December 2nd, 2024

"ДЫЛДА": У НАШЕЙ ДУРЫ - НИ ЛИЦА, НИ ФИГУРЫ.

В этом году русские киноведы и кинодеятели посадят на трон фильм Кантемира Балагова "Дылда". Он получит Белого Слона и Нику. Фильм - лампаден, келеен, ало-зелен, рукопожат и продолжает линию Сокурова-Германа, а британские кинокритики сказали, что Дылда круче, чем Джокер.

Да и ладно. На самом же деле....

“Дылда” – наебалово шитое белыми нитками. Кантемир Балагов творит свой мир, точнее плохую копию миров Сокурова и Германа. Понятно, что искусство вообще и кино в частности – не зеркало, отражающее реальность, а молот, формирующий ее.

Я не знаю, каков был в действительности ленинградский госпиталь и жизнь в 1946 году. Да и кто знает. В сознании множества современников зеркало реальности разбито но множество осколков. Реальность призрачна как “в Прошлом году в Мариенбаде”. Но дело вовсе не в этом.

Кино должно наебать зрителя, заставить поверить в то, что перед нами не документальный фильм о съемках фильма “Дылда”, а художественный фильм о Ленинграде 1946 года. Каждый раз, когда зритель смотрит фильм он обманывает сам себя, он забывается на полтора часа и верит реальность происходящего на экране. Режиссер и актеры пытаются ему в этом помочь. А у Балагова в этом фильме сие не получается.

Неинтересно смотреть на актерок ГИТИСа из 2019 года, прибежавших с ресторана “Миядзаки” на декорации фильма о послевоенном госпитале. Моторика, мимика, манера игры, да и сама проблематика фильма: лесбийская нежность, эвтаназия, child-free – искусственно введены в бесконечно чуждый контекст. Да, я знаю, что это модно. А чем Балагов хуже Тарантино?

Но мне, да я думаю и большинству зрителей, будет видно, что его пытаются наебать по-черному. Наебывать нужно тонко, на то оно и искусство кино. Поэтому невозможно поверить в реальность происходящего в заэкранном мире.

Даже монтаж Балагов не может делать. Отчего-то он хочет доказать, что рост Виктории Мирошниченко 2 метра 8 сантиметра как у Ульяны Семеновой центровой клуба “ТТТ”. Но в одном кадре видно, что Дылда длинной всего 1,82 метра, склейка и вот она уже снова 2,08. И так во всем.

При желании в киноленте можно найти множество аллюзий, смыслов и метафор. Например, написать, что "Дылда - это Россия, которую умом не понять, аршином общим не измерить, Русь пожирающая своих детей", но делать этого не хочется. Кажется, что за стенкой стоит Балагов и кричит "стоп-снято, вы тут еще порепейтируйте, мне надо бежать, у меня сегодня еще дополнительный кастинг и пичинг нового фильма "Толчея".

Балагову нужно снимать кино про Нальчик и при этом не надо копировать своего мэтра Сокурова, создавать тесноту, шептать, бормотать. Во-первых, это уже не ново. Яркая находка потому и яркая, что находка, а не потому, что яркая. Надо свою изюминку искать. Во-вторых, мамблкор уже мертв.


ЛЕВАКИ И ФЕМИНИСТКИ - ЭТО ШВОНДЕРЫ И ТОВАРИЩ ВЯЗЕМСКАЯ.



Почти все леваки, феминистки - это сплошь паразиты. Вся их риторика, упоминание Делеза, Фуко, Адорно служат лишь одной цели - чтобы государство или спонсор ДАЛИ ИМ ДЕНЕГ, чтобы они могли держать кинофестиваль/театр/выставку узбекского кино/передовых танцев/древнегреческих игрушек. Все бы ничего, но их дохуя. Сами они не могут деньги заработать, но крику от них больше всех. "Одичание, скотство, духовная деградация!" - раздаются крики и вопли.

Чего хотят феминистки? Не получив бабла у мужика, они хотят по-бырому слупить его у государства. Дайте нам квоты. Я сниму фильм, который никому не интересен, но так как у меня пизда, мне положена субсидия. А ВОТ ХУЙ. Не получишь.

Капиталисты, чиновники, военные и буржуа - в 1000 раз лучше леваков. Потому, что они приносят пользу. 200 кураторов выставки не смогут организовать вывоз снега, руководить сетью магазинов и страной, а чиновники могут.

Общее собрание, каждый день рассматривает вопрос, у кого сколько комнат и приходит к заключению, к что какого-нибудь Абрамовича 77 комнат и Челси, а у куратора ни одной.

И это справедливо. Пусть куратор ИДЕТ НА ХУЙ. На мороз продавать шаурму. А хуячечную ликвидировать вместе с Мединским, хоть он и чиновник.