zheniavasilievv (zheniavasilievv) wrote,
zheniavasilievv
zheniavasilievv

Categories:

Кинокритика и жизнь

СЕГОДНЯ БУДУ БЕССОВЕСТНО БАХВАЛИТСЯ (ПРОСТИТЕ ЗА АШИБКИ. ПИСАЛ ПОД ШАФЕ).

http://book-foundation.testbed.ru/books/interview/andrey-zvyagintsev-kogda-tyi-tvorish-vazhno-ponimat-samogo-sebya/


Тут совсем недавно, оказалось, что Андрей Звягинцев невероятный мне комплимент в своем интервью сделал.


“Нет, не болезненно. Но я, кажется, понял, что Вы имеете в виду (смеется). В этой книге есть текст Евгения Васильева. Он мне попался сразу же после того, как прошла критическая волна, даже я бы сказал, цунами, сшибающее с ног, по фильму «Изгнание». Это моя личная проблема, но меня эти вещи ранят. Я однажды решил для себя вообще больше не читать критических текстов, не касаться этой темы. После «Изгнания» был тяжелый момент, когда я понимал, что не на что опереться, нет ответа. Я стал в себе сомневаться, в своей работе, пока однажды мне не прислали фрагмент текста Васильева, потом еще один. И я, честно говоря, был совершенно поражен. Я помню это ощущение, вплоть до мистического ужаса. У меня было ощущение, что те полгода, пока мы с Олегом Негиным сидели за столом и «месили это тесто», все это проговаривали, этот человек сидел рядом и согласно кивал головой и как-то даже поддакивал. Меня поразил уровень одной волны, на которой этот человек прочел этот кинотекст. Это было серьезное потрясение. Со знаком плюс. Я разыскал этого человека. Оказывается, он кандидат философских наук, занимается переводами с разных языков, у него свое бюро. Он сказал мне, что с «Изгнания» у него начался вход в кинокритическую жизнь, он стал очень много писать текстов. Он писал этот текст два месяца, был занят только им. Но когда закончил, как он мне сказал потом, у него было ощущение, что он все эти два месяца вагоны грузил. Я ничуть не преувеличиваю”

Все так и было. 2007-2008 год были временем Скачка Кузнечика для меня. Самое главное, я влюбился тогда в кино. Готов был написать и 100 страниц текста о любимом фильме. В октябре 2007 года мое Бюро Переводов стало работать фактически автономно от меня. Я получил 2 гигантских заказа аж до мая 2008 года. Распределил их и кинулся в омут кинематографа. Один заказ - на 3300 страниц. Другой - страниц на 800 с маржой в 250%. Совсем забросил все иных заказчиков. Стал Хлестаковым и Маниловым одновременно.

Первый просмотр “Изгнания” меня заворожил. Второй просмотр - мурашки по коже. Стал прокручивать и прокручивать. В каждой мизансцене – летопись, в каждой части – роман. Не уверен, что я что-то не пропустил. Не уверен, что что-то не выдумал, но постепенно мозаика сложилась (судя по всему).

Потом стал читать статьи критиков и поразился их наглости кое-каких товарищей. Я вовсе не защищаю “Изгнание” как произведение искусства. Художник помимо всего должен и находить путь к сердцу и уму зрителя. Однако, я ЛЮТО негодовал, что Звягинцева обвинили в мистификации, что якобы он имитирует за внешней сложностью – пустоту. А фильм, открывался мне все больше и больше. Там столько прорытых ходов и четких линий!

Я думал сначала написать рецензию за 3 дня, потом за неделю, потом за месяц. В итоге, уже к середине фильма, я понял, что, если я добросовестно буду писать обо всем-всем, что узрел, я не напишу его и за 4 месяца. И это будет не рецензия, не статья, а уже книга. Поэтому, к концу 30-ти страничного текста я стал пропускал важное.

Самое смешное, что я боялся написать не успеть!

Трусил, что настоящие кинокритики напишут за меня “мой текст”. (А были случаи, Руднев написал текст о сексуальности футбола через год после меня. Книжку выпустил. Ему вся слава – мне хуй. Фильм “Матрица” (в очень широком смысле) я придумал еще в 1991 году. Слава, Деве Марии никто из кинокритиков не написал столь въедливого текста. Точнее не все написали. И не у нас. Или у нас, но чуть попозже.

Тут вот, в чем дело, профессиональный кинокритик, коим я, конечно, не являюсь, который написал 1528 рецензий о кино, 56 подобных разборов, как я об “Изгнании” и 9 солидных книг просто физически не в состоянии отдаваться фильмам такого плотного содержания по Зову Истории. Он живет и пишет, зарабатывает деньги, а отдается кино ИНОГДА только по Зову Сердца. Остальное – по мере сил. Как раз для широкой публики. Новости в отделе “Культура”. В случае сильной любви к фильму, явлению в кино или автору или в случае сильной ненависти – проффи напишет и получше, чем я. Но тогда, в конце 2007 года никто не запал на “Изгнание”, – а я накалякал. Мне повезло.

Это был мой первый цельный текст о кино. Я его на футбольном форуме кусками постил. В феврале раздается звонок Олега Негина: “C Вами хочет поговорить Андрей Звягинцев”. Конечно, для меня это было потрясением. Встретились в небе “ТУ-154: и “Дуглас”.

