zheniavasilievv (zheniavasilievv) wrote,
zheniavasilievv
zheniavasilievv

ТОП-10 РОУД-МУВИ. ФИЛЬМ №10. "МЛЕЧНЫЙ ПУТЬ"

В самом широком смысле “роуд-муви” может быть назван почти каждый фильм, где герои переходят с места на место. Между нами девочками говоря, “Дон-Кихот” и “Парад Планет” – тоже, тоже роуд-муви.

В узком же смысле road-movie это американский жанр, который получил свое развитие после того, как Эйзенхауэр проложил трансконтинентальные шоссе через всю Америку. Автотрасса и автомобиль (мотоцикл) – вот 2 столпа, на которой стоит роуд-муви. Длительные путешествия на поездах, автобусах, кораблях и ишаках попадают краешком под это определение, но не так уверено, как поездки на моторных ландо.

Непременный атрибут роуд-муви это – бескрайнем поля, заоблачные степи, которые мелькают перед капотом “Форда-Мустанга”, летящего куда-то из Шарлотт в Лос-Анджелес. Классика жанра – “Беспечный ездок” и “Бонни и Клайд” Второй важный атрибут – это длительность путешествия. Если герой уж куда-то поехал, так поехал. Поездка из Симферополя в Ялту на троллейбусе не катит. Ну и третий атрибут, герои или пара героев почти всегда путешествуют не только в пространстве и во времени, а внутри себя и концу поездки мало напоминают себя на перроне вокзала.

Часто, кстати, это странствие из роскошной городской квартиры в могилу. Тогда это путешествия из Черного-Дня-Бытия в Белую-Ночь-Ничто по Хайдеггеру. Иногда герой, уезжает натуралом, а приезжает гомосоксеуалистом, или коммунистом. То есть происходит важная трансформация.



Расхожий прием роуд-муви – это раскрепощение городской печали на лоне природы. В 92% американских роуд-муви герой, а чаще героиня РАССЛАБЛЯЮТСЯ, давая волю внутреннему маленькому принцу или принцессе. То есть в большинстве случаев подобные фильмы являют собой прыжок из супер-эго в подсознательно животное состояние. Сплошь и рядом протагонист производит даун-шифтинг. Отправляется в дорогу начальником строительного треста, встречает молодую доярку “кровь с молоком”, бросает старую, больную жену-искусствоведа и становится в конце роуд-фильма начальником какой-нибудь пчелиной пасеки. Поиск нравственного совершенства в некотором смысле. То есть в ходе роуд-муви почти всегда происходит ОДИЧАНИЕ героини или героя, которое трактуется как восстание духа и картофельный подвиг.

Вот поэтому-то самые вкусные роуд-муви не американские, а неамериканские. Луис Бунюэль в туманнейшем фильме “Млечный путь”, идет в разрез с голливудскими канонами. Вместо упрощения он предлагает чудовищное усложнение.

Вообще, я должен сказать, что Бунюэль – это первый орт-хаусный режиссершка, который меня пленил. И долгие 10 лет он был для меня королем кинематографа, пока я не увидел Ларса фон Триера. Теперь Ларс фон Триер – король, Бунюэль - вице-король, а премьер – Слободан Шиян.



Бунюэль, святой отец сюрреализма, вместе с Сальвадором Дали запудрил мозги рецензентам еще в начале ХХ века, применив метод бессмысленного монтажа в фильме “Андалусский пес”. Два прохвоста заперлись в каморке и преднамеренно склеили фильм из обрезков, чтобы никто ничего не понял.

О! это был не акт притворства, а манифест сюрреализма, согласно которому наша действительность лишалась причинной-следственных связей. “Мир – это вселенная абсурда”, - заявили сюрреалисты. “Понять его невозможно”. В назидание потомкам – Луис разрезал острой бритвой глазное яблоко. Типа, смотрите, смотрите, чтоб вам повылазило. Все-равно ничего не поймете.

