November 13th, 2011

Экзистенциальная правда полковника Буданова

Для меня Буданов – герой и защитник Отечества и в убийстве Эльзы Кунгаевой я не вижу его вины. Полковник защищал, в конце концов, всех нас - мирных граждан России от произвола. Ни одно государство в мире не может существовать вне закона, иначе власть перейдет (и перешла фактически) в руки бандитов, бунтарей и мятежников. Даже, если представить, что дело чеченских восставших было - свято, что они сражались за свободу свой родины, то все равно, с точки зрения Российского государства – они преступники. Мы имеем дело с неким феноменом, который я бы назвал Парадоксом национального самоопределения. Этот Парадокс и является основным принципом сосуществования людей на Планете Земля.



Чечены тоже были бы вынуждены в случае возникновения и международного признания государства “Ичкерия” бороться против внутренних инсургентов. Таких цепочек много. СССР – Грузия – Абхазия. Югославия – Босния и Герцеговина – Республика Сербска. Югославия – Сербия – Косово – Митровица. Бывшие борцы за свободу – тут же стали душителями свобод для еще менее малочисленных народов уже в своем государстве.

Невозможно стране не защищать свою территориальную целостность и законопорядок, каким бы подлым он не был. Почему? Потому, что в противном случае будет хаос, ад и катастрофа для обычных граждан, что, по сути, и случилось во время Гражданской Войны в России в 1918-1920 и, что мы имеем сейчас в Сомали.

Война в Чечне, поэтому была законна и справедлива. Да, мы завоевали Кавказ в 19 веке, поработили чужие народы, ну так и весь мир завоевал друг друга. Все почти страны в мире основаны на завоеваниях соседних народов, княжеств и владений. Такова данность, а перекраивать карту мира и искать абстрактной справедливости попросту - невозможно. Иначе мы утонем в крови. Существующий статус-кво – меньшее из возможных зол.

Итак, мы определились, что война со стороны российского государства против Ичкерии была справедливой.

А при чем здесь убийство Будановым прекрасной Эльзы? Дело в том, что Буданов и его товарищи по оружию рисковали своей жизнью, здоровьем и счастьем, противостоя инсургентам, которых довольно трудно отделить от мирного населения. Все войны сейчас подразумевают, к сожалению, убийство неповинных мирных граждан. Когда некоторая структура – например: деревня, страна, город, наплоенная боевиками или снайперами, наносит ущерб твоей стороне, убивая и калеча тебя и дорогих тебе людей, ты вынужден защищаться.

Так как, например, защищалось США, бросая атомную бомбу на Нагасаки или французские партизаны убивали мирных коллаборационистов. До того момента пока не будет сломлено сопротивление противника. Если бы чеченские боевики вышли бы в чистое поле биться насмерть с русской армией, то разве была бы необходимость убивать мирных чеченцев? Нет такой необходимости не было. А если нет иного способа, как остановить выстрелы со стороны враждебного села, кроме уничтожения его целиком или частично, то так тому и быть. Что же делать? Каков выход? Мы требуем от военных вещей невозможных, невероятных подвигов, ума и прозорливости. А они не Киборги с просвечивающим сканнером. Это просто люди, которым, ой как тяжело на войне.

Более того, и мирные жители мирными являются сугубо номинально. Они ведь дают кров и снедь мятежникам, а также являюсь базой для пополнения. Задача же командира регулярных войск - пресечение действий противника имеющимися средствами.

Что и сделал Буданов. Словил потенциального противника и убил ея. Уменьшил вероятность потерь вверенной ему военной части. Нужно понимать, что сделал он это не по своему капризу, а в силу острой необходимости - защиты жизни своих товарищей и граждан своей страны. Но самое главное, что он не гулял по Чечне, а жил на грани жизни и смерти. Буданов – военный, но, в первую очередь, он человек и имеет право на жизнь.

Вот представьте. Вы идете с семей по улице, и толпа стала Вас бить, и резать ножами Ваших детей. Будет ли Вы в такой ситуации сдерживаться? Нет, Вы будет, старается отбивается всеми имеющимися у Вас способами. А если у Вас под руками окажется дрын или пистолет, то Вы в ужасе и отчаянии начнете бить нападающих дрыном или достанете пистолет, будете стрелять, чтобы только прекратить нападение. И, возможно, что в толпе нападающих окажется, невинная девушка, которая только будет, что подначивать и подбадривать атакующих, а ваша пуля прилетит ей в голову. Другое дело, что Вы убьете девушку, если она просто идет по улице, а она Вам покажется террористкой, поскольку она идет в чадре. В этом случае мы имеем дело с преступлением, а действия Буданова в сложившейся экстремальной ситуации были, скорее всего, законны.

Буданов рисковал СВОЕЙ ЖИЗНЬЮ, выполняя долг. Вот, что главное. Эльза или другая чеченка потенциально могла убить его.
Так, что я считаю, что полковник Буданов не только не виноват, он, по всем Божеским и человеческим законам, наверное, и прав. Более того, он – герой. Он защищал не столько себя, сколько своих ближних и граждан своей страны.

Никто не будет воевать с бурятской деревней или с якутским девушками. Достаточно чеченцами было сложить оружие, чтобы прекратить кровопролитие. Не русские войска виноваты в смерти Эльзы, но те, кто носил автоматы, пистолеты и кинжалы.

Что касается решения суда и позиции властей, посадивших Буданова в тюрьму, то оно – и несправедливо и недальновидно. Власть может подорвать к себе доверие Армии. Кто пойдет ее защищать? Следующий раз новый военный, скажет, да ебись оно все в сраку. Меня убивают, не щадят, я могу остаться никому не нужным калекой без достойного пособия, и при этом я должен проявлять чудеса изворотливости и избирательно воевать в пограничной ситуации, ежечасно рискуя всем.

Да кому это надо? Такая дикая несправедливость! Уж лучше тогда бросить оружие, перелезть Кавказский хребет и уйти в Грузию, Персию, Океанию и пусть тогда правозащитники, Правительство и недовольные граждане имеют дело с чеченцами сами. Честно – честно.

Мне кажется, что государство должно тщательно разработать комплекс законов для мятежных территорий, в которых должны быть защищены основные экзистенциальные права военных в качестве прав человека.