?

Log in

No account? Create an account
ПОСКРЕБИ РУССКАГО НАЦИОНАЛИСТА - И НАЙДЕШЬ ДЖЕЙМСА БОНДА.
zheniavasilievv
https://www.facebook.com/egorprosvirnin/posts/1000209213364454?fref=nf&pnref=story

Зобанил Крылова и Просвирнина за мнения о советском кино на веки вечные, аминь.



Свиногитлер написал: “Не могу пересказать содержание "Иронии судьбы", "Москва слезам не верит" или "Любовь и голуби". Зато до сих пор помню гэг из перевода первого Макс Пейна: "Я его сделал как чау-чау!" (на самом деле Макс говорил "I made like Chow Yun Fat", подразумевая звезду гонконгских боевиков Чоу Юньфата, чемпиона по пижонской стрельбе, однако переводчик из поколения "Иронии судьбы" просто не понял, о чем речь). Натыкаясь на посты в фейсбуке, где граждане и гражданки в очередной раз перетирают второсортные советские мелодрамы и комедии 40-ка летней и более давности, невозможно все-таки не удержаться от какой-то гадливой жалости»

Собственно, ничего страшного они и не сказали кроме того, что обнаружили забавное скудоумие. Оба накатали престранные сочинения на нему "Отчего я не люблю советское кено?"

При этом доводы и Крылова, и Просвирнина о нелюбви к кену были подобны аргументации блондинки, которая пришла на футбол и ляпнула, что ей футбол не понравился потому, что Рональду, который ей приглянулся, проиграл отвратительным неграм из Ганы.

Естественно, что ни о тактике, технике, игре на флангах, исполнении стандартов и количестве ТТД - ни слова. Приблизительно так рассуждают и Просвирнин, и Крылов. Ну, пленка, там плоха. Свема. Ага.

Я много раз писал в ЖЖ, что стоит лишь копнуть поглубже и в лютом бородатом националисте с пузом в 95% случаев из 100% найдешь тинэйджера из штата Айдахо.

ПРАВДА! ПРАВДА! КЛЯНУСЬ ВАМ!

Вы не поверите, очень часто (не всегда конечно) в жилище у кондового нацдема или даже и у потного ватника стоит коллекция вдруг Человечков-Пауков и 120 фильмов про каратистов. В серванте у него вереница бутылок виски. А сам он днями играет в DOOM-2 даже и не в World of Tanks. Потом выясняется, что он ненавидит не только совецкое кено, но и почему-то и Достоевского, или Толстого, или Северянина, или Петрова-Водкина или Большой Театр, избушку, самовар, песню "Калинка", березку, уж про архимандритов и промолчу.

Я встречал десятки русских националистов или советских! даже поцреотов, которые презирают любой русский курорт или город. Любой! - Сочи, Алтай, Москву и далее по списку, но досконально вдруг знает все горные курорты Швейцарии или Франции.

Копни любого русского националиста - и невероятно часто найдешь рьяного западника во вкусах, поведении, привычках, быте. Западника такого уровня прокачки, что какая-нибудь Альбац или Каспаров заплачет горючими слезами.

Тебя как молния прознает догадка, что эти националисты, поцреоты, ватники любят вовсе не Россию, не Русь, не СССР, естественно не РФ, даже и не Российскую Империю-то, не эмпирическую страну, в которой мы жили или живем, не ту, которая описана у классиков, а любят, лелеют какую-то весьма частную свою мечту помесь 5-го Рейха, Новгородского Веча и кавайной манги.

Думаешь, что попал в какой-то дурдом и бежишь, бежишь из такой квартиры на воздух к ларьку купить шкалик водки.

Поверьте либерасту, презиравшему совок еще при Брежневе, и презирающему СССР и поныне.

Самое удивительное, что бедного Егора закидали какашками и всяческими нечистотами не только эстеты, но и подавляющее число своих же френдов по партии. Крайне редкий случай.

Пионэрка
zheniavasilievv
Валя, Валентина,
Что с тобой теперь?
Белая палата,
Крашеная дверь.
Тоньше паутины
Из-под кожи щек
Тлеет скарлатины
Смертный огонек.

Говорить не можешь -
Губы горячи.
Над тобой колдуют
Умные врачи.
Гладят бедный ежик
Стриженых волос.
Валя, Валентина,
Что с тобой стряслось?
Воздух воспаленный,
Черная трава.
Почему от зноя
Ноет голова?
Почему теснится
В подъязычье стон?
Почему ресницы
Обдувает сон?

Двери отворяются.
(Спать. Спать. Спать.)
Над тобой склоняется
Плачущая мать:

- Валенька, Валюша!
Тягостно в избе.
Я крестильный крестик
Принесла тебе.
Все хозяйство брошено,
Не поправишь враз,
Грязь не по-хорошему
В горницах у нас.

Куры не закрыты,
Свиньи без корыта;
И мычит корова
С голоду сердито.
Не противься ж, Валенька,
Он тебя не съест,
Золоченый, маленький,
Твой крестильный крест.

На щеке помятой
Длинная слеза.
А в больничных окнах
Движется гроза.

Открывает Валя
Смутные глаза.

От морей ревучих
Пасмурной страны
Наплывают тучи,
Ливнями полны.

Над больничным садом,
Вытянувшись в ряд,
За густым отрядом
Движется отряд.
Молнии, как галстуки,
По ветру летят.

В дождевом сиянье
Облачных слоев
Словно очертанье
Тысячи голов.

Рухнула плотина,
И выходят в бой
Блузы из сатина
В синьке грозовой.

Трубы. Трубы. Трубы.
Подымают вой.

Над больничным садом,
Над водой озер,
Движутся отряды
На вечерний сбор.

Заслоняют свет они
(Даль черным-черна),
Пионеры Кунцева,
Пионеры Сетуни,
Пионеры фабрики Ногина.

А внизу склоненная
Изнывает мать:

Детские ладони
Ей не целовать.
Духотой спаленных
Губ не освежить.
Валентине больше
Не придется жить.