Рецензенты навалили кучу глубокомысленных трактатов, пытаясь расшифровать упрятанный в “Андалусском псе” смысл. Сальвадор же Дали и Бунюэль удалились в кафе, скупили все рецензии и ржали как лошади над безмозглыми кинокритиками.

Бунюэль вдруг понял, что отсутствие смысла порождает смысл как бешеный принтер! Пустая бочка вмещает больше эля, чем полная, а бессодержательный фильм таит в себе такие глубины, какие не в силах вместить человеческий мозг. Тем не менее, “Млечный путь” – не пустая бочка, а наполненная таким плотным содержанием цистерна, что требует от человека недюжинной смекалки и образования. А дело вот в чем:



Много лет тому назад некий муж, галилянин, по имени Иаков Зевдеев, один из 12 апостолов был убит в Святом Граде Иерусалим в 44 году после Рождества Христова. Это был первый человек, которому Иисус явился после воскрешения из мертвых. Так, по блату, Иаков стал первым Епископом Иерусалимского Храма, но, когда в Иудее была пересменка римских прокураторов, иудейские книжники и фарисеи под предводительством злокозненного Анании схватили бедного Иакова и сбросили его с крыши храма оземь. А потом его искалеченного добили камнями. Это зримо напоминает современные ближневосточные расправы в Сирии.

Иакова закопали в землю, но, как это водится у православных, выкопали, положили труп в лодку и отправили по синему морю-океану. Лодка волшебным образом плавая ВОСЕМЬ столетий, миновав все Средиземное море и Гибралтар приплыла в Галисию, где ее аж в 813 году в устье реки Улья обнаружил некий инок Пелайо. Иаков так хорошо сохранился, что его мощи были признаны нетленными. За это был величайшее странствие длиной в 769 лет в духе Одиссея Святой Апостол стал изображается на иконах как пилигрим с посохом. В его честь в городе Сантьяго-де-Компостела был построен храм. Начиная с IX века паломники всея Европы началась совершать хадж в Компостелу, как магометане в Мекку.

“Млечный Путь” как раз и повествует о подобном паломничестве, но уже в 1969 году. Два бродяги, Пьер и Жан, начинают движение откуда-то из глубин Европы в Испанию, то есть в Кампостелу дабы поклонится мощам святого Иакова.

Фильм сей - ой как не прост. Бунюэль использует прием четверного дня и каждый раз, когда Вы его смотрите, он меняет содержание и смысл на противоположный. Дело в том, что Луис был ненавистник Католической Церкви. Но такой ненавистник, что никто так и не понял в конце жизни, что он имел в виду, когда боролся с Римом.

Атеисты назвали его двойным агентом Понтифика, который переметнулся в 1952 году в стан врага и гадил им исподтишка. Католики его просто проклинали, считая, что он тройной агент, работающий на масонов, а масоны его просто боялись. Когда Бунюэль быль мальчиком, то посещал иезуитскую обитель. Вышел он оттуда врагом католицизма, чморил аббатов и издевался над кардиналами. Вскоре он стал преискусным хулителем высокомудрой Римской Церкви.

Но знатоки его творчества, кстати, еще и товарищ Каганович заметили, что хулитель то получился с поповской гнильцой. Широко известна шутка режиссёра: “Слава Богу, я всё ещё атеист”. Вот и пойми, что он имел, на самом деле, ввиду. Шутка ли – кинолента Бунюэля “Назарин” входит в список 45 лучших фильмов по мнению Ватикана, а “Млечный Путь” и “Симеон Столпник” стали источниками бесконечного цитирования и православных и католических богословов!





Метод Луиса – это балансирование на кончике намека. Нечто подобное мощно увидеть у Аде в “Тони Эрдманне”, когда шутка оборачивается слезами, а слезы – громоподобным гоготом. Для человека несведущего, каким я был, например, в 1989 году, когда впервые увидел ‘Млечный путь”, сюжет может показаться абсолютной белибердой. По ходу путешествия откуда-то из бузины на дорогу выходят какие-то сектанты, Иисусы Христы, Девы Марии, Враги Рода Человеческого и маркизы со шпагами. Ничего не понятно.



