до 1992-1995 года, то есть до 24-27 лет. В 27 лет я снова органично влился в окружающий мир. Видимо я просто не способен быть молодым. Я могу быть ребенком, взрослым, но не молодым и не подростком. Посему я никогда не смог бы стать “тюменщиком”.

Круто судьбу мою и положение в мире изменила лыжница Наташа с первого курса, когда я был уже на втором курсе. Но это отдельная история.

"Школьное" кино Советского Союза. Часть 1.

- “Я люблю тебя, Туся”
- “Так не бывает”
- “Бывает”
- “Ты всю жизнь будешь любить Клаву К”
- “Так не бывает”
- “Бывает”

- Приблизительно так разговаривали влюбленные отроки во вселенной “школьного” совкино и поэты всех времен и народов. И надо же. Они оказались правы.

Collapse )

Я не Я и кучка не моя или одноклассники и галактические путешествия

 Одноклассники - лишь наследники тех детей, которые существовали 25 лет назад. К этой мысли я пришел давно, но с появлением ресурса "Однокласники" мое убеждение только усилилось. 40-летний "одноклассник" менее похож на самого себя, чем другой школьник из того времени на него был похож 20 лет назад. И это не преувеличение. Посмотрите, как разнятся вкусы, привычки, поведение, мышление и устремления разных школьников между собой и как разнятся вкусы, привычки, вкусы, поведение и устремления взрослого человека и ребенка. Не только полностью меняется физический состав человека за эти годы, но и психологическая карта личности тоже. (Кстати, я этому рад. Вдруг сблизился с теми из одноклассников/одногрупников, к которым я был страшно далек, и, наоборот, исконные друзья детства, померкли для меня и мы стали друг другу неинтересны).  

 

Как-то лет 15 назад я задумался над одним парадоксом. Я никак мог найти его решение. Назвал я его Парадоксом телепотрации. В фантастических романах среди способов путешествия между галактиками упоминался такой: Вас сканируют, запоминают с аптекарской точностью. Фиксуруют все ваши молекулы, атомы, нейтрино, нуклоны в цифровом формате и пуляют куда-то за сиксилионы километров в даль. Там, на другом конце Вселенной, вас снова собирают по крипичикам. Таким образом, Вы без шума и пыли летаете между галактиками.

 

Позвольте, тут я подумал: А как же быть с Я, которое осталось здесь, на Земле?” Получается, что меня и кокнуть можно без ущерба? То, далекое космического Я, ведь, будет УВЕРЕННО в своей подлинности. (Ну прямо как проблема из Соляриса Тарковского, правда, там качество копии было не ахти).

 

А недавно мне вдруг пришло в голову странное решение: C точки зрения, идентичности нет никакого парадокса! С точки зрения подлинности никого особого ущерба не будет, если меня тут кокнут! По крайней мере, ущерб будет меньший, чем ущерб от обычного 8-ми часового сна.

 

На самом деле, Я сегодняшний - это уже не Явчерашний. Я – лишь наследник того вчерашнего Я, копия гораздо более низкого качества, чем фантастическая из романа. Только там путешествие проходит в пространтве, а тут во времени. Разница между двумя Я едва уловима. Эти изменения на протяжении многих месяцев не замечаются ни тобой, ни окружающими. На протяжении 70-80 лет мы имеем дело не с одним человеком, а с 3-4 его наследниками во времени.

 

PS. Наблюдая за одноклассниками, за утратой их идентичености, я, однако, не замечал, никакой утраты у людей, которых я узнал в 27/28-летнем возрасте и далее. Они эти 27-28-летние, как, впрочем, и 30-40 летние НЕ изменились за прошедшие 20 лет в той степени, при которой можно было бы говорить об утрате преемствености.