?

Log in

No account? Create an account
ОТКУДА ВЗЯЛИСЬ СТАРУХИ?
zheniavasilievv
Если и уж где и крепка на Руси Православная Вера, так это на Орловщине и Курщине. Сегодня был день Иоанна Крестителя, и мы поехали на богомолье в Кромы в Свято-Никольский храм. Народу была тьма. Молились истово, рьяно. Многие плакали. Мне понравился сам храм. Таинственный, лампадный, в дымке кадильного тумана таяли образы англов, святителей и Иисуса Христа. Было темно и православно. Забавно, что здесь народ больше всего любит майского и декабрьского Николу больше, чем Пасху и Рождество.

Стою, я стою. Молюсь, а потом призадумался. Вокруг в основном-то молятся полуграмотные, бедные старухи в серых юбках и шерстяных платках, которые не смогут отличить Кирилла Александрийского от Евпатия Коловрата, которые заряжают банки с водопроводной водой перед Аланом Чумаком и читают на ночь гороскопы. Откуда они взялись, эти старухи?

Воображение рисует, что старухи сии переместились к нам в 2017 год прямо из глубин века XIX-го или, по крайней мере, из сталинских колхозов. А ведь это не так. 60-летней бабушке в пору моего раннего детства в 1975 году было 18 лет, а 70-летней – 28 лет.




И я вспомнил 20-тилетних девиц 1975 года в мини и макси-юбках, в брюках-клеш, толстопенных туфлях “Сабо”, танцевавших в потемках под песню “Мани-Мани”, целующихся в кустах сирени, едущих в купе поезда в Сочи с корочкой арбуза в руке, хохочущих мимо проходящего молодого педагога, пионеров из фильма “Сто дней после детства”, девушек, вступающих в ряды комсомола. И подумалось. КАК! КАК?

Каким образом толпа ТЕХ мини-юбочных девиц превратилась в ЭТИХ богомольных старух? У меня сломалась голова. Я так и не смог понять. Пионерке Соне Загрехмухиной должно быть сейчас где-то 57 лет и она в коричневых шерстяных колготах и стоптанных сапогах сейчас стоит рядом и покупает свечки.





А потом я еще поковырялся в носу. И мне подумалось, а ведь и я через 10 лет буду таким же засаленным стариком с кусками ветчины на бороде. Ну, ладно, скажем, я буду отличать Билле Августа от Аркадия Укупника, но внешне буду как те полоумные бабы. Тогда я решил, что, если уж я и доживу до 60-ти годков, то непременно буду одеваться лихо, борзо и ярко. Буду таким православным модником. У меня будет борода до пуза, салатовые вельветовые штаны, альпийская шляпка и кофточка в горошек. Буду при этом на коленях молиться о Царствии Небесном, дабы не слиться ни с контрреволюционной толпой бабок, ни с кофейными хипстерами, а славить Бога с умом, шиком и вкусом.

И еще подумалось, что у них ни комсомольство, ни мини-юбочность, ни Вера Православная глубоко не укоренены в личности. Отсюда эта смена настроений, как смена времен года. Несет по жизни ветер перемен и они летят из Небытия в Небытие.