?

Log in

No account? Create an account
Ye-Ye
zheniavasilievv
Я заметил, что у меня несколько смещенный вкус в отношении женщин, то есть некоторые фемины, которые мне кажутся божественно красивыми для иных – просто симпатишные красотки. И наоборот я совсем не в восторге, скажем, от Дженифер Лопес, Мэрилин Монро или Екатерины Гусевой. Юная Елена Проклова или Masha Шарапова – вот мой идеал.

Без ума от бланжевых мурлеток 60-х, француженок, исполнительниц в стиле “Ye-Ye” – Франс Галль и Силви Вардан. Вардан, правда, не совсем француженка, а армяно-венгерка, сбежавшая из Болгарии во Францию в раннем детстве.





Нравиться до уссачки и 60-е, их заресничный, бисквитный гламур без намека на вульгарность. Пастельные, салатные, бледно-голубые и жасминовые тона, всеобщая округлость дизайна, мотороллер Vespa и бабинный магнитофон, заря нового урбанистического мира. 60-е нравятся в 1,05 раза больше, чем яркие, размашитсые 70-е, и раз в 20 больше, чем безвкусные, блядовитые, черно-красные, хотя и сладостные 80-е.

И вот еще, я никак не могу взять в толк. Откуда этот стиль пения - с одной стороны бархатный, с другой стороны ревебрирующий, надзвездный. Может, музыковеды, подскажут. Это голоса такие были в моде или же это особенности звукоподачи?

Сейчас вроде так никто не поет. Этот саунд куда-то исчез.

Отчего я не люблю "Галавой Ап Стену"
zheniavasilievv
Я понял отчего мне не нравится “Головой ап стену” Туркогерманца Фатиха Акина. Ровно потому, почему не нравится “Беги, Лола, Беги”, “Дитя”, или “Импорт-Экспорт”. Последние два фильма нравятся, но именно вот это общее, что не нравится в них всех, умаляет мою любовь к ним.

Мне не нравится здесь фактура, этно-культурный бэкграунд фильма, а отнюдь не его художественные особенности. Я очень часто не люблю фильмы именно за это.

В последение годы в европейском кино замелькали “киберпанки”, как бы назвал их Сорокин. Это – юные, контркультурые маргиналы, живущие на пособие, промышляющие мелким разбоем и экзистенциальными подвигами. Не, я ничего против таких леваков не имею, даже поддреживаю. Хорошо ведь не ходить на работу, презирать буржуазию и читать Маркузе.

Тут все ОК.

Эти молодые бунтари оставляет меня равнодушным. Все они – люди без свойств. То есть вообще. Они не моются, не имеют никаких мнений, ничего не говорят, кроме местоимений и междометий и, быть может, даже не какают. Мой тупой мозк никак не может ухватится за ткань повествования. Для меня между такими героями или деревьями типа “дуб” - нет разницы.

Ну, хотя бы промолвили:

“Вперед “Бавария”,
или: “Гитлер – мудак”
или: “Как вы хороши Марта Фон Крюгер в этой филолетовой пахитоске”
или: “В этом году в Тироле народились большие артишоки”
или: ”Быть или не быть”
или: “Двусмысленность публичной истолкованности выдает забегающее вперед проговаривание и любопытствующее чутье за собственно совершающееся и ставит на осуществлении и действии печать запоздалости и иррелевантности.
или: “На великий русский народ – залупаться не хер”

Ну хоть что-нибудь. Но нет, полная пустота. Не, я не против. Эти люди говорят поступками, отчаянным сексом и резанием вен. Но мне как-то скушно и одиноко в этом мире постевропейских молчаливых панков.

Сразу вспомниается другие бунтари. Например герои из фильма Годара “На последнем дыхании”.

Мишель: Мудачье вы, американцы.
Патриция: Не понимаю, почему.
Мишель: Да точно. Доказательство хотя бы в том, что вы все обожаете Лафайета и Морис" Шевалье, а они первые мудаки из всех французов... Дай-ка я
позвоню.

Ну и так далее весь фильм.