November 3rd, 2020

ЗЕЛЕНАЯ ПРИНЦЕССА

Сегодня видел парадоксальный сон. Меня хотела убить Зеленая Принцесса из волшебной крепости. Пришлось убегать тенистыми рощами и пшеничными полями. Когда я отбежал от крепости километра на 3, вдруг Принцесса стала метать из катапульты в меня огромные камни, которые падали от меня в 2-3 метрах, я еле-еле ускользал от них, виляя и убегая вдаль. Я поражен был точностью выстрелов с такого большого расстояния.



Казалось уже пришло спасение, когда я спрыгнул в песчаный карьер. Камни перелетали ров и я стал неуязвим. Я бросился вдоль карьера и когда отбежал метров на 200, вдруг увидел на гребне 2 королевских, злых арлекинов, один - желтый, второй – красный, которые искали меня глазами. Тщетно я пытался выбраться из карьера. Высокий уклон и песчаная почва не давали мне возможности вылезти, а арлекины уже ползли вниз. Наконец-то я увидел покатый подъем, по которому карабкался другой бедолага. Он тоже спасался от Зеленой Принцессы. В последний миг, казалось бы, незамеченными мы выползли из карьера.



Тут я проснулся.

МОНАХ И БЕС

“Монах и бес” фильм Николая Досталя, снятый по сценарию преславного Юрия Арабова, участвовал этим летом в конкурсе ММКФ. Похоже Арабов уже стал любимцем этого кинофорума, где фильмы по его сценариям "Чудо", "Орда", "Орлеан" обрели вечную прописку. Не знаю хорош ли фильм, плох ли, но он смело может претендовать на титул одной из самых эксцентричных отечественных кинолент. Этот бурлеск живо мне напомнил полузабытую притчу Мамина “Не думай о белых обезьянах”.

Начало XIX века, время Пушкина и крепостничества: в отдаленный, сирый монастырь приходит пламенеющий инок, которого тут же монахи начинают поливать из ведер. Корыстный подлый игумен в блистательном исполнении Бориса Каморзина сразу его невзлюбил. На каждое слово у странствующего инока по имени Иван сын Семенов (Тимофей Трибунцев) – предерзкий каламбур.

За это Каморзин налагает на Трибунцева строгое прещение за прещением, то заставляет выстирать портки всей братии, то требует вычерпать бездонный грязевой колодец, то велит поймать рыбку, то приказывает вырубить сухостой. Трибунцев все исполняет с сатанинской выдумкой и одновременно с высочайшим христолюбивым смирением! Колодец в полминуты вычерпывает, портки идеально стирает и гладит задницей, рыбу ловит похожую на гигантский пенис.



Монастырь – в шоке, игумен – в опупении. И так они стараются и этак выпроводить Ивана, но он и связанный на маленькой плоту, приплывает обратно, а тут еще в его защиту приезжает прелукавый архиепископ Мадянов, который превращается в соблазнительную незнакомку, и Николай Первый, путешествующий сотоварищи полуинкогнито по глубинкам Империи.

“Без праци не бенде колораци” – такой совет дает Иван самодержцу, чем ставит того в тупик. Уже, засыпая Николай Первый вдруг понимает, что это зашифрованное послание – есть призыв к освобождению крепостных крестьян и тотчас издаёт царский указ освободить с землей 30% крепостных и сделать их государственными крестьянами. И так далее, и тому подобное.



Дальше еще витиеватее: на ристалище из прозрачных дебрей сюжета выныривает Бес “Легион”, начинается полет Ивана на Бесе как в “Вечерах на хуторе близ Диканьки” в этот раз в Иерусалим, приключаются библейские приключения и так далее, и тому подобное.



Изобретательность Арабова не знает границ ни в сюжете, ни в крайне необычных диалогах.



Этот булгаковско-лесковский калейдоскоп замечателен тем, что дает почву для бесконечного количества толкований. Фильм – абсолютно амбивалентен. Это одновременно и антиклерикальный памфлет, и православная проповедь, и русофобская агитка, и антисемитская передовица, и пример консервативной риторики, и квинтэссенция либеральной мысли. Как хочешь так и понимай, но все же, мне показалось, что красной нитью сквозь ворох актуальных идеологических штампов, проходит главная мысль – ТОВАРИЩИ, ПУШЕ ВСЕГО, ПОДВЯЗАЙТЕСЬ В СВЯТОСТИ, ТОГДА УЗРИТЕ ХРИСТА И ОБРЕТЕТЕ ОБЕТОВАННОЕ БЛАЖЕНСТВО.

ПЛЯЖИ, КУПАЛЬНИ

Наверное, у каждого человека есть хотя бы одна книга, песня или фильм, который никому не нравятся, а ему нравятся. Ну, хоть убей. Вот любит нормальный во всех других отношениях Иван Иванович Иванов остров Кергелен или святителя Вассиана Рыло и все тут. И никто не может понять, почему. У меня тоже есть предмет единоличной любви - кинолента Иштвана Сабо “Фильм о любви”. Никто ее не любит кроме меня. Ну, хоть тресни. Есть у меня знакомые фанаты “Груза 200”, есть поклонники иранского кино. Есть даже последователи фильма “Алеша Птицин вырабатывает характер”, а вот фанатов киноленты “Фильм о любви” нет ни одного. Пока, нет. А я не знаю, почему даже самые бывалые синефилы игнорируют предмет моего культа! Имя режиссера всем известно, ДВД имеется в любом крупном киноотделе Москвы, а сам фильм изыскан как поэзия Мандельштама.

http://www.youtube.com/watch?v=3y9ZuW8U53Q&eurl=http://ilovecinema.ru/blog/225443/

Я мечтал о таком фильме. Я долго искал такой “среднеевропейский”, медиативный фильм, равноудаленный от всех крайностей кинематографа. Я придумал этот золотисто-коричневый образ Европы середины ХХ века и хотел найти его воплощение на экране. Этот образ у меня сложился после случайного прочтения рассказа забытого венгерского писателя Ивана Манди. Сочинитель этот, в свое время, выдвигался, кстати, на Нобелевскую премию по литературе. Один из его рассказов был переведен на английский и назвался “By the pitch” (“на краю футбольного поля”). Но, о Манди потом, а сейчас о фильме.  

Фильм начинается с того, что молодой человек по имени Янчо садиться в поезд, чтобы встретится с девицей по имени Катя. Встретится после десятилетней разлуки. Катя в разгар венгерской революции 1957 года села на каурого коня и ускакала из Будапешта в Лион. Через 10 лет Янчо едет к Кате, к главной, а может и единственной своей любви своей жизни. Хотя история встречи-разлуки достаточно печальна для того, чтобы комок подступил к горлу, не в этом суть фильма. В нем есть нечто больше, чем безнадежная сладость “Шербрукских зонтиков”.

Итак, Янчо едет в вагоне поезда через лучезарную Европу, смотрит на зеленые луга и снежные горы. Едет, смотрит. Едет, смотрит… и теряется в переулках памяти. Магия его воспоминаний прямо по Прусту оживляет прошлое. Вереница образов неспешно вылезает в настоящее, заполоняет собой все пространство фильма и окончательно побеждает Время. Прошлое, будущее, настоящее исчезают, перемешиваются. Появляются старые фотокарточки, тупость и подлость немецких девушек, снежные горки, “Янчо+Катя=любовь”, санки, посиделки эмигрантов, катки, морские пляжи, мертвые лошади на улице, парижские вокзалы, невинные поцелуи в прохладном подъезде, решение совета отряда о снятии пионерки Яноши с поста звеньевой, автоматы ППШ, подземный ход в Америку и рыбка в ванне.


Так в комнатах воспоминаний и на море настоящего развивается история этой любви. Развивается медленно, через школьные дразнилки, через детские обиды, через прикосновения мизинчиков, через недозволение греховного наслаждения, развивается невпопад и напрасно прямо к своему завершению. Катя уезжает в разгар восстания, когда неизбывное “нельзя” вот, вот станет неизбывным “можно”…

Прошло десятилетие и долгожданная встреча заканчивается расставанием. Катя и Янчо изменились, а на карте Европы для их любви не осталось больше места. Катя уезжает в Англию, выходит замуж. Янчо заводит семью в Венгрии. У обоих дети, “работы”, “новые прекрасные миры” и последнее письмо Кати. До того, как я увидел финальную сцену в почти одноименном фильме Кесльевского, для меня эпизод со снежной горкой в фильме Сабо оставался самыми выдающимся изображением любви во всем мировом кинематографе. …



После “Фильма о любви” я безуспешно пытаюсь найти в венгерском кино что-то близкое по степени воздействия. Пока не могу. Ни “Красные и белые” Миклоша Янчо, ни “Таксидермия” Палфи, ни знаменитая трилогия “Мефисто”, “Полковник Редль”, “Ханусен” и структурно близкий “Отец. Дневник одной веры” того же Сабо близко не приблизились.  

