June 1st, 2010

Фильмы апреля

1 Сатанинское танго Белла Тарр Венгрия 92
2 Код Параджанова Левон Григорян Армения 88
3 Беззащитная невинность Nevinost bez zastite Душан Макавеев Югославия 87
4 Клык Kynodontas Гиоргос Лантимос Греция 85
5 Синдромы и столетие Sang sattawat Синдромы и столетие Таиланд, Франция, Австрия 82
6 Я искушен в любви и чистом искусстве Константин Силеврстов Россия 81
7 Анна от 6-ти до 18-ти Никита Михалков СССР, Россия 80
8 Мушкетеры 4а Вадим Цветков СССР 76
9 Дневной поезд Инесса Селезнёва СССР 75
10 Кандагар Андрей Кавун Россия 70
11 Утомленные солнцем 2. Предстояние Никита Михалков Россия 64
12 Пипец Kick-ass Мэттью Вон США 62
13 Катынь Katyn Анджей Вайда Польша 57
14 Падение Ангела Melegin düsüsü Семих Капланоглу Турция, Греция 42
15 Женщина без головы La mujer sin cabeza Лукреция Мартел Франция, Италия, Испания, Аргентина 39
16 Посланник The messenger Орен Муверман США 34
17 Повелитель Бури The Hurt Locker Кэтрин Бигелоу, США 32
18 Потрясающий Берендеев Игорь Вознесенский. СССР 24
19 Эквилибрист Леонид Нечаев СССР 15

О пользе инновационных процессов

Возвращаюсь, к нашему старинному спору с http://maxilla-k.livejournal.com/, что признаться, что действительно я не ощущаю Москву как свой родной город. Я бы даже сказал больше, что ни Нижневартовск, ни Тюмень, ни Харьков, ни Кривой Рог, ни Феодосию я не считаю МОИМИ городами. Я везде ощущаю себя чужаком.

Как бы это объяснить… Я совершенно неукоренен в местном сообществе и культуре. Помню, когда попал в армию, ко мне приходили “земляки” из Нижневартовска и пытались навести мости через общих знакомых, то обнаружилось, что я не только никого не знаю, но и не знаю никакого общего знакомого до третьего колена.

В Москве в своем дворе я ни с кем не разговариваю и никого не знаю. Хотя, к моему вещему удивлению, меня знают очень многие. Вот жена Оля – она во дворе знает почти всех. Кто с кем живет, у кого-какие проблемы. Я поражаюсь ее дворовому и районному энциклопедизму. Она живо интересуется жизнью района Отрадное, какие-там услуги, какие выплаты, какие парки, какие-центры открываются. Мне же по фиг.

Наверное, только в самом раннем детстве в Нижневартовске до 12 лет я был связан со своим и окрестными домами детскими играми и дружбой, но с тех пор как мы переехали в новый район, связи эти оборвались. И сейчас ничего не осталось. В Нижневартовске настолько сильна миграция, что я уверен, что среди жителей 1975-1978 годов в первом микрорайоне осталось не более 4% жителей 1975 года. Когда я был в своей школе в 1998 году, там уже оставались всего 1 или 2 учительницы из старого преподавательского состава.

А живу я как-то на поверхности жизни. Особенно это стало проявляется с развитием интернета. Сейчас все мои связи с миром – горизонтальны, но не вертикальны. Люди из Канберры и Эдинбурга более близки, чем сосед по площадке.

Единственное, с чем я чувствую родство – это Россия и Украина, бывшее страны СНГ, кода я выезжаю за рубежи. Впрочем, я нигде за границей не жил больше чем 15 дней, поэтому не знаю, адаптировался бы я там или нет. Жил в Туркменистане полгода и чувствовал себя прекрасно. Правда, это был корабль и ненастоящая заграница.

Макс - прав, когда говорит о том, что реновации города разрушают память детства. Да, разрушают. И это очень болезненный процесс. Но нужно помнить, что любимый его трамбуй тоже, когда-то вытеснил дорогих кому-то извозчиков, а извозчики, когда-то разрушили дорогие кому-то огороды XVIII века. Богатый город, город больших денег, только и возможен, что он развивается. Возможность получать по 100 евро за день устного перевода появляется только в том случае, если в городе есть сотни офисов, миллионы железных проводов, гигантский трубы канализаций, куда утекает гавно, и так далее.

Если бы не было развития, то Москва была бы деревней. Никто не мешал предкам современных москвичей во втором, третьем, четвертом поколениях “понаехавших сюда” остаться во всяких Мухосрансках и Миргородах, которые меняются медленно. Однако все предпочли сюда понаехать ради славы, денег и красивой жизни. Поэтому борьба “коренных” москвичей за старый облик Москвы – есть лицемерие и неправда.

Есть, конечно, города, которые развиваются без реноваций, Любляна там, Париж, но я уверен, что эта рачительное, бережное отношение к архитектуре прошлого – только относительное. Все равно и там идет борьба нового со старым. Все равно потихоньку ломают. У меня есть красочная, иллюстрированная книжка про Лондон. Так вот каждые 50 лет Лондон там новый.

А Эйфелевой Башни никогда не было, если бы победили сторонники старины.