?

Log in

No account? Create an account
Персия против Турции.
zheniavasilievv
Персия против Турции. Лауреат Монреальского кинофестиваля 1999 года против Лауреата Золотой Пальмовой Ветви Каннского кинофестиваля 1982 года. “Цвет рая” (Rang-e khoda) Маджида Маджиди против “Дорога” (Yol) Шерифа Герена, Йилмаза Генея. 2 картины, 2 образчика национальных киношкол со всеми их достоинствами и недостатками. Слово два героя вышли перед своим войском на поле брани.

Слепой и несчастный мальчик, бедствующий отец, типичный - набор иранского фильма, обнаруживают в зрителе кладези сострадания. “Цвет рая” - более изощренное и изысканное кино, чем социальный эпос “Дороги”. Кроме того, в иранском фильме заколдовал, очаровал меня красочный видеоряд. Реликтовые леса, изумруд горных долин, золотые, алые, лиловые одежды персидских селянок. Умереть и не жить. Что может быть лучше? Пейзаж здесь – главный персонаж фильма. И, наконец, горная река слез, поток скорби, на дне которого Отец обретает себя и Сына. 85 баллов из 100.



И тут же посмотрел Турецкого лауреата. Османский ковер – грубее, теплее и проще, чем шелковая ткань Маджиди. “Дорога” разворачивается невнятно. Иногда в субтитрах теряется линия сюжета. Зато в конце картина одаривает зрителя тем, чего так мало в современном западноевропейском кино, но зато много у югославов. Нет, нет у турок – нет сербского чувства юмора. По крайней меря, я еще не видел. Зато есть здесь животная страсть. Что-то общее есть у частей Византийской и Османской империи в кино.

Сюжет же “Дороги” таков. На недельную побывку из тюряги выпускают 5 зэков. Один сразу же теряет увольнительную и попадает в застенок по невнимательности. Второй падает в омут греха, сватается и учит высокой нравственности будущую жену. Третий едет на сирийскую границу, где турецкая армия складывает курдов в зловонные кучи. Четвертый осуществляет священную месть над женой-проституткой, не дождавшейся мужа. При этом жену он любит больше всего на свете, но которую успешно замораживает насмерть на горном плато. Но не бросает как дохлую лошадь. За что ему – честь и слава. Пятого застукали правоверные соотечественники в вагонном сортире в тот, момент, когда он стаскивал трусы с жены, которую не видел 3 года. Толпа пассажиров на глазах их же детей не успевает устроить суд Линча, зато племянник мочит святотатцев под ужасные вопли о прощении.



Не скрою мил мне мелодраматизм в кино, слезы в рахат-лукуме. Поэтому мой ласковый и нежный турецкий зверь получает от 86 из 100 баллов. Турецкий Амбал изловчился и зарезал прекрасного персидского витязя.

Капланоглу выманивает в Берлине Медведя на медовый улей. Антон Долин пишет на OpenSpace, что “Теоретики давным-давно включили Турцию в список самых многообещающих территорий”.

Ну что же. Посмотрим, посмотрим.