zheniavasilievv (zheniavasilievv) wrote,
zheniavasilievv
zheniavasilievv

Почему умер ЖЖ. Анализ Фейсбука и ЖЖ Юлии Ауг.

ЖЖ, конечно, - же мертв, “жеже”, разумеется, - жив и будет жить, возможно, также же долго, как и “русская народная песня” или “Грушинский фестиваль”.

В каком смысле ЖЖ мертв? ЖЖ – мертв как всепоглощающая вселенная. Как универсум со всеми его минусами, фриками и сообществами. Как ТОТАЛЬНАЯ площадка для общения, которая под конец своего земного существования захватывала все живое - и Диму Медведева, и Ксению Собчак, и Андрея Кураева, и Никиту Михалкова и вообще все на свете. В 2008-м году почти 70% всех блогов из ТОП-100 тысяч блогов (!!!) в рейтинге блогов Яндекса были именно блоги ЖЖ. Сейчас – только 5% блогов.

ЖЖ – был прекрасен и уродлив одновременно. Он в свое время уничтожил большинство тематических форумов начала нулевых. Именно на ЖЖ ты мог легко познакомиться и с чокнутыми либералами, с нациками, и с синефилами, и с киноведами, и с придурками-анимешниками, и с артистами, и с дауншифтерами, и с кошечками, и со стилизованными блогами про гламурных бомжей, и с блогами умалишенных про манную кашу, и с серьезными философами, и с пустыми ордами пустых комментаторов, и с сотнями провокаторами в неограниченном количестве. Все эта каша варилась, булькала и переливалась всеми цветами радуги целое десятилетие. Каша – была как океан без конца и края. В Фейсбуке возможности знакомства с новым и странным резко ограничены.

ЖЖ умер также быстро, как человек умирает от удара ножа в сердце. Живет, живет 37 лет, а умирает за 2 минуты. Его убили социальные сети – Твиттер и Фейсбук – в первую очередь, Одноклассники и Вконтакте – поднажали. Вконтакте и Одноклассники появились ex nihil – реала в интернет за 3 года пришло сразу 80 миллионов человек, которые никогда до 2005 года этого не сидели в интернетах!!! Там не жж-ная аудитория в основном. Нормальные люди до 2005 жили внеинтернетной жизнью. Сейчас взрослый человек от 15-ти до 45 лет без аккаунта на одной из социальных сетей – уже в меньшинстве. Большинство ЖЖ-истов перешло на Фейсбук и Твиттер, меньшинство на Одноклассники и Вконтакте. Кто-то стал жить в реальности снова.

Я не скажу, что Фейсбук – плох. Так уж вышло, что мои друзья из Фейсбука – преимущественно - сплошь люди выдающиеся. Артисты, публицисты, писатели, кинокритики. Они в среднем – несравненно более крупные величины, чем мои френды в ЖЖ, но, парадокс, в том, что ЖЖ был ярче, чем Фейсбук.

Френды на Фейсбуке пишут дайджест событий, а не исповедь. Пишут стилистически почти нейтрально и довольно блекло. (Правда, Диляра Тасбулатова тут в последний месяц отличилась в хорошую сторону. За это ей - честь и слава и держава, вовеки веков, аминь).

Энергия Фейсбука – в ссылках на статьи, на фильмы, книги, которые пишут и снимают друзья или друзья друзей. Если вырезать хирургическим виртуальным инструментом эти ссылки, то, сам по себе, поток сообщений на Фейсбуке будет довольно скупым набором мнений. Без красок, без ландшафта, без образности визуального оформления, без запаха, без дури и без кретинизма, но и без откровений.

Фейсбук – это просто витрина магазина, в не сам магазин, не книжка, а обложка книжек в отличие от безумного, подлого и величественного ЖЖ. Офис и деловой костюм, а не спальня и обнаженные тела в постели.

Большинство моих фейсбучных знакомых имели свои блоги в ЖЖ. Забавно, что они там часто не были на первых ролях. На Фейсбуке слава какого-нибудь человека почти равна его реальной славе в жизни. В ЖЖ все могло быть по-другому. Даже самый талантливый писатель, актер или политик мог находиться на задворках ЖЖ. ЖЖ - был вещью в себе. Он требовал особого блоггерского мастерства. На Фейсбуке – тексты и визуальная форма не имеют решающего значения. Достаточно сослаться на свои спектакли, роли или статьи. И кратко изложить свое мнение без развернутой аргументации.

Почему я все время говорю только о знаменитостях? Да, я не знаю. Я искренне бы хотел расширить круг своих “фолловеров” на Фейсбуке за пределы московско-питерской (и эмигрантской) тусовки. Хотел бы найти старых друзей из Нижневартовска, ТГУ, Харькова, знакомых футбольных болельщиков, знакомых переводчиков, ЖЖ-истов. Я бы хотел познакомиться с американскими кинокритиками, с болгарами, немцами и норвежцами, с новыми друзьями, чтобы попрактиковаться в болгарском, норвежском и немецком языке. Но это почти невозможно! Это – очень трудно! Нет функции поиска по именам и темам. Если набрать “Никита Михалков” – пожалуйста. Он тут как тут высветиться. А если найти старого друга Юру Яценко – то фиг. Полдня потратишь и не найдешь.

Но не это главное. Главное в том, что одни и те же люди оскудели, побледнели после перехода из ЖЖ в Фейсбук. Переливы, полутона, отзвуки и грубая, но нежная искренность ЖЖ исчезает с пугающей скоростью на Фейсбуке.

Многие скажут: “так, что же ты хочешь “Фейсбук” – это не сборище блогов, это социальная сеть. Инфоплощадка, а не достоевщина!” Я – согласен. Но ведь, с уходом этих миллионов из ЖЖ ничего же не осталось в сети! НЕТУ замены ЖЖ первого десятилетия 21 века ни по размаху, ни по глубине. Для меня ЖЖ умер в июне 2012 года. Тогда, я и ряд френдов заметили повальное бегство и оскудение бурной реки.

Для кого-то из старожилов, писавших еще в 2003, 2005, 2007 годах заявит, что ЖЖ умер гораздо раньше. Я-то открыл свой блог в ЖЖ только в 2008 году и не ведаю старинного его великолепия. Знаю только, статистически пик трафика ЖЖ был в 2010-м году. Заметьте в 2008 и 2009 году произошло проникновение массовых социальных сетей в России, и наконец, к 2010-2011 гг. они сожрали большинство бывших блоггеров.

Я понимаю, что ЖЖ как и тематические форумы был своеобразной роскошью, невиданным взрывом, когда вдруг миллионы доселе безмолвных людей получили доступ к публичности. И понеслась! Люди наяривали тысячи постов, сотни, тысячи страниц текстов по три, пять иногда по 7-8 лет! И все почти бесплатно, в пустоту, в вечность. Это не могло длиться бесконечно.

Все в конце концов вернулось на круги своя. Население России потребляет сортирные шутки, чужие афоризмы и сенсационные ролики на Одноклассниках и Вконтакте. Что естественно. Ну не могут 95% населения писать и придумывать мало-мальский контент даже в течение 1 года. Кто-то должен водить автобусы, учить детей, ходить в офис, сеять овес. Писать годами много и искренне могут либо профессиональные публицисты, либо графоманы. Блоггервство как массовое явление умерло. И перешло в состояние культурной ниши, как бардовская песня или авиамоделизм.

ЖЖ умер также, как умерло массовое помешательство на музыке в конце 80-х. Еще в 1982 году в такой провинции как Нижневартовск никто, по крайней моей, в моей школе не знал никаких рокеров или металлистов. И, вдруг, по всех райцентрах СССР в 1985-1991 годах появились толпами – “метталисты”, “рокеры”, “панки”, противостоявшие им “гопники”, “мажоры”, “Модерн Токинга”, “Ласкового Мая” и Людмилы Сенчиной. Огромное количество молодежи как пароль задавали вопрос “Ты че слушаешь?”. Альтернативная и неальтернативная музыка повела за собой миллионы людей, формируя их мировозррение. Даже, если человек ничего не слушал, он следуя моде, мог заявить, что он – хиппи или панк. А потом все исчезло. Мигом. В 1992 году. Так и ЖЖ рухнуло в 2011-м. Сразу и бесповоротно. Как человек умер, как СССР резко рухнул.

В качестве примера разницы между ЖЖ и Фейсбуком я хочу привести ЖЖ Юлии Ауг. Что-то не спал всю ночь и читал. Этот блог можно было бы издать в качестве книги. Была бы вторая Исповедь Августина.

Вот только 1 пост из того ЖЖ. Вот из-за чего я так люблю ЖЖ.

http://juliaaug.livejournal.com/308078.html


“Совсем перестала писать. Отделываюсь фотографиями Венеции. У меня молчаливость душевная. Грустная такая молчаливость. Радости настоящей мало в жизни, вот и молчу. Я когда прилетела из Венеции, только успела телефон включить, позвонила мама. И, пока я получала багаж, долго рассказывала плача, какой ужас ей пришлось пережить. У мамы на руках умерла её любимая соба.

Мальчик Данечка. Он не дожил полтора месяца до семнадцати лет. Вы скажете, это срок. Конечно срок. Он уже был и слепым, и глухим, и ножки у него болели. Но, с тех пор, как я увезла Полину в Москву, это был единственный человек, с которым мама могла поговорить. Жили они вместе 14 лет. Это я его завела, ещё в Питере, а потом привезла моим стареньким родителям, потому, что меня не хотели с ним селить на съёмные квартиры.

Они с мамой полюбили друг друга сразу. Дошло до того, что он садился возле её ног, и никого не подпускал. Мама очень гордилась. Мы с папой смеялись, а Данечка рычал «аки лев», хотя никого никогда не укусил в своей жизни. Но рычать он умел! А ещё Данечка умел чувствовать боль. Когда кто-нибудь болел, он приходил и клал морду на край кровати и стоял часами, давая понять «я с тобой».

Данечка мог бы быть прекрасным отцом, но своих детей у него не было, за то котят кошки Муськи он собирал по всей квартире, вытаскивал из всех щелей, относил в коробку, и охранял. Очень переживал, когда они расползались. А ещё Данечка умел быть ласковым и благодарным. Пять лет назад мама вытащила его с того света. Вылечила, выходила. Буквально на руках. С тех пор он вообще никого кроме неё не воспринимал. Приезжали мы с Полной, он радовался нам, лаял, вилял хвостом, лизал руки, но наступала ночь, и он уходил спать только к маме. Сворачивался клубочком у её кровати, морду клал на тапочки, и засыпал. Ночью часто просыпался, проверял, есть ли мама, никуда не делась? Проверив, засыпал снова.
Он умирал тяжело. Утром у него из горла пошла кровь. Мама говорит, он кричал как человек. Все номера ветклиник и частных врачей, которые я ей оставила, устарели. Мама позвонила моей подруге Юле, и она нашла телефон врача-ветеринара, который согласился приехать. Но, пока мама звонила, и пока Юля искала, и пока врач ехал, Даня почти истёк кровью и всё время кричал. Когда врач приехала, она сначала сделала обезболивающий укол, и Данечка сразу же успокоился. Но кровь продолжала идти горлом. Ничего сделать уже было нельзя.

И врач начала искать вену, чтобы сделать усыпляющий укол. Но крови в нём осталось так мало, что вену удалось найти не сразу. А потом, он свернулся калачиком и начал засыпать. И, пока совсем не уснул, мама гладила его, а он изредка открывал слепые глаза, и пытался ткнуться носом в мамину руку. А потом он уснул.

Похоронить его помогли маме те самые «Идущие следом». Помните фотографии друзей Полины? И ещё один человек – Егор. Я очень долго было сердита на него, но теперь простила совсем. Пусть ему будет счастье. И, конечно Юля. Они закопали Данечку на 12том километре по Усть-Наровской дороге, и выложили могилу камнями, чтобы её можно было найти, и чтобы мама могла его навещать. Теперь мама осталась в Эстонии совсем одна. Юля её навещает, я звоню каждый день, а она рассказывает мне, как слышит Данечку. Она слышит, как он ходит, как он вздыхает. А ещё она просыпается каждое утро и думает, что надо встать поскорей и накормить его. Рассказывает, и плачет. Он умер 25 января. Прошло десять дней, а мамочка всё плачет.

Эту фоту сделала Полина три года назад. Данечке было 14 лет”
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments