?

Log in

No account? Create an account
Краткий курс паратеории советского кино
zheniavasilievv
Довольно забавный текст создал в 1993 году Виктор Матизен. Называется опус "Краткий курс паратеории советского кино". Явным достоинством работы является ее смелость, емкость и вневременность. Некоторое ее идеи вполне применимы и вообще к кино, к кино любой эпохи. Не знаю, почему, но в ЖЖ почти не встретить текстов, которых можно было бы назвать кинотеоретическими.

Три главных направления советского кинематографа эпохи маразмирующего социализма идеально соответствовали трем классам расчлененного тоталитарного социума: интеллигенции, бюрократии и, скажем так (чтобы не употреблять пренебрежительного «плебс» и неадекватного «народ»),— демосу. Эта классовая модель, при всей ее элементарности и почти пародийности, обладает, как мы увидим, вполне приемлемой разрешающей способностью.
В рамках данной классификации существенны две оппозиции: «культурный — некультурный» и «партийный — беспартийный». Применительно к ним можно дать типологические характеристики: бюрократия партийна и некультурна, интеллигенция культурна и беспартийна (даже если номинально состоит в рядах), демос бескультурен и беспартиен. Культурного и партийного класса в СССР быть не могло потому же, почему в известном анекдоте нельзя было быть умным, честным и партийным одновременно,

К середине семидесятых годов в результате размывания единого партийного русла в советском кино образовалось три классовых потока: «партийное» воспитательное кино (ВК), «авторское» интеллигентское кино (ИК), «жанровое» демократическое кино (ДК). (Заметим, что самым мощным был поток «серятины», или «светлухи», возникший в результате смешивания этих органически несоединимых субстанций и занимавший до четырех пятых репертуара.)

Воспитательное кино может быть определено как эрзац-народное. Оно так же предпочитает ответ вопросу, результат — процессу, оптимизм — пессимизму, простоту — сложности и ясность — туманности. Но если Демократическое кино фабрикует грезы и уводит в мир иной, то Воспитательное кино создает идеомифы и пытается выдать их за действительность. И только Интелиггенское кино стремится проникнуть в суть вещей.

Но это отнюдь не означает, что Интелиггенское кино или может достигнуть вожделенной цели. Стремление Интелиггенского кино как можно точнее запечатлеть реальность (физическую или ментальную) регулируется принципом дополнительности Гейзенберга — Бора. В просторечии этот принцип можно назвать «чем ближе — тем дальше»: чем ближе фильм к реальности в одном аспекте, тем дальше он от нее в другом, дополнительном аспекте.

Интелиггенское кино, Воспитательное кино и Демократическое кино существуют в трех различных модальностях: сущего (реального), должного и желаемого. Одно стремится изображать мир таким, как он есть; второе — таким, каким он должен быть; третье — таким, каким его хочется видеть. Различия внутри этой троицы проще всего пояснить во фрейдовской парадигме, соотнеся с первым модусом «Я», со вторым — «Сверх-Я» и с третьим — «Оно», либо же в производной и более простой парадигме Э. Берна, где «Супер-эго» ассоциируется с Родителем, «Эго» — со Взрослым, а «Ид» соответствует Ребенку и где каждый человек может находиться в одном из трех состояний — Родителя, Взрослого или Ребенка.

Три главных направления советского кинематографа эпохи маразмирующего социализма идеально соответствовали трем классам расчлененного тоталитарного социума: интеллигенции, бюрократии и, скажем так (чтобы не употреблять пренебрежительного «плебс» и неадекватного «народ»),— демосу. Эта классовая модель, при всей ее элементарности и почти пародийности, обладает, как мы увидим, вполне приемлемой разрешающей способностью.

В рамках данной классификации существенны две оппозиции: «культурный — некультурный» и «партийный — беспартийный». Применительно к ним можно дать типологические характеристики: бюрократия партийна и некультурна, интеллигенция культурна и беспартийна (даже если номинально состоит в рядах), демос бескультурен и беспартиен. Культурного и партийного класса в СССР быть не могло потому же, почему в известном анекдоте нельзя было быть умным, честным и партийным одновременно,

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕCollapse )