?

Log in

No account? Create an account
Былое
zheniavasilievv


Кривой Рог 1973-1975 год. ЮГОК.

Первый класс. Нижневартовск Карпаты. Среди гуцулов. 1983 год Урай. 1971 год. Ялта. 2004 год. Нижневартовск. 1971-1972 год. Нижневартовск. 1977 год.

Отцы и дети
zheniavasilievv
Я очень люблю свою семью. Детей, жену, маму, папу, брата. И на самом деле, привязанность моя несравненно глубже и сильнее, чем я это демонстрирую, высказывая порой дерзкие и антиобщественные мысли. Я бесконечно восхищаюсь и люблю всех. Но никогда об этом не говорю (за исключением этого поста). Наоборот, на людях я стараюсь блеснуть своей независимостью и свободолюбием.

Папа, мама – люди бесконечной щедрости, самоотверженности и доброты, но, самое интересное в них, это их неординарность. Я, конечно, пристрастен в своей оценке. И все же неординарность их удивительна. Это я стал понимать только с годами. Они являют собой этакие уникальные человеческие типажи, почти что гоголевские персонажи. Мне хочется записать их речевой поток. Уверен, это будет очень интересно. Лексика и синтаксис – уникальнейшие. Так не разговаривает никто. Пожалуй, ближе всего к их характерам будут герои романа “Похороните меня за плинтусом”, не фильма, а именно романа, бабушка и дедушка рассказчика.

Жена Оля – тоже, тоже человек уникальный. Ну, поверьте мне на слово. Нетипичный человек. Она интеллигентнее, чем родители, тоже являет собой пример самоотверженности, милости, доброты и я бы сказал даже некой нравственной безукоризненности. Она мне напоминает Риту Осянину из “А зори здесь тихие» ту, которая застрелила больше всех фашистов.

Дети – не столь оригинальны, но милы и добры. Мне нравятся они даже больше, чем окружающим, которые их поругивают. Дети больше всего похожи на детей из советских детских фильмов. Например, одноклассников Сыроежкина (кроме Гусева) из “Приключения Электроника”.

И вот я к чему речь веду. Странные вещи происходят. Родители мои и страшные дети (в меньшей степени) так сильно отличаются от меня, что я как бы живу в совершенно ином мире от них. Чтобы перейти в их мир, я должен полностью перестраивать свои язык, свои высказывания. В принципе я ничего не могу рассказать им о себе. Несмотря на крайнюю привязанность и сцепку, которая присутствует в нашей семье в гораздо большей степени, чем в других семьях (я снова пристрастен, но это действительно так). Несмотря на море общения между всеми нами мы бесконечно далекие друг от друга люди.

У папы и мамы такие слова как “нежность”, “стремление”, “любовь” и прочие абстрактные понятия напрочь отсутсвутвует в лексиконе. Более того, человек, рассуждающий о “надежде” для них – “сумасшедший”, “иди, лечись”, “высокие материи”, “не все дома”. Все это табу для них. Невозможно поверить насколько сильно отличаются наши вкусы и увлечения. Они смотрят “Поле чудес”, “Час суда”, верят в экстрасенсов, в инопланетян, уважают Сталина, КПСС, жадно просматривают все сериалы. Противоположно абсолютно все. Вкусы, одежда, стили, мысли, пристрастия. Бесконечная здесь пропасть просто лежит. Как будто в одной семье живут монголы и туареги, которые бесконечно, до самозабвения любят друг друга, но для общения должны переходит на Pidgin English.

Жена, несмотря на свою оригинальность, несравненно ближе ко мне. Это в принципе человек одного когнитивного поля, одной интеллектуальной национальности. Она – самый близкий в духовном смысле для меня человек в семье.

Дети. Дети.…Вот в чем проблема, где-то с 10-лет, старшие дети Аня и Павел, стали очень быстро удалятся от меня. Это случилось в первые в 2005 году, когда наша семья рушилась и я жил полгода отдельно. Меня вдруг поразило, что Аня старшая дочь, которая как мне казалось, ближе мне, очень легко пережила расставание и более того, не желала воссоединения семьи, а сын, который, как мне казалось, дальше, страдал страшно и делал все, что мог, чтобы мы воссоединились.

Потом произошло вообще удивительное. Я вдруг почувствовал, что вместо детей появились новые взрослые люди, которые имеют свои внутренний мир, новый, чужой. У них появились свои музыкальные группы, свои любимые марки одежды, свое кино, Аниме, капсели, компьютерные игры. Это – естественно. Но все равно странно. Мне странно. Они вступили со мной в диалог, уже не как дети, принадлежащие к твоему миру, жадно впитывающие каждое твое слово, а как племя молодое, незнакомое. И это было одной из причин, почему в 2005 году, я почувствовал, что встретил старость, перескочил в новый для меня поколенческий пласт. Очень быстро я постарел. Вот еще были молодые мы там, женились, разводились, влюблялись, путешествовали, обменивались модными трендами, а потом потихоньку набирались, опыта, мудрели, а где-то там по комнате бегали маленькие детки. А тут опс и ты – уже не молодежь, тебе уже новое поколение оппонирует. Чудно. Ты невольно оказываешься в положении скептически настроенного старпера. А весь твой выстраданный опыт – пыльные тряпки в чулане прошлого.

