?

Log in

No account? Create an account
О бессмысленности споров
zheniavasilievv
Когда в юности, пришедшейся на перестройку, я смотрел культовый тогда фильм «Завтра была война», меня, как и многих, наверное, особенно возмущала одна из героинь — фанатичная коммунистка, провозглашавшая, в частности, «с друзьями спорить не о чем, а с врагами надо драться!» Десятилетия спустя я, разумеется, не стал лучше относиться к коммунистам, но вынужден признать, что в этом тезисе гораздо больше верного, чем хотелось тогдашнему молодому идеалисту, верившему в человеческий разум. Гораздо больше, чем в сколь распространенном, столь же и ошибочном утверждении «В спорах рождается истина».

http://rufabula.com/articles/2015/05/15/about-inanity-of-disputes


Создается впечатление, что тот, кто это придумал, вообще никогда не дискутировал с живыми людьми, а имел дело лишь с воображаемыми оппонентами. Очевидно, он исходил из представления, что целью участников спора является именно установление истины, и ради достижения этой цели они последовательно обмениваются фактами и аргументами, проверяя логику друг друга и отсекая ошибочные суждения, пока не придут таким образом к окончательному истинному выводу. В мире разумных компьютеров, наверное, так и будет. Но мы, увы, живем в мире людей. А человек, вступая в спор, почти никогда не имеет цели выяснить истину. Он ее уже «знает». И имеет целью исключительно утвердить свою позицию в качестве таковой (ну и, нередко, попутно самоутвердиться за счет этого). Никакой другой результат не является для него приемлемым. Причем это касается не только дураков, не способных мыслить логически, или сознательных лжецов и демагогов.

В юности я сам наивно полагал, что если изложить умному человеку факты и неопровержимо следующие из этих фактов выводы, то у него просто не останется выбора, кроме как признать правоту оппонента. Увы — великое множество дискуссий, в которых участвовал я сам и которые наблюдал со стороны, доказывают обратное. Спором движет не логика, а вера — непоколебимая вера каждой из сторон в свою правоту. Любые аргументы, противоречащие этой вере, просто отметаются, сколь бы убедительны они ни были с объективной точки зрения. Нередко — отметаются даже неосознанно, на подсознательном уровне — то есть оппонент их просто не воспринимает. Чаще всего это выглядит как неумение читать (или слушать) — оппонент, например, пытается опровергнуть статью теми тезисами, которые уже разобраны и опровергнуты в ней самой (подчеркиваю — не пытается найти ошибки в этом опровержении, а ведет себя так, словно опровержения вообще не было). Если ему явно на это указать, он может переключиться на другой тезис, а когда и с ним произойдет то же самое — как ни в чем не бывало, вернуться к первому. Или же, будучи прижат к стенке, примется упорно отрицать источники. Все вы, наверное, видали подобные диалоги: «Пруфы в студию! — Вот. — Википедия не источник! — Там указаны источники. — Где? — Вы не можете пройти по ссылке и посмотреть? — Нечего возразить — так и скажите! Я за вас ваши доказательства искать не обязан! — Хорошо. Ссылка1, ссылка2, ссылка3. — Ссылка1 — это публикация 30-летней давности. Устаревшие сведения. — Ссылка2 — это этот год. — Непроверенные сведения. — Как насчет ссылка3? — Опубликовано в недружественной нам стране. Пропаганда. — Хорошо, вот ссылка4 на работу наших исследователей. — А вы думаете, от кого они гранты получают?» Ну и т.д. и т.п. (И это еще наиболее цивилизованный вариант, не скатывающийся в ругань — хотя и он, скорее всего, закончится фразами: «Ладно, я вижу, что вам бесполезно что-либо объяснять — Ну я же говорил, что у вас нет доказательств!»)

Еще раз подчеркиваю — совсем не обязательно такой оппонент понимает, что отстаивает ложную позицию. И совсем не обязательно он дурак. Он просто не желает верить в то, что его позиция неверна — и чем он умней, тем изворотливее будет в своем отрицании очевидного. В частном случае религиозной веры это особенно заметно — всякий разумный человек знает, что спорить с верующими бесполезно — но те же самые механизмы действуют, на самом деле, в любых спорах, предмет которых хоть сколь-нибудь принципиален для его участников.

http://rufabula.com/articles/2015/05/15/about-inanity-of-disputes

Человек соглашается не с тем, что лучше аргументировано, а с тем, во что он верит. Верит изначально, еще до начала спора. А верит он исключительно в то, что ему приятно.

Последний тезис требует пояснения. Как так, разве люди не верят во множество страшных вещей? В ад, в нечистую силу, в жидомасонский заговор, в американскую угрозу, в нацистов-бЕндеровцев, распинающих беременных русскоязычных снегирей в трусиках? А вот так — все эти верования на самом деле верящему исключительно приятны. Ад — это место, где будут мучиться его враги (мучиться ве-е-ечно, муа-ха-ха!) Могущественные злокозненные силы, поту- и посюсторонние — идеальное оправдание для лузеров (и особенно для целого народа лузеров) — это не мы тупые и бездарные, это не у нас руки из задницы, это нам во кто гадит! А мы-то круты, что такой силище противостоим и не сдаёмся! Ну а демонизация жертвы с целью оправдать своё над ней насилие — это вообще классика, идет ли речь о красивой девушке или о целом свободолюбивом народе.

Все это верно не только в политических или религиозных спорах, но и, вновь подчеркну, в любых затрагивающих принципиальные для спорящих вопросы, по которым у них имеются принципиальные же разногласия. Неудивительно, что чаще всего в спорах рождается не истина, а

Голубцы и кларет
zheniavasilievv
Текст взять из Википедии. ОТ СЕБЯ ЖЕ ДОБАВЛЮ: Голубцы хороши зимой в детстве. Помнится приходишь с хоккея на валенках домой, весь снежный такой, а мама подает горячие дурманящие голубцы. Потом сервирует холодный кларет, включаешь и хоккей и по телевизору - Чемпионат Мира 1997 года, СССР-Канада 11-1, что петь хочется. Напомню, что именно в 1977 году НХЛ впервые отпустил с Кубка Стэнли слабейших профи. Ну, что там слабейшие. Тогда СССР бил сильнейших 8-1 и 6-0. Куда уж слабейшим.

Голубцы — блюдо восточно-европейской кухни имеющее аналоги в азиатской и ближневосточной кухнях, представляющее собой мясной или овощной фарш с отваренными рисом и/или гречневой крупой, завёрнутый в капустные листья. Существуют разновидности с различными начинками. Блюда похожие на восточно-европейские голубцы широко распространено в Азербайджане, Армении, на Балканах, в Казахстане, Молдавии, Турции и в странах Средней Азии.



Заворачивание голубцов — трудоёмкий процесс, но существует более простой вариант голубцов — ленивые голубцы. Приготовление ленивых голубцов — менее затратный по времени процесс. Традиционно ленивые голубцы готовят в кастрюле, казане или в духовке. Существует множество рецепт приготовления ленивых голубцов, главное отличие которых заключается в консистенции готового блюда.



В Карпатах традиционно голубцы готовят с кукурузной крупой, в Полтавской области принято готовить с гречкой и шкварками. На Украине голубцы готовят не только из свежих капустных листьев, но и из квашенных, а весной часто используются молодые листья свёклы. На западе Украины принято делать небольшие голубцы, разрезая капустный лист на несколько частей, на юге и востоке голубцы делают из целого листа, большие голубцы считаются более сочными. В Закарпатье на Сочельник готовят голубцы из квашенных листьев капусты, заворачивая в них начинку из риса и грибов. Во Львове голубцы с начинкой из тёртого картофеля с грибной подливкой считаются национальным блюдом.



Уже в конце XIV века популярность кларета среди англичан была исключительно высокой. Так, известно, что только в 1374 году в Англию из Франции было завезено 75 миллионов литров вин этой категории. Таким образом, с учетом численности населения страны в этот период — около двух миллионов, подушное потребление кларета составляло более 30 литров в год. Характерно, что в последующие столетия спрос на него продолжал расти[1].