?

Log in

No account? Create an account
"Географ глобус пропил" - выстрел в молоко.
zheniavasilievv
Посмотрел же “Географа глобус пропившего”.

1) Чтобы снять все домыслы, заявляю, что все мои мысли по поводу фильма не имеют никакого полового значения. Роман Алексея Иванова – один из четырёх художественных текстов, которые меня потрясли в течение 45-ти лет жизни. В частности, прочитав его, я настолько был вдохновлён персонажем, что первый и единственный раз попал в вытрезвитель. Это случилось в снежном декабре 2004 года. Я – фоннат этого романа.

Будь моя воля, я бы вообще запретил поклонникам романов рецензировать экранизации, поскольку критика их бессмысленна и направлена на выявление не столько несоответствия фильма роману, а, в первую голову, несоответствия собственного представления, которое рождает роман, фильму. Фильм нужно трактовать, исходя из собственно кинематографических категорий, а не литературно-киношных несовпадений.

2) Отделавшись от роли рецензента, я теперь с развязанной совестью, заявляю, что фильм “Географ глобус пропил” не имеет ни единой существенной точки пересечения с романом. И это меня полностью лишает малейших симпатий к картине. Внешняя сюжетное единство лишь обман, иллюзия, повторяющая сюжетный ходы, но полностью игнорирующие его суть.

Роман – это драма, комедия, мелодрама и даже чуть-чуть трагедия. Фильм – в первую очередь комедия положений. Драма и мелодрама отодвинуты на второй план, трагедия вовсе вычеркнута. Все жизненнее конфликты, двигавшие сюжет романа, конфликт мужчин и женщин, конфликт внутри группы путешествующих старшеклассников, конфликт между 90-ми и 70-ми годами, и, самое главное, НЕПРИМИРИМЫЙ конфликт между концепциями жизненных стратегий, который пронесли герои фильма от начала до самого конца романа в фильме – УНИЧТОЖЕН, сведен на нет. Фильм – это кастрированный роман. “Географ глобус пропил” – безумно смешной роман, но это и еще кровоточащая рана. А фильм – это расслабленная комедия, кстати, и не такая смешная как текст романа.

Хабенский – это не географ из Перми 1994 года. “Актриса Лия Ахеджакова всегда играет одинаково”. То же самое можно сказать и об актере Косте Хабенском. В фильме мы видим вариант Антона Городецкого из “Ночного Дозора”, который уже априори уверен в сокрушительной силе своего обаяния, а не альтер-эго писателя Алексея Иванова, которым и является Служкин в романе.

Чтобы увидеть Служкина посмотрите “Школу Злословия” – вот он собственной персоной. [URL=http://www.youtube.com/watch?v=ZeObiraxSlI.]http://www.youtube.com/watch?v=ZeObiraxSlI.[/URL] Колоссальной потерей для фильма стал перенос действия фильма из 1994 года в 2013 год и ликвидация сцен из 70-х годов. В фильме мы видим отелефонное население, неплохо одетое, более-менее сытое, модные пальто, профессиональную экипировку туристов. Все это было не так в 1994 году. Зарплата учителя была не 7000-8000 рублей, а 800-1800. Это были реально маленькие деньги даже с учетом тех цен.

Но не это главное, главное в том, что вместо серьезных сюжетных коллизий подсунут почти что буддийский стеб, который хоть и отчетливо завялен в романе, но все же идет там рука в руку с социальным и мировоззренческим конфликтом.

В фильме все переведено в хаханьки.
Далее, кажется, что фильм – это конспект большого телесериала. Довольно небрежный монтаж. Иногда кажется, что действие из-за этого бежит в припрыжку, обгоняя самое себя. Там, где можно было остановиться и акцентировать трагизм ситуации, например, в финале, в эпизоде, где ученица снимет трусики. Этого нет. Много нет. Например, яркой сцены, когда Служкин разбивает бутылки с вином на квартире у немецкой училки.
Мне фильм не понравился. Однако, повторяю, что я не могу претендовать на роль хоть сколько объективного и даже субъективного зрителя.