zheniavasilievv (zheniavasilievv) wrote,
zheniavasilievv
zheniavasilievv

Category:

Роман Пауло Коэльо "Алхимик"

Меня тут спросили, отчего я так плохо отношусь к Коэльо. И вот мой ответ.

Я думал, отчего мне так противно было после прочтения “Алхимика” Коэльо с его тягой к глубокомысленной, но дешевой мистике, в которой также было можно обвинить и Маркеса, и Умберто Эко, и Милорада Павича (последнего особенно), а потом понял, что последние авторы погружают тебя в некий культурно-исторический контекст, который тебе довольно хорошо знаком. От этого повествование у того же Эко приобретает некий вес, текст обретает приятную тяжесть, когда новое соперничает со старым представлениями, почерпнутыми из книг, которые в свою очередь, привязаны за десятилетия жизни к твоему ЛИЧНОМУ жизненному опыту.

То есть Умберто Эко, Павич, Маркес – это как шахматы с новыми и неожиданными дебютами. И хотя все эти 3 автора время от времени передергивают и даже крадут то ладью, то коня, делая вид, что ничего не произошло, то Коэлья в “Алхимике” не утруждается вовсе. У него в любую секунду все фигуры ходят как пожелают. Пешка ходит как конь, а король как ферзь. Любое развитее событий – возможно. Поэтому герои в любую секунду у Коэльо могут поступать, как только им взбредет в голову, извергая сентенции ЛЮБОГО содержания, которые можно интерпретировать каким-только угодным образом.

В результате полнота существования героев у Коэльо становится равна Пустоте или абсолютному Ничто.  Читать становиться невозможно и скучно.  Легкость Бытия у бразильского сочинителя воистину невыносима и уныла.

Вот, например, пассаж.

«Отправляясь на поиски сокровищ, я и не предполагал, что буду работать в лавке, торгующей хрусталем. Точно так же этот караван может оказаться моим решением, но путь его так и останется тайной».
Перед ним сидел европеец и тоже читал книгу. Сантьяго он показался человеком несимпатичным: когда юноша вошел в барак, тот поглядел на него неприязненно. Это, впрочем, ничего — они все равно могли бы подружиться, если бы он не оборвал разговор.
Юноша закрыл книгу — ему ничем не хотелось походить на этого иностранца. Вынул из кармана Уром и Тумим и стал перебирать их.
— Урим и Тумим! — вскричал вдруг европеец.

<iframe width="560" height="315" src="//www.youtube.com/embed/7NhoeyoR_XA" frameborder="0" allowfullscreen></iframe>

Многопритязательный словесный понос, да и только. Понятно, что пресловутый европеец мог закричать не только “Урим и Тумим”, а “Да здравствует товарищ Троцкий!”, “Хайль Гитлер”, “шайбу-шайбу”, “отдайся окаянная Ольга”. Потом достать волшебную воду и добавить что-то наподобие.  “У каждого человека есть три пути. Путь Верблюда, Путь Слона и путь Неба” и так далее, и тому подобное.



Впрочем, этот феномен уже хорошо исследование и добавить мне уже по существу нечего.

http://lurkmore.to/%D0%9A%D0%BE%D1%8D%D0%BB%D1%8C%D0%BE
 
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments