zheniavasilievv (zheniavasilievv) wrote,
zheniavasilievv
zheniavasilievv

Как кинокритик убил режиссера или все песни только о любви

Жил-был режиссер, не очень знаменитый, зато маститый. А неподалеку и жил-был злобный киновед. Режиссер снял фильм. Злобный киновед написал на фильм рецензию. Режиссер прочитал ее. И умер от горя.

Этот хрестоматийный, трагический случай, позор для журнализдики и отблеск славы для киноведов случился в связи с фильмом, который меня вчера сразил наповал. Я испытал такое чувство, словно я грабил продуктовый склад, но нашел драгоценную диадему, всю украшенную лучистыми изумрудами.




Фильм называется “На Бойком месте” (1998 год) Алексея Сахарова. Он являет собой экранизацию пьесы Александра Островского. По пьесам Островского, сколько я не упомню, все время выходят преотличнейшие фильмы - “Жестокий романс”, “Красавец-мужчина”, “Женитьба Бальзаминова”. Для Островского характерен плотный, цепкий, несколько однообразный, но замысловатый сюжет, интересные уходящие в даль второстепенные линии, игривые образы, позволяющие актерам блистать театральным мастерством. Но, самое главное, что здесь как почти в любой экранизации, - витает аромат времени, который источает язык персонажей. А Язык, же, он Дом Бытия, как сказал Нестор Махно. Вот почему я всегда стою горой за экранизации, пусть даже неудачные, назло “историческим” фильмам-поделкам, наподобие, бездарного “Края” Учителя. Плохая экранизация всегда лучше хорошего “исторического” фильма.

Картина Алексея Сахарова дивна еще и тем, что выглядит белой какаду в царстве бурых медведей. Легкая как брызги шампанского, она стоит вдалеке от магистральных российского кинематографа. Фильм – выглядит как раритет в мире метафизического кино, и во вселенной новейшего коммерческого поп-корна, и в подвале кино параллельного. По-сути, это - выживший реликт советского музыкального фильма. Ближе к нему находятся какое-нибудь “Сватовство гусара”, “Ах, водевиль-водевиль”, “Лев Гурыч Синичкин”, но последние, сюжетно, уж очень просты. “На бойком месте” обладает живой драматургией. Конец, правда, чуть подкачал, слишком водевильный вышел. Поэтому самый близкий аналог это - “Женитьба Бальзаминова», на мой взгляд. А это комплимент.

Есть, правда, в российском кино образчики “искристого ретро”ю Например, “Дикарка” Юрия Павлова и “Китайский Сервиз» Виталия Москаленко. Но сии фильмы – не мюзиклы, а тут у Сахарова, настоящий, полновесный мюзикл, с милыми серенадами и огненными плясками.

Можно вспомнить еще и массу новогодних музыкальных ревю «Первого Канала” и канала “Россия”. Телеканалы бились ими как дубинками друг с другом в начале 3-го тысячелетия. Однако, всякие там “Золушки» и “Снежные королевы” к кино имеют отдаленное отношение. Это просто новогодние концерты, перепевка старых шлягеров старыми звездами, дополнение к оливье.


Второй фильм, которые меня тронул вчера, были знаменитые “Все песни только о любви». Добавить тут мне, собственно, нечего к многочисленным восторгам. Вся современная французская литература вышла из чашечки кофэ Пруста, я бы добавил и кино, наверное, тоже.



Никто как французы, по крайней мере, на экране и на страницах книг не умеют быть столь легкомысленными в серьезных вещах, и глубокомысленными в мелочах. Разговаривают они сплошь психологическими парадоксами. Как армия ходячих Монтеней и Экзюпери.

Прелесть.

Ну и самое главное, что выделяет эти фильмы - это нежная и томная музыка Алекса Болена, и залихватская и разнообразная музыка у Геннадия Гладкова. Я думаю, что весь омаж зрительский должен уйти к композиторам.

Да, а киноведом был Валерий Кичин.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments