zheniavasilievv (zheniavasilievv) wrote,
zheniavasilievv
zheniavasilievv

Утомленные солнцем 2. Предстояние. Никита Михалков

Лилофея, дочь короля

Развитие интернета показало, что масштабы такого явления как инцест еще не в полной мере, оценены обществом. Благодаря анонимности тематических форумов и методу статистической экстраполяции бельгийские ученые пришли к плачевным выводам о том, что, как минимум 12% населения Земли, так или иначе были вовлечены в ту или иную форму инцеста. Лично у меня был загадочный любовный эпизод с двоюродной сестрой, когда нечеловеческие поцелуи перешли грань разумного. Довольно волнительное переживание, скажу я вам.

Так вот, по данным бельгийских ученых, самой распространенной формой инцеста является любовь отца и дочери. Я было не поверил, однако фильм Никиты Михалкова “Утомленные Солнцем 2. Предстояние” убедил меня в этом бесповоротно. Не думаю, более того, я уверен, что между Надей и НСМ ничего не было и быть не могло в грубом, физическом смысле этого слова. Тем не менее, для меня очевидно, что “УС-2” – густо замешан на греховном эротическом чувстве. В первую очередь, это - фильм о любви отца и дочери. Как хотите это, так и понимайте. Многие маститые киноведы лишь вскользь, со смешком касаются этой подоплеки. Видимо, стыдно и думать.






Михалков – все-таки гуру. Он лишь дразнится, скользит на грани табу, ни разу не позволяя, себе преступить грань греховного недозволения. Тонкая работа. А это и нужно. Вспомним старика Фройда, вспомним теорию сублимации, вспомним Адлера, Юнга. Бла-бла-бла, и все станет на свои места.

“Великая Война” как виньетка ложной сути лишь ожерелит запретное чувство. Доведенный до абсурда набор штампов, поэтому вызывал у меня не столько отторжение, сколько добродушную ухмылку. Кажется, что нет такой банальности, которую Михалков не притащил из советского кинематографа к себе в фильм. Тут и киноэпопея Озерова “Освобождение”, и тут “Отец солдата”, и “Аты-Быты шли солдаты”, и “Иди и смотри”, и “Горячий снег”, и “Торпедоносцы” и куча трешака 90-х про НКВД и растерявшийся советский народ 1941 года. Никакого участия, чувства сопереживания – здесь нет и быть не может. И не должно быть, я добавлю. Любовная тема заключена здесь в гран-гиньоль, а также в некое подобие игры “DOOM-41”. В этом смысле фильм - туп до степени позора, но этим он и дивен.

Михалков - мастер мизансценирования, кадрирования, темпоритма, панорамирования, шумов и не важно, кто там копошиться под гусеницами танка: русские, поляки, папуасы или марсиане. Для хорошего фарша пойдет и свинина, и человечина. Кинодейство работает на нижний спектр восприятия, на животную сущность зрителя и держит его внимание до конца. Вчера никто из зала не выбегал, разве что в туалет и быренько обратно. Как всегда могуч актерский ансамбль, где выделяются Женя Миронов, Сергей Маковецкий, Валерий Золотухин.

Надя Михалкова играть не умеет, а и не надо, и не надо! Она просто прелестна в своем неумении, являя сама собой уникальный бриллиант, забытый в наше время женский типаж. У нее есть самое главное, та забытая моторика движений, тот взгляд, который был у кинодевушек где-то до середины 60-х. А потом исчез как дым. Может лишь Евгении Симоновой и Татьяны Самойловой он сохранялся долгое время, но и они его растеряли. Поэтому так диссонируют женские образы, созданные техничными, но остервенелыми актрисами современности в фильмах о войне. А Надя Михалкова здесь попала в самую точку.

Структурно картина похожа на компьютерную стрелялку. Она состоит 6-7 уровней-новелл. “Концлагерь”, “Мост”, “Баржа”, “Церковь”, “Кремлевцы”, “Деревня”, что там еще, ретроспективно соединенных новеллой “В поисках комдива Котова”. Каждый раз беспечный быт русского людей нарушают немецкие танки или самолеты, которые налегают как саранча из тумана, крошат русский народ в салат-оливье, готовят из него макароны по-флотски или жаркое и улетают за линию горизонта.



Под конец фильма поймал себя на странной мысли. Хочется, чтобы такая война никогда не кончалась. “Война – единственное наше спасение” - говорит Михалков Дюжеву в начале фильма. О, yes!

Мохнатый шмель творит самодостаточный, внеисторический мир, где средь желтых нив, средь снежный полей лихая война шумит, дышит и льется в заоблачный плес. Странным образом, несмотря на козни НКВД, в фильме рождается бескрайняя русская вольница, где пионервожатые ночуют в траве-мураве, штрафники обнимаются с немцами под синим небом, а мины забрасывают героев на пустынные пляжи. Этакие “Похождения двух горемык”! Горемыки как в сказке – неуязвимы и заговорены. Пули и снаряды от них отлетают, штык не режет, а мина бережет. Сколько надо собрать аптечек, сколько жизней осталось, чем будут стрелять монстры на следующем уровне “Цитадель”?

The game is not over.

Но это мелочь все. Лично для меня в этом кино главное – Надя Михалкова. Уж не знаю отчего, но обе дочки Императора Русскаго Кино оказывает на меня магическое воздействие. Такие трогательные, такие забавные, добрые медвежата. Редкий на экране сейчас типаж, подкупающий противоположный пол милой “глупизной” и незатейливым добротолюбием. Может это и хитрый расчет. Женские штучки. Не знаю, факт – налицо. Я буквально таю. Сейчас я влюблен в обеих Михалковских дочек по уши.

Алиса не любит гостей. Алиса одна вечерами.
Алиса сидит на тахте с коробкой конфет и с мечтами.

А-А-А-Алиса и дня не может прожить без ирисок.
Алиса - она же - дитя. Но лучше всех а-а-Алиса!!!

В общем, мне фильм понравился только благодаря неожиданному эротическому подтексту, который я в нем узрел. Отрицательное восприятие фильма большинством кинокритиков – волне тоже можно понять и предсказать еще за 25 лет до выхода фильма на экраны поименно.

Понять критиков можно. Да, да.

Во-первых, фильм с привычного ракурса, в евклидовой геометрии – посредственность.

Во-вторых, у многих наших соотечественников “эта страна” воспитала за 1145 лет идиосинкразию. И это еще больше опускает фильм в их глазах. Уверяю вас - поменяйте русских на американцев, на итальянцев или даже на румын, кашу на хот-дог, песню “Валенки” на “My Bonny is over the Ocean”, сразу отношение к фильму чуть потеплеет. Я понимаю это чувство и не осуждаю никого.

Поэтому “Спасение рядового Рейна”, “Тонкая красная линия”, “Бесславные ублюдки”, которые совместно делят с “УС-2” огромные эстетические пространства, - драгоценная заграничная жувачка, а УС-2 – конфета “Мишка на севере” для лохов.

Одно и то же решение, то объявляться художественной находкой, то – пошлостью в зависимости от лейбла. В этом смысле обсуждение фильма Михалкова не выходит за привычные рамки привычного в интернатах дискурса “Православные Державники” против “Либерастов-Западников” в блоке с “Леваками-Совками”. “Предстояние” в этом смысле является всего лишь своеобразной лакмусовой бумажкой, тестом на политическую беременность.

Ночью снилась Надя Михалкова.




Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments