December 24th, 2024

ДИНДИГУЛЬСКОЕ БИРЬЯНИ

Поел тут на днях диндигульского бирьяни. Возвращался из Москвы на Орловщину и забежал в индийскую столовку. Она находится около Курского вокзала в соседнем помещении духана “Мама, я в Тбилиси”.

Ну, что сказать. Это еда. И я ее ел. Она - вкусная. Мне вообще всякая еда нравится, и я не представляю, какой ресторан или блюдо мне будут отвратительны. Самая же изысканные яства я ел в 1986 году, когда меня на сутки выпустили из комендантского полка города Москвы. Я тогда сбросил вес с 80 кг. до 71 кг. за 2 месяца и пока доехал до Ярославля в госпиталь, то сожрал, наверное, килограммов 5 разнообразных батонов, кефира, бефстроганов с пюрешкой, колбасы, эклеров, безалкогольного шампанского, молока, борща из всех магазинов и кафе, что были на моем пути. В СССР была еда. Если ты был в армии в качестве духа, то волшебным образом она находилась.





Диндигульское бирьяни и вообще индийская пища – неведомая для меня Terra Incognita. Это – такой плов, куда засыпали щедро и обильно все возможные специи, которыми богата обширная и плодородная Диндигульская земля. Перец, чеснок, кумин, гвоздика, кориандр, лаврушка, мята, имбирь, чеснок, сало, шафран, корица, соль, топленое масло, розы и так далее.

Вкус получился какой-то тулупный, теплый и таинственный, словно тепло и жар Диндигула вливается в твое нутро. Запил все это дело манговой масалой – это такое индийское пойло цвета джало санто, куда напихали тоже около 30 специй. Заплатил 1000 рублей. 850 за еду и 150 на чай.

Радостный и сытый я поехал домой.

ПАРАДОКС ВОССТАНИЯ ДЕКАБРИСТОВ

В связи с выходом на широкий экран киноленты “Союз Спасения” (“CC” получается) я стал как безумец читать и смотреть все, что связано с восстанием декабристов. Картины я еще не видел. Но меня поразило вот какое обстоятельство.

1200 ТРУПОВ. 950 МИРНЫХ ПЕТЕРБУРЖЦЕВ ПОГИБЛИ ЗА 22 МИНУТЫ. Было всего 8 залпов картечи и такая гора мертвецов!



Самое удивительное, что никому до этого (насколько я знаю пока) вообще нет никакого дела. Декабристы ныкаются по квартирам, стыдятся, трусят, бравируют, дают показания, Николай пребывает в крайнем изумлении, “да, как же так, какой ужасный заговор аж с 1815 года, да сколько же благородных фамилий!”, особо никого не казнят, в казематы подают кофе и булочки, “Русская правда”, Пестель запирается, 2 десятины на селянина, Константин интригует, Бенкендорф допытывается, Трубецкой празднует труса, Никита Муравьев – умеряет гордыню, жены едут в Сибирь, кое-кто сходит с ума, Милорадович погибает как герой, англичанка гадит.





Но всем по-фиг на тыщу трупов. Если 1200 трупов, то сколько же раненных? Минимум 3000. Там кровь должна была реками в Неву стекать.

Тут либо:

1.ВРАНЬЕ. Не было 1200 мертвецов.

2.ПРАВДА. Но как это было тогда возможно? Пишут, что была давка. Во время давки на Ходынском поле погибло 1389 человек. Но на Ходынское поле на фестиваль собралось ЗАРАНЕЕ полмиллиона человек. Население же Санкт-Петербурга в 1825 году было около 300 тысяч человек, и они не могли быстро сорваться с места и прибежать на Сенатскую Площадь, ибо восстание декабристов было не объявлено публике, метро тогда еще не было, а пешодралом, на извозчиках, бегом припереться такой толпой они не могли физически.



Ну, допустим прибежали, доковыляли, приползли по-бырому. И было 1200 трупов. Отчего же тогда ни революционеров, ни контрреволюционеров вообще не волнуют столь массовая гибель трудового народа?

И думается мне, что в этом тайна декабристского восстания. Его суть. Это так похоже на победные реляции тех времен. “Ура! Мы одержали великую викторию! В баталии погибло 4 генерала, 77 офицеров, рядовых преизрядно много и всякой черни преизбыточно”.

До лампочки и декабристам, и государю был простой народ.

Странно и то, что Бенкендорф обратился к декабристам: "Господа, я готов тотчас же освободить тех из вас, кто дал вольную своим крестьянам. Как я это сделал 6 лет назад." Однако, народные печальники-декабристы так и не освободили ни одного селянина. Зато они подставили под пули и детей, и мужиков, и собственных солдат, но почти все живы остались.

Это – нехорошо.

Государь же, Николай Павлович освободил от крепостной зависимости больше крестьян, чем декабристы. После его реформы количество крепостных в России сократилось с 57% до 35%. То есть речь идет о где-то 8 миллионах человек.