?

Log in

No account? Create an account
Дух огня
zheniavasilievv
Всё, что им нужно, это - …


Второй день фестиваля кинематографических дебютов “Дух огня” отметился двумя российскими картинами, появления которых на широком экране ждали ну очень давно. Это “Полианна”, продюсерский проект Владимира Евтушенко (в главной роли его дочь Ольга) и “Анна Каренина”, экранизация великого романа, сделанная глазами и руками режиссёра Сергея Соловьёва. “Долгоиграющая” история создания “Анны…” и “Полианны” заслуживает отдельного увлекательного повествования, но, тем не менее, теперь мы с полной уверенностью можем сказать: кино, родившееся в муках, встретилось со зрителем, и уже зрителю решать, насколько фильмы хороши или… не очень хороши.

“Полианну”, экранизацию романа известной американской писательницы Элинор Портер, снимали во Франции. Cлов нет, красиво, аж дух захватывает: булыжные мостовые, потемневшие от времени замки, ухоженные садики с геранями радуют глаз, но и сбивают с толку. История жизнерадостной девочки, ставшей жертвой несчастного случая, приковавшего её к инвалидной коляске, пронизана духом деятельного оптимизма, присущего американской нации. И потому российской “Полианне” не хватает, условно говоря, атмосферы среднего американского городка, классической “одноэтажной Америки”. Или, на худой конец, продуманной стилизации под американский колорит. Несмотря на очевидные огрехи с озвучанием и довольно невыразительным пластическим решением, “Полианна” убеждает актёрскими работами (выделим Татьяну Догилеву в роли Нэнси и Олега Янковского в роли мистера Пендлтона). Кроме того, “Полианна” не лицемерно добра, а это для нашего иронично-циничного кино дорогого стоит.

В соловьевском фильме Янковскому досталась едва ли не самая неблагодарная роль – мужа Анны, Александра Алексеевича Каренина. Задача выдающегося актёра – в некотором смысле обелить образ, сделать его более мягким, тонким, человечным. В романе Толстого, если освободиться от предвзятости прежних оценок, вообще нет отрицательных героев. Они много грешат, много заблуждаются, но оттого и сильно страдают (не так, как у Достоевского, но всё же…) Cоловьёв любит всех, сострадает всем, впадая при этом даже в некий перебор (посмотрите, как томительно долго длится сцена ухода Анны из жизни, с какой декоративной пышностью она обставлена). Можно спорить, насколько молодые актёры способны создать живые, объёмные, обаятельные образы, насколько убедительны некоторые сцены (в частности, рискованная эротическая), но две из них запомнятся точно: это сцена родильной горячки Анны (Татьяна Друбич) и плач Вронского (Ярослав Бойко) над останками своей несчастной возлюбленной. После такой сцены понятны психологическая травма Вронского и его отъезд на русско-турецкую войну. Заслуга Соловьева еще и в том, что он довольно-таки активно побуждает зрителя не “перелистывать” роман, а “вчитываться”, вслушиваться в реплики, авторские комментарии, создавая тем самым “поля высокого электрического напряжения” между писателем, режиссёром и зрителем.

Кстати, специально к кинопремьере издательство “Зебра-Е” выпустило оригинальный вариант романа и литературный сценарий, предоставив зрителю и читателю вчитаться, всмотреться и насладиться настоящим искусством (даже если оно кем-то не принимается или кого-то раздражает. Известно, что “Анна Каренина” в XIX веке пользовалась большим успехом у широкого читателя, нежели у критики). Думается, полное представление о замысле Сергея Александровича мы будем иметь после просмотра пятисерийного варианта на Первом канале – там форма “поэтического перевода” уступит классической романной форме.

“Дух огня” открыл конкурсную программу дебютов “Слепой любовью” Юрая Лехотского (Словакия). Тонкая, нежная, чистая, по-хорошему наивная картина о жизни слепых деликатно уводит зрителя от понимания проблемы в социальном ключе (поскольку сказать что-либо новое об этом практически невозможно) и погружает их в чувственность приглушённых красок, стеснительных прикосновений и смущённых полувзглядов. Неожиданно выглядит анимационная вставка в духе мельесовских феерий, а ощущение, когда изображение на титрах погружается в темноту, трудно передать словами. Мы сами слепнем в эти минуты. Не случайно “Слепая любовь” получила приз на Каннском кинофестивале – современное кино подменило тонкую чувственность агрессивной сексуальностью, а “глубину погружения” плоской, за десятые доли секунды считываемой картинкой. Хотелось бы поздравить молодого режиссёра с удачным дебютом и пожелать ему не потерять себя в безумном мире “большого кино”.