Тем не менее, мне кажется, что с возрастом дети будет ближе ко мне, будет мигрировать в сторону моего мира.

Младшие двое, это действительно милые создания, и с ними проблем никаких нет. Они принадлежат пока еще моему миру, в той степени, в которой они могут его вместить, а вместить они могут пока не много.

И я вот подумал, что вот эти точки перехода случаются очень быстро, ты меняешься и вдруг ты в одночасье стареешь. Если с в 2005 году, меня состарили старшие дети, в том числе, (то я стал вспоминать свою юность, и вспомнил), я тоже сам отдалился от своих родителей. Это произошло в гораздо более преклонном возрасте. Если дети “повзрослели” мои в 11-12 лет, то я в 18-ть.
Очень долго я тоже с открытым ртом слушал папу и маму. И это было удивительное ощущение, когда твои родители являются для тебя моральным авторитетом. Я искренне слушал рассказы об инопланетянах, экстрасенсах. А потом все оборвалось, рухнуло. Случился это в 1986 году зимой. Я только приехал на каникулы из ТГУ. Шел первый курс. Я невольно и впервые ощутил отсталость и глубокую провинциальность моей семьи. Нехорошо так творить о своих родителях, я их бесконечно люблю, но тут уж ничего не попишешь. Как следствие этого переживания, мне впервые стало их жалко, захотелось как-то защитить, стать миллионером и спасти от возможных болезней. Такая вот странная реакция. Жизнь показала, что не помог я, не стал миллионером, не защитил. Они же, родители, помогли, защитили уже взрослого дядю от собственной глупости, ошибок, финансового разорения и даже от смерти, несмотря всю свою простоту. Стыдно, но это так.

Однако, после этого после 1986 года, после тектонического разрыва, наши континенты расходятся все дальше и дальше. Ничего здесь не поделаешь.

Где-то, в глубине, очень жаль. Очень.

Лурд
zheniavasilievv
Посмотрел вчера “Лурд» Джессики Хауснер.

1) Очень тонкая работа, очень. Пожалуй, слишком тонкая для меня. Филигранно выполненная пляшущая золотая блоха, шедевр миниатюриста. Ее можно только под микроскопом рассматривать.

2) Фильм живо напомнил мне “Белую Ленту” Ханеке. Австрияки педалируют тему вреда святой праведности, которая загоняя жЫвотное внутрь, поступают опрометчиво. Озлобленный зверь, который все равно сидит внутри нас, вырывается на свободу уже особенно беспощадным. Чем предупредительнее поведение, тем больше яда во взглядах. Наверное, русские паломники в такой ситуации набили бы друг дружке хари. И все дела.

3) У меня просмотр фильма рождал чувство стыда и неловкости, возникающую, например, тогда, когда вдруг пауза в разговоре продлилась чуть больше обычного, и никто не может начать разговор. И всем стыдно. Как ни странно, нечто подобное я пережил за присмотром фильма “Любовные похождения блондинки” Формана.

4) Фильм об умирающем в Европе христианстве. Матерь-Церковь лежит на смертном одре, а все ее чада пытаются нарумянить ей щеки и двигают омертвелыми руками, открывают ей рот. Никто из домочадце не хочет верить в то, что мать – мертва. Это мысль невыносима…

И вдруг мать открывает глаз. Стоп. Она еще жива? Или почудилось?

Загадка тихих режиссеров. Сергей Крутин. "В Париж!"
zheniavasilievv
Между Киевом и Москвой завелась когорта тихих режиссеров, которые снимают качественное, раздольное кино и на которые почти никто не обращает внимания. Например, Илья Ноябрев, Сергей Ткачев и Сергей Крутин. Далекие и от экранного попкорна и метафизических поисков выдают на гора отличный кинематограф, близкий к незамысловатым психологическим советским драмам и мелодрамам.

У Сергея Крутина посмотрел вчера "В Париж!". До этого смотрел “Караси. А неплохо черт подери! Хорошо! А то мы все Герман да Герман, Балабанов да Гай-Гермника.

Фоменковские актеры - Степанов, Кутепова, плотный сюжет, ровная драматургия. Фильм “В Париж!” очень мне понравился. Этакая семейная драма с элементами детектива. Вот, пожалуйста, вам “срединное” кино, о котором так долго тосковали киноведы и которое почти умерло (ибо не кому не нужно, на самом деле). В принципе это кино на экранах сменили сейчас сериалы, утащили туда его публику. Но сериалы – это пережеванная еда для беззубых пенсионеров, это как Шекспир, переведенный на Simple English.

Жаль