Итак, 2-3 часа ночи. Звонок Андрея Звягинцева. А, я же такой человек. Могу молчать месяц, но, если найти ко мне ключик, то словесный понос и искренность из меня льются как при австралийской диарее или во время извержения вулкана Кракатау лава. Болтали обо все на свете. Очень долго каждую ночь. Он отчего-то очень поздно встает, а работает ночью. У меня же все домашние спят в это время.

И, так, полмесяца почти каждую ночь. Беседовали. Потом он меня пригласил ко мне домой. У него дома царит такой же скромный, но дорогой аскетизм, как и в его фильмах. Обсуждали кино, политику, жизнь, любовь, шутили. Звягинцев – колдун. Настоящий философ. И потенциальный – писатель в грядущем. Посылал мне сценарии неснятых еще фильмов.

И все же мы с ним – бесконечно разные. Так и разошлись потихоньку. Я разгильдяй и Бальзак, Обломов то есть. Он – невероятно трудолюбив, целеустремлен, и очень раним. По соционике – надо спросить друзей Дениса, кто - он. Я так и не понял центральные 2 вещи про него. Может, встретимся, спрошу. Но, думаю, не расскажет. На этот пост он, конечно, обидеться на меня. Слишком разоткровенничался я, хотя я не сказал, ничего предосудительного.

Главное – Андрей воодушевил меня на подвиги. Уже через 2 месяца, независимо от него я стал печататься в “Рускино”. Потом в других изданиях. Знакомился с кучей киноблогеров, с некоторыми кинокритиками, сценаристами. Через 2 года меня пригласили в Гильдию Киноведов. Походы на кинофестивали. Жаркие диспуты о кино каждый день. В 2008 году ЖеЖе гремела и бурлила киноблогерсская “Война и Мир”. Потом стали звать на телепередачи. Было головокружение и полное пренебрежение к материальной стороне жизни.

Мой текст об “Изгнании” был переиздан нелегально бесчисленное количество раз. Легально – 3 раза. Тест о “Елене:, который я писал совсем в ином ключе – на разрыв печени – был только официально переиздан 4 раза. Нелегально – тоже кучу раз. В том числе и в книге “Дыхание Камня”.

Помню, что Андрей сказал “Попрошу сильно Дондурея и текст Ваш, наверное, попадет в “Искусство кино. Точно попадет. Уж я уговорю”. Но Дондурей, и ухом не повел, послал меня на хуй (ну, не послал формально, а так послал). Потом совсем независимо, кто-то из редакции через 3 года “Искусство кино” написал – а давайте ваш текст об “Елене” опубликуем. И тишина. Видом снова Дондурей был против. Это – нормально. В каждой избушке – свои погремушки. Я не могу объективно судить о своих текстах. Каждый редактор имеет право на свой каприз, на свое видение журнала, в конце концов, на свои пристрастия. Иначе все журналы будет похожи как 2 капли воды.

Но и не любить Дондурея я могу тоже. Whу nоt? Право имею.

Мне кажется, что для Дондурея – я чужой автор и бездарность. Ну, ради Бога, может это и верно. А может, верно, и то, что просто критические партии от века враждовали. Я, повторяю, что не мне судить о себе. Плюс везде - свой стиль, своя концепция. Все-таки журнал “Искусство кино” – лучший у нас в России о кино. Разве, что “Сеанс” - не хуже. “Все действительное – разумно, все разумное – действительно” . Я – кондовый гегельянец.

Я решил, что мне вовсе не надо никак не встраиваться ни в одну структуру. В интернете
любой хороший текст неизбежно клонируется и приобретает популярность, как в среде простых читателей, так и в среде киноманов, ровно в той степени, в какой он хорош. Деньги - отдельно. Кинокритика, киноведение – отдельно. Мое личное знакомство с 7 из 8 кинокритиками, поэтами и кинематографистами, некоторые из них невероятно знамениты, убедило меня в том, что среднестатистический кинематографист (не актер), а уж тем более, кинокритик – беднее, чем даже рядовой московский офисный менеджер. Единственное исключение – тот же Андрей Звягинцев. В 2010 году в приватном разговоре с Виктором Матизеном, который тоже в меня поверил, заявил, что среднемесячный доход кинокритика - около 25 тысяч рублей. Сейчас поболе, конечно, будет.

Тексты пользуется ровной той мерой денежного и профессионального успеха, который они заслуживают. Кроме того, я понял, что основная масса кинокритиков не столько тексты сейчас пишет, а устраивают бесчисленные фестивали и программы за счет спонсоров и государства. Но, самое главное, профит большинства кинокритиков не гонорары, а поездки на кинофестивали в Канны, Берлин, Сочи, Выборг, да, даже в Иваново.

Мне не надо лезть никуда. Каждый месяц открываются (и закрываются) масса изданий. Есть место и для кинокритиков. У меня не было ни одного текста, который отвергли бы ВСЕ издания. Кто-нибудь сразу брал. Пиши. Бог сделал равным людей, а интернет - любого сочинителя. Однако, нужна твердая материальная база. Хотя бы маленькая твердыня. Как в 2008 году.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments