?

Log in

No account? Create an account
Далеко-Далеко
zheniavasilievv
Сегодня я улетаю далеко-далеко. Мне отчего-то кажется, что это будет моя – последняя поездка в жизни. Обратно я уже не вернусь. Жизненный цикл завершился еще в 2012 году. Исполнилось все, что должно было сбыться.

Как бы я ни пыжился, остаток жизни – это увядание и смерть. Впрочем, как и у подавляющего числа тех, кому перевалило за 45 лет.

Впрочем, последние полгода подарили мне множество радостных дней. Самой яркой неделей была неделя, что я провел в деревня Березовка, Орловской области. И я решительно ничего не могу сказать тут ничего нового. Снова обрыдлое для многих – “поле, русское поле”, “березки”, “вывожу я в поле коня”, и так далее.

Орел 15 мая (115)


А я вот разомлел. В провинциальной жизни есть множество радостей и куча недостатков. О недостатках – потом. Еще успею написать. А радость – от восхищения безбрежностью русской равнины. Прогулки, которые с каждым днем становились все более и более далекими, подарили ощущение какого-то надмирного инобытия. Солнце, поля, поля, никого нет, перелески. Весь мир блогов и страстей – растворился в синем-пресинем небе. Даже вернулся ко мне страсть. Захотелось снова любви.


Orel May  (3)

Вообще, увлечение погодой и природой, я заметил, – для большинства людей – дурь. Я – сам не понимал этого - “только синь сосет глаза”. Ну, фигня же, правда?

Все переменилось в 1998, когда я стал ездить на авто. Мне было интересно свернуть с трассы и ехать, куда глаза смотрят.

Pervouralsk (2)

Так однажды, вычертив линейкой путь Москва-Харьков, я на машине с женой и тогда двумя маленькими детьми в 1999 году решил ехать ровно по геометрической прямой – через Козельск. Машина Пежо 106 – лилипут (хотя, на самом деле, изнутри она сразит любого своими размерами, правда, правда). Кондера – нет. 35 километров соснового леса. Вскоре прекратились и деревни, и вообще все. Как при Илье Муромце – посконная Русь. Я – в восторге. Жена и дети – в ужасе. Еле вернулись. Ехали 32 часа до Харькова.

Потом было потрясение Крымом и Украиной. Правда, уже один я катался и пешком ходил. Киммерия снесла мне бошку окончательно. В Бургас из Одессы тоже нехожеными тропами 22 часа из-за забастовки румынских пограничников. Жена ревет. Мы - где-то в Румынии. Первый раз за границей на своем авто. А мне интересно! Кота раздавили, как только переехали Дунай.

II (9)

В Болгарии – света вообще нет. Черным-черно. Ленточка дороги и Млечный Путь.

Должен отметить, что домашние не понимают моего упоения природой…

Места в районе Орла и Курска были среди - моих любимцев и я исподволь именно туда жену загипнотизировал домик купить.



Другое, что подкупило меня в глубинке. Однажды Григорий Богослов писал про Константинополь эпохи христологических споров: «Одни, вчера или позавчера оторвавшись от черной работы, стали профессорами богословия. Другие, кажется, прислуга, не раз битые, сбежавшие от рабьей службы, с важностью философствуют о Непостижимом. Все полно этого рода людьми: улицы, рынки, площади, перекрестки. Это – торговцы платьем, денежные менялы, продавцы съестных припасов. Ты спросишь об оболах, а они философствуют о рожденном и нерожденном. Хочешь узнать цену на хлеб, отвечают – «Отец больше Сына». Справишься: готова ли баня? Говорят: «Сын произошел из несущих».

II (3)

Так и там в русской глухомани еще хуже, чем в Царьграде! Чем удаленнее глухомань, чем меньше, населенный пункт, тем шире и глубже открывается каждый человек. Заходишь в магазин. Говоришь: “а дайте бутылку Спрайта”.

А тебе: “Спрайта? Маша, а Спрайт у нас есть? А Вы, что из Москвы к нам приехали? А у меня сын в Москве, а у сына – новая жена. Я ее не люблю. Да, Спрайт. Маша, сколько Спрайт у нас стоит? А вот у сына была старая жена – Люся, какая милая девушка - таксистка, а он с этой курвой из театра связался”.

January 20099 (6)


И понеслась. Тут тебе и про политику Партии расскажут и про Донбасс, и про Святые Места, и о том, что те соседи – хорошие, а эти – алкоголики, и про Леви-Стросса, и про Чили, и про поражение Бразилии. Останавливают, бывало, на улице – и вперед. Диспут или Семинар.

Очень высока взаимовыручка. Застрял в грязюке – все деревней вытаскивают. Все друг друга подвозят. Все помогают друг другу на огородах. Приезжает трактор. Говорят: “Иди мешки с картошкой таскай”. Идешь таскашь. Весь двор полон детей, а дом - гостей. Туда-сюда ходят и философствуют “Отец больше Сына”.

August 20099 (34)


После московского лаконизма и рационализма – это пленяет.

1969 (2)