September 26th, 2011

Куда ты уехала, Ксения Собчак?

Я помню жаркое лето в Кудепсте, Сочи и Пицунде. Хотел взять у нее интервью, но ограничился автографом. Было слишком много народу и Ксению рвали на части. Ксения удивительно похожа на мою прелестную кузину. “Кинотавр”, звезды кино и бомонда, как же они были далеки от меня. Ну ладно решил я. Раз уж не стать мне Тарковским или Мироновым, то буду Дондуреем. Был я влюблен когда-то сразу в трех обворожительных фемин. Июльские полдни, светлячки и звезды в черных, черноморских ночах, сливались в какой полет в Галатике. Жаркие поцелуи в кустах пансионата “Автомобилист.”



Где все это? “Балтика №9” пузо и кинокритика – отражение отражения настоящей Жизни - вот мой горький удел отныне. В Москве много звезд эстрады и бизнеса, а небесных звезд и не видно. Электрическое освещение и северные широты крадут у москвичей ночное звездное небо. А Ксения развлекается в Каннах, с Абрамовичем на яхте. А я меня ни кузины, ни Олеси, ни Ксении, ни яхты. Вот так вот и живем. Пойду сегодня и напьюсь.

Ты пришла в шоколадной шаплетке,
Подняла золотую вуаль.
И, смотря на паркетные клетки,
Положила боа на рояль.

Ты затихла на палевом кресле,
Каблучком молоточа паркет...
Отчего-то шепнула: "А если?.."
И лицо окунула в букет.

У окна альпорозы в корзине
Чуть вздохнули,- их вздох витьеват.
Я не видел кузины в кузине,
И едва ли я в том виноват...

Ты взглянула утонченно-пьяно,
Прищемляя мне сердце зрачком...
И вонзила стрелу, как Диана,
Отточив острие язычком...

И поплыл я, вдыхая сигару,
Ткя седой и качелящий тюль,-
Погрузиться в твою Ниагару,
Сенокося твой спелый июль...







Только детские книги читать,
Только детские думы лелеять,
Все большое далеко развеять,
Из глубокой печали восстать.

Я от жизни смертельно устал,
Ничего от нее не приемлю,
Но люблю мою бедную землю
Оттого, что иной не видал.

Я качался в далеком саду
На простой деревянной качели,
И высокие темные ели
Вспоминаю в туманном бреду.


Да и как-то желаний нет больших. Вот, что страшно. Раньше любил и страдал. А сейчас все по фиг. Как можно писать о кинематографе, который на 84% построен на Эросе и Танатосе без любви? «Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая или кимвал звучащий». Трагедия разрыва авторского, фестивального кино и зрительского, что зрительское для - молодых, страстных людей, а фестивальные жюри все сплоншь состоят из старых пердунов и фильмы они оценивают неправльно, страчески.

Опеределенно, после 35 лет всех кинокритиков нужно расстреливать, чтобы авторское кино слилось с коммерческим.



В том саду, где мы с вами встретились
Ваш любимый куст хризантем расцвел
И в моей груди расцвело тогда
Чувство яркое нежной любви
Отцвели уж давно хризантемы в саду
Но любовь все живет в моем сердце больном
Опустел наш сад вас давно уж нет
Я брожу один весь измученный
И невольные слезы катятся
Пред увядшим кустом хризантем
Отцвели уж давно хризантемы в саду
Но любовь все живет в моем сердце больном
Отцвели уж давно хризантемы в саду
Но любовь все живет в моем сердце больном