?

Log in

No account? Create an account
Куда исчезли похороны?
zheniavasilievv
Судя по всему, придется мне делать оперейшн. Тем не менее, шансы остаться на белом свете у меня достаточно высоки. За всю жизнь сделал я всего 2 операции. Все – в бесконечно далеком 1984 году. Первая - аппендицит, вторая - удаление свища после операции аппендицита через 4 месяца.

Вообще это было так давно, что кажется, что и не со мной случилось. Школьная жизнь кажется инобытием. Преддверием к настоящей жизни. Я не могу нащупать никаких тропинок между смыслополаганием школьника и МОЕЙ жизнью, которая, по сути, началась, в 1985 году с переездом в Тюмень. Словно два различных существа жили. Обе жизни были прекрасны. Но одна из них – не моя. Помню, однако, переживания. Та, сентябрьская операция была самым страшным эпизодом школьного бытия. Шутка сказать, аппендицит удаляли 4 часа.

Виной тому, мой ужас перед операцией и избегание ее всеми силами. Даже после того, как я лег уже в больницу, я сбежал оттуда в одних тапочках. Сказали мне побриться, а брить должна была молодая медсестра. Я не мог вытерпеть такого издевательства и убежал. Но уже вечером усилившиеся боли все-таки заставили меня вернуться обратно. И началось.

Самое страшное, что было в операции - а делалась она под местной анастезией, это - удивительное ощущение обездоленности, оторванности от внешнего мира. Мы не понимаем в здравии, насколько мы к нему привязаны. Тогда же на операционном столе мне казалось, что мое тело – это бесконечно далекая субстанция, а палата, врачи – призраки сновидения. Вся твоя сущность проваливается куда-то в подземелье затылка и с бессильной надеждой наблюдает за происходящим. Кроме того было пронзительно больно. Я орал как свинья на вертеле. Страшно хотелось пить. Очень холодно лежать. Время растянулось на века. Нет, не 4 часа прошли, но вечность.

Потом долгое восстановление с обмороками, температурой, процедурами. Пришлось переделывать операцию и удалять гнойники. Перед второй операцией у меня случилась истерика. Ужас после первой оперейшн все еще бередил сознание. Как это ни странно, вторая операция прошла НАМНОГО легче, поскольку анестезия была совершеннее – укол в позвоночник. Я встал уже на следующий день после нее, а не через неделю как при первой.

Уже потом через годы я узнал, что в сентябре я вполне мог и сыграть в ящик из-за позднего прихода в больницу, из-за петеронита (пришлось чистить всю брюшную полость) и из-за того, что хирург был пьян, поскольку оставил бинт во мне.

Сейчас же встретил я новость об оперейшн с радостным почти ликованием и даже равнодушием. Каким-то образом в мою жизнь смерть, страдания боль органично вписались, как и вошли туда навеки радость, наслаждение и бессмертие.

Почему-то в СССР смерть казалась киноприключением, телесобытием или соседским анекдотом. Все умершие, а они были редки – Брежнев, Черненко, Андропов, 80-ие бабки из соседнего подъезда и должны были умирать. Были некие старики – они уходили, а мы – жили вечно. Все – в ажуре.

Но в связи с этим я приметил странное изменение. Я отчетливо помню, что, если кто-то раньше умирал, то были роскошные похороны, музыка, саваны, слезы, процессия. Сейчас же я вижу, что никаких похорон не стало. Приехал автобус. Положили, увезли. Все. Кто-нибудь из специалистов знает, что происходит? Вообще похороны как феномен напрочь исчезли из нашей жизни, и смерть стала обыденной, домашней. Похороны стали только для знаметостей. У обычных людей похоронив я не вижу вообще уже лет 15.

В детстве была очень развита авиация – гораздо больше, чем сейчас. Из Быково летали сотни самолетов в куда-нибудь в Вологду или Тулу, из Кривого-Рога мириады АН-2 (курурузников-рыгаловок) по всей Украине и мы не боялись вообще летать. Наоборот, воздушные горки на АН-2 были похлеще любого луна-парка. Мы с наслаждением ждали момента, когда самолет начнет падать вниз. Из Нижневартовска – летали только самолетами. Но начиная с 1991 года – на самолетах летать стало реально страшно. Авиарепортажи сделали смерть в полете – весьма осязаемым событием. Поэтому сейчас только: или авто или поезд.

Но когда начали умирать кузены, и убили Влада Листьева – смерть вошла в мое мироздание и поселилась неподалеку. Ведь не может быть такого чтобы не было, например, Олега Кондратенко или Влада Листьева или Александра Абдулов? Это - даже несмешно. Естественно, что они никогда не могут умереть. А они умерли. Ну как вот это может быть?

Как можно было, служа в комендантском полку города Москвы таскать гробы – Груз 200 из Домодедово на Белорусский вокзал и из Казанского вокзала во Внуково каждый день? А таскали. Порой я думаю, что же лучше бессмертие школьной жизни или присутствие смерти во взрослой жизни. И я не нахожу ответа.

Тогда я был страшно ранимый и обижался от полунамека. Всякая же угроза для мне казалось немыслимой. Сейчас же – все как-то по фиг.

Огромные деньги для российского кино в 2010 году.
zheniavasilievv
Был сегодня на “круглом столе” в Союзе Кинематографистов, как тут же пришло известие, что Российский кинематограф получит в 2010 году рекордную сумму денег – 5 миллиардов рублей. Таких денег раньше никогда не было.



Путин был сегодня в ВГИКе и озвучил эту новость. Сенсация тотчас дошла до киноведов и взбудоражила всех выступающих. Говорили о каких-то 120 новых телеканалах, в том числе о новом культурно-оздоровительном канале “Россия-2”, вместо канала “Спорт”. На нем будет идти исключительно мировой арт-хаус и футбольная Лиги Чемпионов. Говорили о каком-то фантастическом фильме – “Президент”, протагонистом которого будет Путин-каратист, сражающийся с Ходорковским. Ругали “Липецкий манифест” Михалкова-Бурляева. Скорее всего, Никита Сергеевич и близкие идейно ему режиссеры и получат эти заоблачные 5 миллиардов. Предполагается снимать духоподьемные вещи: “Нахимов”, “Суворов” “Кутузов” и так далее. В общем байопики времен малокартинья. Дорого и сердито. Многие возмущались, но 2 человека выступили с более центристских позиций.

Противники кондового кино выдвинули в качестве антитезы идею о некой интегральной системе оценок российского синематографа: Каждый бы режиссер мог бы получать финансирование только, если он обеспечит и высокие сборы в кино, и лестную оценку киноведов и, что самое интересное, зеленый свет ведущих киноблоггеров России. Ну это фантастика, конечно. Тем не менее. Поживем,
увидим.

Кстати, поразило, что киноведы стеной стояли за Новую Волну. Вот уж не ожидал. Особенно хвалили “Сумасшедшую помощь”

Завтра расшифрую записи и выскажусь более подробно.