April 3rd, 2010

Персия против Турции.

Персия против Турции. Лауреат Монреальского кинофестиваля 1999 года против Лауреата Золотой Пальмовой Ветви Каннского кинофестиваля 1982 года. “Цвет рая” (Rang-e khoda) Маджида Маджиди против “Дорога” (Yol) Шерифа Герена, Йилмаза Генея. 2 картины, 2 образчика национальных киношкол со всеми их достоинствами и недостатками. Слово два героя вышли перед своим войском на поле брани.

Слепой и несчастный мальчик, бедствующий отец, типичный - набор иранского фильма, обнаруживают в зрителе кладези сострадания. “Цвет рая” - более изощренное и изысканное кино, чем социальный эпос “Дороги”. Кроме того, в иранском фильме заколдовал, очаровал меня красочный видеоряд. Реликтовые леса, изумруд горных долин, золотые, алые, лиловые одежды персидских селянок. Умереть и не жить. Что может быть лучше? Пейзаж здесь – главный персонаж фильма. И, наконец, горная река слез, поток скорби, на дне которого Отец обретает себя и Сына. 85 баллов из 100.



И тут же посмотрел Турецкого лауреата. Османский ковер – грубее, теплее и проще, чем шелковая ткань Маджиди. “Дорога” разворачивается невнятно. Иногда в субтитрах теряется линия сюжета. Зато в конце картина одаривает зрителя тем, чего так мало в современном западноевропейском кино, но зато много у югославов. Нет, нет у турок – нет сербского чувства юмора. По крайней меря, я еще не видел. Зато есть здесь животная страсть. Что-то общее есть у частей Византийской и Османской империи в кино.

Сюжет же “Дороги” таков. На недельную побывку из тюряги выпускают 5 зэков. Один сразу же теряет увольнительную и попадает в застенок по невнимательности. Второй падает в омут греха, сватается и учит высокой нравственности будущую жену. Третий едет на сирийскую границу, где турецкая армия складывает курдов в зловонные кучи. Четвертый осуществляет священную месть над женой-проституткой, не дождавшейся мужа. При этом жену он любит больше всего на свете, но которую успешно замораживает насмерть на горном плато. Но не бросает как дохлую лошадь. За что ему – честь и слава. Пятого застукали правоверные соотечественники в вагонном сортире в тот, момент, когда он стаскивал трусы с жены, которую не видел 3 года. Толпа пассажиров на глазах их же детей не успевает устроить суд Линча, зато племянник мочит святотатцев под ужасные вопли о прощении.



Не скрою мил мне мелодраматизм в кино, слезы в рахат-лукуме. Поэтому мой ласковый и нежный турецкий зверь получает от 86 из 100 баллов. Турецкий Амбал изловчился и зарезал прекрасного персидского витязя.

Капланоглу выманивает в Берлине Медведя на медовый улей. Антон Долин пишет на OpenSpace, что “Теоретики давным-давно включили Турцию в список самых многообещающих территорий”.

Ну что же. Посмотрим, посмотрим.