August 9th, 2019

Кто взорвал малазийский Боинг и отчего погибла группа Дятлова

Не надо искать черную кошку в темной комнате, тем более, если ее там нет. Немцова убили чеченцы, WWT взорвали магометане, малазийский Боинг сбили ополченцы, российский самолет в 2001 году сбили украинцы, дома в 1999 году взорвали также чеченцы, группа Дятлова погибла от паники и холода, а мы все умрем.

Бритва Оккама и критерий Поппера кричат об этом.

Рудиментом в нынешних мирах

Этот мой текст – несправедлив в принципе. Если им следовать, то мы всегда бы пахали плугом и жгли лучину. Но мне хочется поплакаться, поныныть, отвести разок душу, тем более приехав в Крым, что-то я совсем раскис и разболелся.

Рудиментом в нынешних мирах,
словно полужесткие крепления
Или радиолы во дворах.



В последние лет 5 я чувствую, что безнадежно, молниеносно устареваю. Это – странно, поскольку, всегда чувствовал себя передовым человеком, всегда обожал и обожаю все “новое”.
Однако, тектонические плиты расходятся, плывут на юг, ты не чувствуешь, этого поскольку ты бежишь на север, меняются пейзажи. Внутри каждого континента ты можешь быть на самом фронтире, но дело в том, что САМ КОНТИНЕНТ уже не материк, а затерянный в океане остров.

Например, мое увлечение литературой началось с постмодернизма/магического реализма – Барнс, Эко, Маркес. Всегда обожал и сейчас невольно тянусь к современной литературе, хотя и не пренебрегаю и писателей древних. Прочитал намедни “Время женщин” Чижовой, “Последний коммунист” Золотухи, “Спокойствие” и море мемуаров Бориса Зайцева (ну, правда, это сочинитель родившийся аж в 19 веке), но чувствую, что все это ветхий анахронизм в глазах современников. Никому это не интересно.

Все, что я любил, и все, что казалось ультрамодным бульдозер истории толкает на свалку. Философия, Маркузе, Фуко, Хайдеггер, вертикальный футбол сборной Норвегии, шахматы, тюнинг автомобилей, постсовременная литература, авангардная поэзия – все, все тонет в реке забвения. Даже мировой кинематограф, который еще 3-4 года был в моде, также гниет на свалке истории, по-крайней мере в рамках ЖЖ.

Удивительно в топе ЖЖ уже 100 лет нет ни одного поста в футболе, уже давно нет аналитических передач о футболе на центральных каналах тва, зато – миллион постов о фитоняшках. Власти хотят сделать новый спортивный канал и его директором Тину Канделаки, которая будет вещать о диетах и пилатесе, а жиробаса Васю Уткина – с его матчем “Ростов”-“Шинник” – пинком под зад.

Каждый день в топе ЖЖ – дешевые провокации о мужчинах и женщинах, цена которым – копейка в базарный день, внебрачные дети актеров, мужчины-женщины на пляжах, а вся мировая литература или хотя бы даже этология, которая под микроскопом эти межполовые отношения уже разобрали и отлили в слитки афоризмов – сданы в утиль. - топ-ЖЖ стал превращаться (а может и был всегда такой) в смесь журнала “Космополитен”, “Совершенно-Секретно и “СПИД-ИНФО”.

Резко за 1 год художественные, мультипликационные и документальные фильмы были прибиты телесериалами, несомненно уступающие и мультикам, и фильмам в той же художественности. У всех какие-то гаджеты. Люди спорят о том, что лучше – айфон или линкус, подкаст или игра с тониками.

Думал никогда не буду покупать смартфон, а придется теперь, как когда-то пришлось купить мобильник. Сейчас уже невозможно поднять руку и поймать бомбилу и поехать куда-надо, невозможно почти нигде кроме Крыма или Москвы купить карту города. А надо скачать какое-то приложение в смартфон и чего-то там смотреть. Современная цивилизация не только смещает акценты, она просто заставляет тебя тратить средства и ресурсы, лишая тебя привычных товаров и услуг.

Помню, как я долго искал мышку с круглым штепселем для компа в 2005 году – они все исчезли. Невозможно починить никакой современный гаджет. Через 5 лет они все устаревают и надо покупать новый.

Помню, что мне никогда не надо было ничего от компа. Всегда все устраивало, но сволочи меняют операционные системы каждые 7 лет, да так, что старой уже невозможно пользоваться, а к новой с мучениями нужно привыкать полгода.

В топе ЖЖ уже миллион лет не было ни одного текста о Эммануиле Канте, опере или просто спектакле. Смузи,
митболлы, фрэкинг, чайлд-фри и двачи засыпают меня песками Времени. Да, я понимаю, что когда-то и такие слова как “гражданин”, “аэропорт” и “такси” тоже резали слух каких-нибудь староверов Завольжья. И ничего привыкли.

Я чувствую, что страшно, бесповоротно постарел, устарел. Это произошло на рубеже 2013-2014 годов, когда очень многое изменилось в жизни. Я уже не тот zheniavasilievv, что был в 2006-2012 (забавно, что в 2006 я также страшно выл и стенал, и прощался с периодом 1997-2005 годов).

Все, все, все, я молчу. Я не прав в корне, просто хотелось выпалить один раз все, что наболело.

Монофизиты!

Странная ересь, исполненная благочести, но полная страшного греха.

МОНОФИЗИТЫ - (единоестественники от μονη и φισις) - христологическая ересь, основанная константинопольским архимандритом Евтихием или Евтихом, поддержанная александрийским патриархом Диоскором и осужденная церковью на Халкидонском (четвертом вселенском) соборе (451 г.). Сущность монофизитства состоит в утверждении, что Христос, хотя рожден из двух природ, или естеств, но не в двух пребывает, так как в акте воплощения неизреченным образом из двух стало одно, и человеческая природа, воспринятая Богом-Словом, стала только принадлежностью Его божества, утратила всякую собственную действительность и лишь мысленно может различаться от божественной.

Монофизитство определилось исторически как противоположная крайность другому, незадолго перед тем осужденному, воззрению - несторианству, которое стремилось к полнейшему обособлению или разграничению двух самостоятельных природ в Христе, допуская между ними только внешнее или относительное соединение или обитание одного естества в другом, - чем нарушалось личное или ипостасное единство Богочеловека. Отстаивая истину этого единства против Нестория, главный защитник православия в этом споре, св. Кирилл Александрийский, допустил в своей полемике неосторожное выражение: "единая природа Бога-Слова, воплощенная", что было разъяснено в православном смысле самим Кириллом, но после его смерти (444 г.) фанатическими его сторонниками перетолковывалось в смысле исключительного единства Божественной природы, несовместимого (по воплощению) с сохранением действительной человечности.

Когда такой взгляд, укоренившийся в Египте, стал проповедоваться и в Константинополе малоученым, но популярным среди монахов и при дворе архимандритом Евтихием, местный патриарший собор осудил это учение как ересь и низложил его упорного поборника (448 г.), о чем патриарх св. Флавиан сообщил римскому папе, св. Льву Великому, а Евтихий, после безуспешной жалобы в Рим, нашел себе опору в императоре Феодосии II (через влиятельного евнуха Хрисафия) и в преемнике Кирилла на александрийском патриаршестве - Диоскоре. Созванный императором в Ефесе собор епископов (так называемый разбойнической, 449 г.) осудил Флавиана и оправдал Евтихия. Папский легат, диакон Иларий, заявил формальный протест и бежал в Рим, где папа немедленно объявил Диоскора отлученным от церкви, а все сделанное в Ефесе недействительным. Диоскор, вернувшись в Александрию, анафематствовал, в свою очередь, папу Льва.


Смерть императора Феодосия U (450 г.) дала делу новый оборот. Императрица Пульхерия и соправитель ее Маркиан выступили решительно против монофизитства и александрийских притязаний. Сторонник Диоскора Анатолий, поставленный им в патриархи на место Флавиана, поспешил изменить своему покровителю и вслед за императором обратился к папе Льву с просьбой о восстановлении церковного порядка. Созванный в Халкидоне вселенский собор осудил монофизитство, низложил Диоскора, принял догматическое послание папы как выражение православной истины и в согласии с ним составил определение, по которому Христос исповедуется как совершенный Бог и совершенный человек, единосущный Отцу по божеству и единосущный нам по человечеству, пребывающий и по воплощении в двух природах неслиянно и нераздельно, так что различие двух природ не устраняется через их соединение, а сохраняется особенность каждой природы при их совпадении в едином Лице и единой ипостаси. Решения Халкидонского собора (451 г.) не были приняты в Египте и Армении, а также отчасти в Сирии и Палестине, и монофизитство доселе отстаивает свою догматическую и церковную самостоятельность в этих странах. В настоящее время общее число монофизитов определяют около 5 миллионов человек, в том числе иаковитов (сирийских монофизитов) 600 000, армяно-грегориан 2 800 000, коптов около 300 000 и эфиопов (абиссинцев) более 2 мил.

Вернувшийся из Халкидона монофизитский монах Феодосий поднял в Палестине народное восстание в пользу осужденной ереси, Иерусалим был взят и разграблен мятежниками; по восстановлении порядка императорскими войсками, Феодосии бежал на Синай, откуда продолжал действовать в пользу монофизитства. В Александрии также произошел мятеж, при чем отряд воинов был заперт и сожжен восставшей чернью в бывшем храме Сераписа, Поставленный на место Диоскора православный патриарх Протерий был изгнан народом. Восстановленный военной силой, он был через несколько лет, среди нового мятежа, убит в церкви (457 г.) и на его место поставлен народом глава противохалкидонской партии Тимофей Элур (Кот).

Под впечатлением этих событий император Лев I сделал запрос всем епископам и главным архимандритам империи: следует ли стоять на решениях Халкидонского собора и не возможно ли соглашение с монофизитами (460 г.). Огромное большинство голосов (около 1600) высказалось за православный догмат; Тимофей Элур был низложен и замещен умеренным и миролюбивым Тимофеем Салофакиалом. Между тем монофизиты стали усиливаться в Сирии, где их глава Петр Суконщик завладел патриаршим престолом, выставил, как девиз истинной веры, выражение: "Бог был распят" и прибавил к трисвятому гимну ("Святый Боже, Святый крепкий, Святый бессмертный") слова: "распятый за нас". Сторонником монофизитства оказался император Василиск (474 - 476 гг.), заставивший 500 епископов подписать окружное послание, в котором отвергался Халкидонский собор. Василиск был низложен Зеноном, который хотел восстановить церковный мир посредством компромисса между православием и монофизитством. С этой целью был им издан в 482 г. объединительный указ - генотикон. Следствием этой затеи были 35-летний разрыв церковного общения с Западом и усилившиеся смуты на Востоке. В Египте, после смерти обоих Тимофеев, несколько раз вытеснявших друг друга с патриаршего престола, такие же отношения установились между умеренным монофизитом Петром Монгом и православным Иоанном Талайя, и сверх того явилась партия крайних монофизитов, отказавшихся принять генотикон Зенона и отделившихся от своего иерархического главы, Петра Монга, вследствие чего они прозывались акефалами (безглавыми).

В Сирии после смерти Петра Суконщика (488 г.) вождем монофизитов выступил иерапольский епископ Филоксен или Ксенайя, который терроризировал население преданными ему шайками фанатических монахов (между прочим, православный антиохийский патриарх был замучен до смерти в своем кафедральном храме), а затем Север, патриарх антиохийский (с 513 г.), самый значительный ум среди монофизитов вообще. Между тем, в самом Константинополе происходили постоянные смуты вследствие того, что императорский генотикон не удовлетворял ни православных, ни монофизитов; при императоре Анастасии дело дошло до открытого восстания народа в защиту патриарха Македония, которого император принуждал к соглашению с ересью. В виду всего этого византийское правительство решило переменить политику и возвратиться к признанию халхидонского догмата и к примирению с его главным поборником. Переговоры с папой Ормиздой, начатые при императоре Анастасии, успешно закончились при его преемнике Юстине I в 519 году.

Давнишнее требование Рима исключить из поминальника константинопольской церкви имя патриарха Акакия, впервые утвердившего генотикон, было, наконец, исполнено, непреложный авторитет Халкидонского собора торжественно восстановлен и монофизитские иерархи на Востоке с Севером во главе объявлены низложенными. Они нашли убежище в Египте, где монофизитство скоро распалось на две главные секты. Севериане (иначе феодосиане), более умеренные, настаивая на единой природе Христа, допускали в ней различие свойств божеских и человеческих и признавали, что плоть Христова до воскресения была, подобно нашей, тленной; противники называли их поэтому тленно-поклонниками. Юлианисты (иначе гайяниты), последователи галикарнасского епископа Юлиана (также бежавшего в Египет в 519 г.), утверждали, что тело Христово нетленно с самого воплощения и что несогласные с этим явления Его земной жизни были только видимостью; поэтому противники называли их нетленнопризрачниками" или фантазиастами.

Эта секта распадалась, далее, на ктиститов, утверждавших, что тело Христово хотя и нетленно, однако создано, и актиститов, с большей последовательностью заключавших, что оно, будучи нетленно, должно быть признано и несозданным. Из дальнейших монофизитских партий ниобиты (от Стефана Ниобея) учили, что природа Христа, как безусловно единая, не имеет в себе никаких свойств или качеств, в которых выражалось бы различие божества от человечества, а тетрафеиты (четверобожники), последователи патриарха александрийского Дамиана (конец VI в.), утверждали, в связи с христологическим вопросом, что общая лицам Пресвятой Троицы единая божественная сущность имеет самостоятельную действительность. В VII веке монофизитская идея дает новую отрасль в монофелитстве. Главный источник для первоначальной истории монофизитства - акты соборов (изд. Mansi, тт. VII - IX). Кроме общих руководств по истории догматов (отдел о монофизитстве в классическом сочинении Hamack'a испорчен крайне враждебным отношением к халкидонскому догмату).