Человек образованный, человек с фасоном, года через 4 после первого просмотра, человек, который одолел хотя бы полкниги Деяний и Преданий, вдруг понимает, что, “ба да тут же какая-то страшная тайна!”. Достаточно сказать, что пилигримы Пьер и Жан, это - апостолы Петр и Иоанн.

Человек же, который прочитал уже с десяток книг из истории Церкви понимает, что это же чистой воды издевательство и хохма. Фильм наполнен цитатами из бесчисленных богословских трактатов, которые выставляют Церковь в совершенно в дурацком и нелицеприятном свете. По Бунюэлю, все христиане – пациенты дурдома. Это же чистая и незамутнённая Кира Муратова в фильме “Мелодия для шарманки”. Стеб для посвященных.

Например, в начале фильма некий кюре доказывает, что Иисус был одновременно Богом и Человеком. Здесь муссируются древний христологический спор, который были разрешен Халкидонским и Цареградским Вселенскими Соборами, и на которых в свою очередь был принят Символ Веры.



Так вот, этот французский кюре с апломбом пигмея критикует позицию монофизитов, которые по утверждению ересиарха Евтихия считали, что человеческая природа Христа, воспринятая Им от Матери, растворилась в божественной природе как капля мёда в океане и потеряла своё Бытие. Кюре ругает, ругает монофизитов, называя их “паштетниками” (Бунюэль придумал ересь “паштетники”, которые якобы в VI веке утверждали, что паштет является одновременно и зайцем, и паштетом, поскольку в паштете 2 ипостаси: заячья и кулинарная). А потом тут чуть-чуть подумав, начинает защищать “паштетников”, как это сделал папа Лев в 440 году, выпавший в ересь диофизитсва. Этот священник в 1969 году, как и Понтифик в 440 году на голубом глазу заявляет, что он никогда паштетников не чморил! Тартюфово лицемерие! Таким образом, Бунюэль в начальной сцене воспроизводит абсурдность и подлость христианской догматики. В итоге за кюре приезжают санитары и отвозят в дом умалишённых.



И вот, идя полями широкима, святые бродяги Пьер и Иоанн встречают последовательно: манихеев, ангела смерти, иезуитов, янсенистов, ариан, несториан и пр.
Ты вдруг понимаешь, что в этой шутке скрыта величественная, тысячелетняя история Христианства, а одновременно и с ней и история Европейской цивилизации, которая с этим христианством переплетена.

В одной из сцен Пьер дабы, доказать Иоанну, что Бога нет призывает его покарать за нечестие небесным огнем, в ту же секунду ударяет молния. Однако бьет она не в Пьера, но ближайшую березку, которая тут же сгорает. Непонятно, что хотел сказать режиссер, - то ли Бог есть, то ли нет. Тут мы имеем дело с перевернутой логикой - Бог есть не поэтому, что он существует, а существует потому, что мы можем его представить или пошутить над ним. Собственно об этом “Млечный путь”. Столь искусная дискредитация христианства работает на мельницу Бога.



Окольными путями и невидимой кисточкой этот кощунник создаёт полотно невиданной эпической мощи. Перед нами картина Европейской Европы с ее Реформацией, Крестовыми походами, эпохой Просвещения, герцогами, метафизиками, епископами, еретиками, и которая сгорела, исчезла еще в 1914 году. Ничего этого нынче нет. Последние остатки догорели в пожарище 1968 года. Но дело в том, что Бунюэль родился-то в 1900 году и еще кое-что застал в раннем детстве. “Млечный путь” - это роуд-муви, по дорогам которого движется сама Европейская Цивилизация.



Сейчас, когда тематика оскароносных фильмов вертится вокруг вечного вопроса, что лучше: ебестись с рыбкой в попу или с конем в рот, осознаешь величие и грандиозность этого кино.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments