zheniavasilievv (zheniavasilievv) wrote,
zheniavasilievv
zheniavasilievv

ВРЕМЯ ПЕРВЫХ. ЛЕНИН И ТРОЦКИЙ ЛЕТЯТ В КОСМОС.

Сериал Троцкий - бездарный высер, как, впрочем, и Демон Революции, как и 97% телесериалов 1,2,3,4 каналов. Плохо все. Торопливый монтаж, панорамирование, сценарий, бесцветный язык героев, этика, эстетика, убогая мысль, интонация, этого рода сценарии для сериалов пишутся попеременно то Рауфом, то ли Райской, а снимаются в них одни и те же 44 актера в 1 день, которые переодеваются в джинсы, в кожанки, в шинели, в скафандры, в мундиры, в кольчуги в соседних комнатах Мосфильма. Самое главное - не тот ракурс зрения. Они смотрят на исторического героя извне, а надо смотреть изнутри. Кино - есть иллюзия, документальный фильм о том, как снимается фильм художественный. Да, оно не должно быть реалистично, но оно должно быть правдоподобно, как завещал Аристотель в Поэтике. Оно должно обмануть зрителя, а не получается.



То же самое относится и к историческим блокбастерам Мединского.

Это кино - годно только для второклассников как элемент ликбеза. И место ему на свалке истории после этого.

Хабенский словно из космоса еще не вернулся. Делает революцию в будуаре с женой. Большевиков, меньшевиков, анархистов - задуло космическим ветром. Историческая вселенная схлопнулась.

ПОЧЕМУ ХАБЕНСКИЙ - НИКАКОЙ ТРОЦКИЙ

Я просто хочу сказать, что хороший исторический персонаж должен стремиться попасть в анекдот как Штирлиц, как Чапаев.

Режиссер, сценарист и актер должен идти не от исторического типажа к личности, а от ЛИЧНОСТИ к типажу. Не рисовать типичного хиппи, типичного белого ротмистра, типичного революционера, а поймать в сети воображения ЛИЧНОСТЬ.

Ведь и в жизни все мы уникальны. У каждого своя приметная моторика, мимика, лексика, каждый человек говорит на своем идиолекте.

Вот возьмем к примеру, Шарикова, "Дай папиросочку, у тебя брюки в полосочку" или "Отлезь гнида". Это язык пролов 20-х годов. Надо изучать его и разукрашивать. Дать жару, НАЙТИ ЧЕЛОВЕКА, а не типаж люмпена.

У нас же все герои сериалов говорят на современном, слегка подкрашенном языке. А актрисы взяли моду истерить. Мол, истерика у героини проявляет характер. Нет, перестаньте орать. Тише.

Или моторика.

Или вот Ленин, созданный Штраухом, ручки в жилетке, кепка в левой рука, "Вперед, тогарищи к победе Коммунизма, налей-как Наденька, чайку, а Дзержинскому валенки не выдавать". ВСЕ. Ничем ты уже этого Ленина не задушишь, не убьешь. Штрауховский Ленин затмил настоящего Ильича.



Или вот Верещагин в "Белом солнце пустыни" или Евгений Евстигнеев в образе профессора Преображенского. Булгаков - сценарист это 1. Бортко режиссер это 2. Евстигнеев актерище - 3. И получите, заверните.



Лева Задов или Сапожков в “Хождения по мукам”. Или биллиардист Жаров в “Выборгской стороне” Глыбы!



А вот Хабенский и Стычкин в образе Ленина и Троцкого - вялые куры, играют мимо личности, играют в обобщенного довольно абстрактного Троцкого и Ленина. Хабенский, ну, е-мае.

Ты же Первый сейчас в России по гонорарам. "Время первых" сейчас.


Так дай характер. ПРИДУМАЙ че-нибудь. Поковыряйся в носу смешно, спой на гитаре "семь сорок", в голове подумай, как Штирлиц. Пусть это будет даже неисторично, но как ваятель, как художник, создай нам Троцкого на 90 лет, как Штраух Ленина создал. Правда и режиссер должен помочь.

Нет, я не против исторического и военного кино. Напротив, я тремя руками - за. Признаю, что жанр исторического кино – дело трудное и неблагодарное. Пыжишься, стараешься, а тебя гнилыми помидорами все равно забросают. Чертовски трудно уловить аромат XVII века, особенно, если ты тогда не жил. Многие так помучаются, помучаются, плюнут да и снимут мыло с ряженными - “Бедную Настю” какую-нибудь, или какого-нибудь “Рэмбо”, пардон, “В июне 41-го”. Костюмы, слава Иисусу, на Мосфильме не перевелись. Дешево и сердито.

А, как, в самом деле, снимать историческое кино? Возможно, ли на кинопленке запечатлеть Лик Истории? Не знаю, не знаю. Судите сами, “Андрей Рублев”, “А зори здесь тихие”, “Плохой, хороший человек” “В бой идут одни старики”, “Женитьба Бальзаминова”, “Жестокий романс”, “Преступление и наказание”, “Гамлет”, “Хождение по мукам”, “Бег”, “Дни Турбинных”. Что это? Это ведь не вполне историческое кино. Тем не менее, эти картины представляют - живое кино, заставляющее поверить в достоверность прошлого.

Почему-то почти любой хороший фильм, действие которого происходит в далеком или не очень далеком прошлом всегда основан на ТЕКСТЕ. Это может быть либо литературное произведение, либо воспоминания автора фильма. (Впрочем, некоторым и литература не помогает, судя по “Тихому Дону” Федора Бондарчука). Вместо ряженных дебилов появляются живые люди: Страдающие, ликующие и думающие человеки. Хорошее историческое кино – умное кино. Именно здесь проходит Рубикон между “Волкодавом” и “Андреем Рублевым”.

Среди представителей последнего по очередности поколения человечества бытует невинное заблуждение, заключающееся в том, что оно считает себя намного умнее, чем поколения ему предшедствовашие. Да, наш современник – гораздо информированней, чем житель Священной Римской Империи, но вовсе не умней. По крайней мере, не настолько. От этого ложного убеждения экраны “исторического” кино наполняются придурковатыми простаками, напыщенными фанфаронами или просто дураками в малахаях, в петровских париках или c наганами типа “Маузер”. Но достаточно почитать Августина Блаженного, Шекспира или Аристофана, чтобы понять, что Человек Прошлого не был имбицилом. Разумеется, не все селяне XIV века были Аристотелями, но, с другой стороны, у нас нет свидетельств того, что они были придурками, которых изображают в кино.

Второе наблюдение. Кинорежиссеры, снимающие “исторические” ленты, пытаются заполнить собственную пустоту “Духом Времени”. Для этого они щедро унавоживают свои фильмы расхожимыми историческими стереотипами. Ежели фильм о 70-х, то на экране с первых кадров - брюки-клеш под мелодии ВИА “Голубые гитары”. Ежели про Великую Отечественную Войну, то всенепременно главного героя нужно помучить в застенках НКВД. Ежели про Гражданку, то толпами ходят франтоватые поручики и озлобленные на весь мир изверги-чекисты (по последней моде). На самом деле, эпоха запечатлена не в расхожих штампах, а в неповторимом и индивидуальном опыте. Рисуя Историю, не надо охотиться за реквизитом, не надо искать “Дух Времени”. Мне кажется, наоборот, нужно бежать от него, открещиваться от него как черт от ладана в пользу исторической уникальности. Посмотрите, как индивидуален “Андрей Рублев” Тарковского. Тарковский не гонялся за внешними признаками, но рассматривал, в первую очередь, внутренний опыт людей этой эпохи, опыт, который был насквозь религиозен. Достаточно, почитать, например, протопопа Аввакума. Опора на внутренний опыт, зафиксированный в текстах, приносит удивительные результаты: вместо накладных бород появляется интересная конкретика: рассуждения о Боге, Церкви, школах иконописи, и так далее. “Андрей Рублев” переливается всеми цветами радуги, а “1612” Хотиненко – тавтологичен и монохромен. Вовсю работает набор штампов. Испанец – дуэлянт. Русский – удачливый Иван-дурак. Поляк - заносчивый лях, а все бабы - румяны и сиськасты.

А Халутрщики режиссеры гонят ширпортреб в кинотеатры и на Первый Канал. Им не до работы над образами. Благо Мединский и Эрнст платят щедро.
Tags: Троцкий. Телесериалы. Историческое кино.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments