January 1st, 2020

МЕЧТАТЬ ВРЕДНО. ОЧЕНЬ ВРЕДНО.

http://www.beloveshkin.com/2015/11/pozitivnoe-myshlenie-fantazii-i-dofamin.html


Размышления о награде вызывают подъем дофамина.

Прочитал интересную статью о том, что мечты, фантазии, сверхзадачи и даже целеустремленность - чрезвычайно вредны для человека и приводят часто к шизофрении, поскольку истощают дофаминовые рецепторы мозга, которых всего 7 тысяч. Вот отчего так много среди творческих людей так много шизофреников. Ведь творчество немыслимо без фантазии.

http://www.beloveshkin.com/2015/11/pozitivnoe-myshlenie-fantazii-i-dofamin.html





Как уже говорилось выше, поток дофамина может возрастать уже при одном воспоминании о значимом и интересном событии. То есть уже одно размышление об интересном событии или действии уже может быть небольшим поощрением. Все мы любим помечтать о приятных и интересных для нас вещах чтобы поднять себе настроение. Однако некоторые люди злоупотребляют этим методом, умышленно перенапрягают свою "систему поощрения", и искусственно вызывая интересные для них мечты и фиксидеи снова и снова, поскольку таким образом натурально производятся нейромедиаторы хорошего настроения (дофамин и серотонин), теряя при этом самоконтроль. Это похоже на наркотическую зависимость, ведь практически все наркотики прямо или косвенно нацелены на «систему поощрения» мозга и насыщают его структуры дофамином.



Происходит примерно следующее:

1) Человек несколько раз подряд долгое время размышляет о важной или интересной для него мечте или фикс-идее, при этом уровень дофамина в синапсах повышается, настроение поднимается и уже сама эта мысль ему начинает нравиться. Происходит так называемое в психологии "переключение с цели на сам процесс". Т.е. человеку уже нравиться даже не цель размышлений, а сам процесс размышления над этой целью. Осознанно или неосознанно, человек возвращается к этим размышлениям уже не ради решения вопроса, а чтобы еще раз пережить сам процесс ради получения удовольствия (т.е. порции дофамина). Постепенно размышление о поощрении само становится небольшим поощрением, и желание помечтать все больше ассоциируется с предыдущим удовольствием, и поэтому маниакальная идеа становится все более значимой и желанной (т.е. ассоциируется в памяти со все более высоким уровнем дофамина).

2) На удаление дофамина из синаптического пространства тратится некоторое время, - если за это время человек переключится на другие мысли (менее интересные), то постепенно уровень дофамина прийдет в норму. Если же человек часто и непрерывно продолжает думать о своих фиксидеях и мечтах по многу часов подрят в течении нескольких дней, то дофамин продолжает непрерывно нагнетаться в синаптическое пространство, и процесс очистки синапса может уже просто не справиться со своей задачей. Уборщики дофамина (т.е. белки МАО и система обратного захвата) попросту перегружены, и синапсы затопляются дофамином, как при употреблении наркотиков. Это как школьная задачка про бассейн с 2 трубами: если в бассейн втекает больше воды чем может вытечь, то он постепенно переполнится. Так и тут: если в синапс поступает больше дофамина чем может из него удалиться, то постепенно синапсы переполняются дофамином.

3) Таким образом, в происходит самостимулирование - чем больше человек смакует свою ценную идею, тем больше он получает удовольствия (т.е. дофамина) от самого процесса, и тем больше в памяти возникает ассоциаций с наслаждением. Постепенно у него выделяется повышенное количество дофамина при одном упоминании о сверхидее, и все чаще ему хочется вернуться к её обдумыванию. Избалованный дофамином мозг не хочет переключаться на что-то менее интересное, и после подавления одной маниакальной навязчивой мысли начинает прокручивает другую, не менее интересную, а нужные дела остаются не сделанными.


Зацикленность на фиксидеях не даёт человеку ни о чём другом думать, рассеивает его внимание, ухудшает память, мешает сосредоточится на чём-то нужном, но менее интересном. Из-за этого у шизофреника, как и у наркомана, начинаются проблемы в реальной жизни, он может потерять работу, семью, друзей, - отчего реальность становится ещё более тусклой, и ему ещё сильнее хочется уйти в придуманный мир за глотком дофамина. Всё остальное начинает терять значение, и природные удовольствия (еда, секс, общение с окружающими) уже не рассматриваются как должное вознаграждение. С обычными природными удовольствиями начинают ассоциироваться скорее неприятные воспоминания (потеря социального статуса, отторжение обществом, импотенция, потеря вкуса пищи, и т.д.). Постепенно "прокрутка" интересных мыслей становится уже не удовольствием, а способом хоть как-то отвлечься от проблем и поднять себе настроение.

Это точно также как повышение дофамина с помощью наркотиков - сначала наркоману это действительно доставляет удовольствие, но потом он уже не может существовать без "допинга", наркотики разрушают его жизнь, реальность становится ещё более мрачной, и наркотик становятся уже не удовольствием, а единственным способом хоть как-то поддержать настроение. Кроме того, в долговременной перспективе "система поощрения" постепенно приспосабливается к чрезмерно завышенному потоку дофамина, и снижает количество активных рецепторов, чтобы защитить свои клетки от перенапряжения, и развлечения уже не приносят прежнего удовольствия.

4) Если же человек продолжает достаточно долго и непрерывно заниматься самостимулированием, то в его перегруженном дофамином мозгу происходит примерно тоже самое что и в перегруженном тяжелыми наркотиками мозгу наркомана. Разумеется сбой "системы поощрения". Мозгу становиться тяжело решать что хорошо и что плохо. Ощущения и ассоциации становятся ярче и интереснее чем обычно. Почти любая первая пришедшая мысль кажется правильной и интересной. Голоса из окружающего мира и голоса записанные в памяти становятся громче и обретают тембр. Даже собственные мысли которые человек обычно ведет сам с собой тихим внутренним голосом вдруг становятся громкими и пугающими. Мозгу становиться тяжелее переключиться на впечатления приходящие из реального мира, ведь внутри вдруг все стало таким важным и интересным. Ему всё тяжелее становится останавливать свои мысли контраргументами.

Новогодняя Ночь







Стройный мост из железа ажурного,
Застекленный осколками неба лазурного.

Вчера умер Чин Линсу. Вчера, прямо здесь, в нашем городе, навсегда кончилась Гражданская война. Вчера, прямо здесь, умер президент Линкольн, и генерал Ли, и генерал Грант, и сто тысяч других, кто лицом к югу, а кто — к северу. И вчера днем в доме полковника Фрилея ухнуло со скалы в самую что ни на есть бездонную пропасть целое стадо бизонов и буйволов, огромное, как весь Гринтаун, штат Иллинойс. Вчера целые тучи пыли улеглись навеки. А я-то сначала ничего и не понял! Ужасно, Том, просто ужасно! Как же нам теперь быть? Что будем делать? Больше не будет никаких буйволов… И никаких не будет солдат и генерала Гранта, и генерала Ли, и Честного Эйба, и Чин Линсу не будет! Вот уж не думал, что сразу может умереть столько народу! А ведь они все умерли, Том, это уж точно...

ЗВЕРСТВА В ДОНЕЦКЕ. ОТРЕЗАННАЯ ГОЛОВА

http://crime.in.ua/node/10226

Река Кальмиус стала своеобразным источником информации о зверствах, творящихся в оккупированном Донецке.

Их доказательства обнародовала на своей странице в социальной сети «ВКонтакте» местная жительница, и, судя по некоторым фото на ее странице в соцсети, участница террористических банд с ником Голубоглазая Сашулька.

На следующий день в комментариях к фото альбому этой Сашульки появились комментарии, что найденную ею человеческую голову извлекли из воды. Правда, сообщившие об этом жители Донецка разошлись во мнении, кто это сделал: одни утверждали, что «спецслужбы ДНР», другие – что работники коммунальных служб.

Напомним, ранее один из украинских военнослужащих, освобожденный из плена террористов рассказал, что гестапо «ДНР» расстреливает и пытает пленных. Он также подтвердил, что собственными глазами видел, как одному из пленных, который отказался становиться на колени, террористы отрезали голову.