?

Log in

No account? Create an account
МОЯ ВЕРА
zheniavasilievv
У меня явно еретическое, умозрительное отношение к Православной Церкви преобладает. Типичная Федоровщина, "философия общего дела". Я редко молюсь, ни одной молитвы наизусть не знаю, не руководствуюсь евангельскими истинами в реальной жизни. Таинства Причастия и Исповеди меня обошли стороной.

Тем не менее, я думаю, что годика через 2-3 из меня выйдет довольно воцерковленный прихожанин. Я долго запрягаю, но быстро езжу.

Помимо идеи святости, бессмертия и Бога, Православная Церковь - это же безумно забавная и реальная вещь. Интересная, волшебная галактика, приземлившаяся к нам в 21 век Восточно-Римская Империя, архимандриты, монастыри, иноки, сидящие где-то у Северного Ледовитого Океана и верящие в то, что ими спасается весь мир. ДВЕ ТЫСЯЧИ лет стоит Церковь и не упала, несмотря на все гонения, особенно жестокие в пору Римских языческим императоров и у нас при Советской Власти. О чем это говорит? О том, что есть там манящая свежесть и грандиозная привлекательность. Но все-таки самое главное в Вере - это ее абсурд.

Это все-таки невероятное достижение, как бы кто не относился к Православной Церкви. Тертулианова формула - Credo quia absurdum, которая мерцает всеми оттенками радуги у гроба, в больнице, у могил драгоценных родственников и друзей. Там, где иные видят тлен и маразм, я вижу эстетику и поэзию, но самое главное - тысячелетнюю жажду ЖИТЬ вопреки природным законам. Эта тяга, мне кажется, рано или поздно одолеет биологические рамки человеческого существования, да хотя бы за счет банальной генной инженерии. Здесь категория Времени уже теряет смысл. Бог - это грядущее, Это - листья древа, стволом которого является Православие.

В этом контексте во весь рост встает мысль Хайдеггера о Dasein как о просвете всего Сущего. Особенно близко, по моему, к Отцам Церкви приблизился немецкий мыслитель в своих поздних работах, когда поднял вопрос о Поставе как смысле Техники. Не имели ли он в виду будущие нанотехнологии или вообще смысл человеческой истории как технологическую революцию и переход биологических форм к высшим надмирным формам - киборгам и херувимам?


ЛЕВАЦКАЯ ЗАРАЗА В МИРОВОМ КИНЕМАТОГРАФЕ
zheniavasilievv
Посмотрел “Дорогу” Хиллкоута. Кинолента сделана на основе романа Кормака МакКарти, получившего Пулитцеровскую премию и объявленного кое-кем уже лучшим романом XXI века. Не буду грешить на книгу, все нижесказанное к ней не относится. Мои слова – сугубо о фильме.

Похоже, что создатели жанровой блевотины научились мимикрировать под авторское кино и теперь клепают на станке фильм за фильмом по проверенной технологии. Жанр этот можно было бы назвать “фантастическая притча”. Целевая аудитория – “умный синефил”. В таком кино должна быть обязательно Луна, или олуненная Земля или чужая Планета, минимально похожая на настоящую Землю. Главный герои обязательно должен носить бороду, хоть и он не старик. Его сопровождает милый робот или нежный мальчик. Главный принцип такой поделки – вывести за скобки реальную земную жизнь и показать жизнь нереальную, фантастическую. С нее то, с фантастики - взятки гладки. Не придерешься.

Фоном служат пустынные дороги, оборванные провода и серые небеса. Даже самая простая реплика героя - “я хочу какать, папа” приобретает в таком антураже притчевое звучание.

Я не против притч, я не против жанрового кино, не против фантастики. Но зачем желаемое выдавать за действительное. Какой на хуй шедевр? Какое в пизду интеллектуальное кино?

Отчего в арсенале персонажей всего 2 мысли? Почему они столь эмоционально однообразны? Какой там глубокий мессидж? Над чем там задумываться?

По сути, левацкая “Дорога” является компендиумом трюизмов, выковырянных из политкорректного ануса. Папа, игнорирующий окружающих, убивающий супротивников чохом, оставляющий бедного негра нагишом на сьедение “экзистенциальному” пейзажу – закономерно склевывает ласты в конце фильма, а милый толерантный мальчик – получает шанс на спасение в виде dues ex machine. Из небытия выныривают good guys и nice females, хотя и тени их при Отце не было. А вот помог бы папа-Мортенсен негру, глядишь из кустов бы выпрыгнула семья негритянских добряков - Барак и Мишель Обама.

