January 19th, 2011

Лужков. День опричника.

Снимает Поярок заслонку берут наши ухваты печные, кочергу, да ими из печи на свет Божий и вытягивают столбового с супругою, Обоя в саже поизмазались, упираются. Столбовому сразу руки вяжем, в рот – кляп – И под локти – на двор. А жену… с женой по веселому обойтись придется. Положено так.

Притягивают ее веревками к столу разделочному, мясному. Хороша жена у Юрия Михайлыча: стройна телом, лепа лицом, сисяста, жопаста, порывиста. Но сперва – столбовой. Все валим из дому на двор. Там уж ждут стоят Зябель и Крепло с метлами, а Нагул с веревкой намыленной. Волокут опричники столбового за ноги от крыльца до ворот в последний путь, Зябель с Креп лом за ним метлами след заметают, чтоб следов супротивника Делу Государеву в России не осталось. На ворота уж Нагул влез, ловко веревку пристраивает, не впервой врагов России вешать. Встаем все под ворота, поднимаем столбового на руках своих:

– Слово и дело!

Миг – и закачался Юрий Михалыч в петле, задергался, захрипел, засопел, запердел прощальным пропердом. Снимаем шапки, крестимся. Надеваем. Ждем, покуда из столбового дух изыдет.
Треть дела сделано. Теперь – жена. Возвращаемся в дом.

– Не до смерти! – как всегда, предупреждает голос Бати.
– Ясное дело. Батя!

И дело это – страстное, нам очень нужное. От него силы на одоление врагов государства Российского прибавляется. И в деле этом сочном своя обстоятельность требуется. По старшинству надобно начинать и кончать. А стало быть – я первый. Бьется вдовица уже покойного Юрий Михалыч на столе, кричит да стонет. Срываю с нее платье, срываю исподнее кружевное, затейливое. Заламывают Поярок с Сиволаем ей ноги белые, гладкие, холеные, держат на весу. Люблю я ноги у баб, особливо ляжки да пальцы. У жены Юрия Михалыча ляжки бледные, с прохладцей, а пальчики на ногах нежные, складные, с ноготками холеными, розовым лаком покрытыми. Дергаются бессильные ноги ее в сильных руках опричных, а пальчики от напряжения и страху дрожат мелкой дрожью, топорщатся. Знают Поярок с Сиволаем слабости мои – вот и задрожала ступня женская нежная у моего рта, и забираю я в губы дрожащие пальчики, а сам запускаю в лоно ее лысого хоря своего.

Сладко!

Как живой розовый поросеночек на вертеле раскаленном, вздрагивает и взвизгивает вдовица. Впиваюсь я зубами в ступню ее. Визжит она и бьется на столе. А я обстоятельно и неуклонно сочное дело вершу.
– Гойда! Гойда! – бормочут опричники, отворачиваясь.

Важное дело.
Нужное дело.
Хорошее дело.

Вкус Персии

Originally posted by sajjadi at Вкус Персии
Уксусный сироп с зеленым салатом (Каху-о-Секанджебин)
Уксусный сироп с зеленым салатом (Каху-о-Секанджебин)
«Секанджебин» - это сироп, основными ингредиентами которого являются вода, сахар, уксус и мята. Персы макают зеленый салат в этот сироп и так его едят.
 

Пряности и сушеные травы
Пряности и сушеные травы
Иран славится своими пряностями на весь мир. На базарах вы увидите множество торговцев яркими пряностями с чудесным запахом.
На иранской кухне хозяйка каждый день использует шафран,  куркуму, тимьян (чабрец), корицу и множество сушеных трав.
Read more... )


Nazik Azeri kız!



Tüm zevkleri ve tüm aşırılıklar, dünyanın bütün yıldız ve gezegenleri Inci gururla onun soneleri in -Benim soneleri - kolye prenses! Btn, orkestra bir patlama koymak Collier's soneleri! Evet, ben bir el maestro koymak! Bu barış, hiçbir toprak var Ne sonu ne başı ...Hiçbir kutsal bir gebe ...Kim kuşkusuz - Siz uzakta yürüyüp!

В шумном платье муаровом








В шумном платье муаровом, в шумном платье муаровом
По аллее олуненной Вы проходите морево...
Ваше платье изысканно, Ваша тальма лазорева,
А дорожка песочная от листвы разузорена —
Точно лапы паучные, точно мех ягуаровый.

Для утонченной женщины ночь всегда новобрачная...
Упоенье любовное Вам судьбой предназначено...
В шумном платье муаровом, в шумном платье муаровом —
Вы такая эстетная, Вы такая изящная...
Но кого же в любовники? и найдется ли пара Вам?

Ножки пледом закутайте дорогим, ягуаровым,
И, садясь комфортабельно в ландолете бензиновом,
Жизнь доверьте Вы мальчику в макинтоше резиновом,
И закройте глаза ему Вашим платьем жасминовым —
Шумным платьем муаровым, шумным платьем муаровым!..

Гугуш



Гугуш (азерб. Ququş, перс. گوگوش‎; настоящее имя — Фаига Атешин; 5 мая 1950, Тегеран) — иранская певица и актриса. В 70-х годах была одной из самых популярных певиц и актрис Ирана. Также хорошо известна в Турции, Закавказье, США, Средней Азии. В странах СССР стала известной благодаря фильму «Долгая ночь».

Гугуш родилась 5 мая 1950 года на улице Сарычешме в Тегеране в семье Сабира и Насрин Атешин (этнические Азербайджанцы), незадолго до рождения Гугуш возвратившихся в Иран из Советского Азербайджана[1][2]. Будучи обладательницой прекрасного голоса еще в детстве начала выступать вместе с отцом на сцене. С 7 лет начинает сниматься в фильмах. В 1971 году исполняет в Каннах песни «Retour de la ville» и «J’entends crier je t’aime»[3] на французском языке и занимает там 1 место.

Гугуш владеет азербайджанским и персидским языками, поёт песни на персидском, азербайджанском, английском, армянском, итальянском, испанском и французском языках. В самом Иране она становится символом современности, и пользуется огромной популярностью. Однако после Исламской революции 1979 года ей запрещается выступать в Иране. В 2000-м году она переселяется в Северную Америку, в город Лос-Анджелес, где и поныне продолжает свою творческую деятельность. В 2002-м году её песня «Гариби-Ашина» по мнению BBC становится самой популярной песней Среднего Востока.

Самой популярной песней на этническом, азербайджанском языке стала композиция "Ayrılıq" (Разлука), которую певица записала и впервые исполнила в Баку в 1972 году, во время сольного концерта. С тех пор, практически на всех сольных концертах, певица обязательно исполняет эту песню, которая стала ее визитной карточкой, как и многие другие.