А Иван Манди всю жизнь писал мало кому нужные тексты о городских чудаках. В рассказе “На краю футбольного поля” главный герой – помешавшийся на футбольной статистике болельщик. В “Кино былых времен” – кинокритик, обклеивший всю комнату фотографиями звезд немого кино. И так, далее. Самый же выдающийся его текст – повесть - “Пляжи, купальни”. Каково же было мое удивление, когда увидел Манди в фильме Сабо в роли доктора! И это была его единственная роль! Манди умер в 1995 году. Вскоре его имя было почти окончательно забыто даже у литературоведов.

“Если бы я протянул руку к дому, то дотронулся до ноги или руки Кати потому, что здесь Катя и море. И даже, если я закрою глаза - всегда море. Если меня не будет здесь, здесь будет море, песок и рука Кати, а захочу и закрою глаза – передо мной улица Дюзолта, дом дяди Хакла, номер на воротах, четыре буквы на белой, эмалированной дощечке – “18’” или может “19”, не вижу точно номера. Никак не могу разобрать номер, как бы мне ни хотелось. Я смотрю сейчас на дом и вижу тетю, хотя тетя уже умерла 2 года тому назад. Вижу, как выходит дядя Хакл, чтобы запереть ворота. Я заглянул в сад, увидел палки со стеклянными шарами, и я вижу витрину магазина с массой мелких, фарфоровых безделушек, которые не продаются. Но тот, кто смотрит сейчас на дом, может разглядеть дом и достать до подоконника, и я открываю глаза и передо мной спокойное море и Катя”.


СТЫДНО

Главное чувство, которое меня одолевает в последние 2 года, это чувство стыда, чувство страшного позора. Не буду углубляться почему.

НЯША НАТАША - РЕАКЦИЯ КОРЧИ ВАМПИРА

Неплохо так, но фраза "феноменальное явление – реакция корчи вампира" выглядит коряво. Во-первых, "феномен" и есть явление. Получается масло масляное. Во-вторых, 3 существительных сразу - не очень хорошо. Лучше написать просто "корчи вампира", а еще лучше заменить слово "корчи" на что-то иное.


Оригинал взят у [Bad username: poklonskaya_n v] в Государь Николай II не нуждается в заступничестве, его прославил Сам Бог
Завтра мы все будем праздновать исторический день народного единства, который совпадает с большим православным праздником Казанской иконы Божьей Матери.

В 1612 году наши предки, люди самых разных сословий, разной веры, национальностей объединившись, спасли святую Русь, и завещали нам - потомкам беречь и укреплять ее.

Именно с Чудотворной Иконой Пресвятой Богородицы Кузьма Минин, Дмитрий Пожарский и ополчение пошли на защиту православной веры и Отечества.

Collapse )
Наша Вера дает огромные силы и делает нас непобедимыми.

Конечно, не всем это нравится.

Так, в последние дни очень широкий общественный резонанс вызвала тема предстоящего выхода в прокат художественного фильма «Матильда».

По замыслу авторов, он рассказывает о якобы имевшей место порочной связи цесаревича Николая Александровича (будущего императора Николая II) с балериной Матильдой Кшесинской. Афиша киноленты преподносит это как некую «тайну» дома Романовых.

Авторы заявляют, что фильм еще находится в стадии производства. Но уже сам рекламный ролик, широко растиражированный в сети Интернет, вызывает множество вопросов и возмущение зрителей. Причем фильм называется «историческим блокбастером». С этими вопросами люди и обратились ко мне, как к депутату Государственной Думы.

Люди уже расценивают этот фильм как антиправославную провокацию и имеют право так говорить, потому, что они выражают свое мнение.

Collapse )

Складывается впечатление, что авторам фильма не так уж важна историческая составляющая картины.

Бюджет, по некоторым данным, составил около 25 миллионов долларов. А на какие цели такие деньги, что прославляет и культивирует этот фильм? Неужели патриотизм или высоконравственные начала?

Вчера в ходе бурных недовольств у меня спросили: «смотрела ли я этот фильм»? Конечно же - нет, и не буду мараться.

Сегодня люди, наши избиратели обратились к нам своим избранникам за помощью. Я считаю своим долгом рассмотреть и отреагировать на данные обращения. Молчанием можно и Бога предать.

Преподобный Серафим Саровский сказал: «Великий грех, даже словом осуждения, прикасаться к Помазаннику Божию». Все, кто после прославления Царской Семьи продолжает повторять ложь, которая стала причиной русской трагедии, совершает сугубый грех.

НЕДОРОГАЯ НОРКА НА ФАБРИКЕ "ЗОЛОТОЕ РУНО"

Оригинал взят у morena_morana в Купить шубу дешево. Ожидания VS реальность


Чем российская женщина отличается от европейской? Фигурой? Шириной попы? Размером груди? Все эти различия – ерунда по сравнению с одним, самым главным. Все дело в том, что нашей женщине

Collapse )