Посмотрите, как бедна лексика героев в “Дороге”! Как незатейлив мыслительный арсенал: “good guys”, “bad guys, “а мы пойдем на юг – там теплее”. Якобы “пессимизм” картины и как в “Луне” Данкана Джонса сдобрен незаметным хэппи-эндиком. Ну, кто бы сомневался! Ну, взялся ты делать Апокалипсис, Трагедию – так и делал бы. Уебал, бы кувалдой и отца, и сына, и святого духа – и концы в воду. А нет: коммерчески неоправданно, и не политкорректно.

Самое мерзкое и ужасное в этой ситуации, что обезжиренная муть выдается за глубокомысленную метафизику, а реалистическое кино, кино без вселенских претензий объявляется фальшивым.

Возьмите ненавистную всем “Сумасшедшую помощь”, или “Похороните мне за плинтусом” – там даже оборотень в погонах или обезумевшая старуха за 5 минут поведает о мире больше, чем все пришибленные герои “философской фантастики” за 10 фильмов. Да что там русский арт-хаус.

Возьмите наугад любую реалистическую драму. Я ткнул в пальцем в небо, взял “Ксению любимую жену Федора” или “Подруги” Антониони. Там нет готового, однозначного мессиджа. Высказаться об этих фильмах - не так то просто. Там можно не найти концов, а вот в “2012”, “Луне”, “Дороге” ответы стыдливо прикрыты салфеткой. Нагнись и подними – будет готовая статья c далеко идущими выводами для журнала “Итоги”.

Не нравится реализм? Возьмите – фантастическую притчу. “Кин-Дза-Дза”, например. Cколько там выдумки, сколько интонаций, сколько сюжетного богатства! Как многообразно через фантастику просвечивается жизнь земная. Даже норвежская недалекая Post Mortem притча “Неуместный человек” – не столь тупа как фильм Хиллкоута. Хотя бы сюжетно.

“Дорога” - это ресторан высокой кухни, в котором продают интеллектуальный фаст-фуд. Вот поэтому такое кино и побеждает. Уверен, что картина будет пользоваться популярностью среди интернет-дрочеров, выводящих поутру на очке на ноутбуке рецензию для журнала “Афиша”.

Почему? Да потому, что нам не нужна неизьяснимая реальность, нам нужна виртуальность, которая легко разбирается на элементарные эпистемы.

ГЕРМЕТИЧЕСКАЯ ОТГАДКА СТРАШНОЙ ТАЙНЫ МИСТИЧЕСКОЙ ПЕСНИ ШАИНСКОГО
zheniavasilievv
Вы слыхали, как поют дрозды?
Нет, не те дрозды, не полевые,
А дрозды, волшебники дрозды,
Певчие избранники России.
Вот они расселись по лесам,
Зазвучали до самозабвенья.
Узнаю я их по голосам —
Звонких повелителей мгновенья.
Звуки вырастают, как цветы:
Грустные, весёлые, любые,
То горячие до красноты,
То холодновато-голубые.
Достают до утренней звезды,
Радугами падают на травы...
Шапки прочь! — В лесу поют дрозды,
Для души поют, а не для славы.



Дроздо́вцы, «дрозды́» — название воинских частей Добровольческой армии (впоследствии Вооружённых сил Юга России и Русской Армии), получивших именное шефство одного из основоположников Белого движения на Юге России — генерал-майора М. Г. Дроздовского. Первоначально дроздовцами называли бойцов Первой Отдельной бригады Русских добровольцев, совершившей 26 февраля (11 марта) 1918 — 24 апреля (7 мая) 1918 г. 1200-вёрстный переход под командованием тогда ещё полковника М. Г. Дроздовского.

«Дрозды» на протяжении всей Гражданской войны на российском юге были одним из самых надёжных и боеспособных соединений Добровольческой армии генерала Деникина и Русской армии генерала
Врангеля. Отличались высокой организацией,
дисциплинированностью, высоким воинским духом и устойчивостью в самых тяжёлых боях, что признавалось даже противниками Белого движения[1].

«Малиновые» части направлялись на самые сложные участки фронтов, отличались крайним упорством в боях, отступали лишь в самом крайнем случае и поэтому несли тяжёлые потери[1].

Дроздовские части относились к числу привилегированных «цветных» на белом Юге: офицеры и нижние чины носили отличительные малиновые фуражки с белым околышем и малиновые с белой опушкой погоны с жёлтой литерой «Д»[1].