?

Log in

No account? Create an account
Луна и автомобиль
zheniavasilievv
Многие годы я страшно увлекался автомобилями. Увлечение было сначала больше теоретическим, чем практическим. Еще до того, как я получил права в 1995 и приобрел свой первую иномарку в 1998-м, я хранил дома горы автомобильных журналов. Читал Top Gear, Performance Car, Car, Auto Car задолго до того, как они проникли в Россию. Работал я толмачом с инострашками. Они же, зная мое хобби, привозили каждый раз все новые и новые журналы.

Потом добавились и десятки отечественных и переводных изданий “АвтоРевю”, “Тюнинг Автомобилей”, “Форсаж” и так далее. Только в прошлом году я выбросил несколько тонн автомукулатуры из балкона после многолетних уговоров родственников, тем более что в Интернете есть копии этих журналов, а также десятки интересных и более информативных ресурсов.

Сейчас Top Gear не является моим любимым автоизданием. Здесь нельзя не упомянуть о Джереми Клаксоне, наверное, самом известном в мире автожурналисте. Жирная свинья и гений Кларксон явно выходит за рамки своего амплуа. Он превратился в своего рода автомобильного метафизика. Хотя его залихватский стиль, склонный к гиперболе, уже не восторгает меня как раньше. Сейчас мне более по душе, сухая статистика таких журналов как AutoMotorSport или Quadroroute.



ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕCollapse )

Михаил Алдашин
zheniavasilievv
Обнаружил довольно интересного мультипликатора. Михаил Алдашин зовут.









Болгарский слон
zheniavasilievv
После того, как шороху на международных кинофестивалях наделал Явор Гырдев с его “Гудроном”, выяснилось, что существует болгарское кино, но никто о нем ничего не знает. Кроме Сергея Кудрявцева, разумеется. Я порылся в сети и удивился тому, что увидел. Хм, довольно трогательные вещи делали болгарские товарищи. Совсем непохоже на сербский витальный гротеск. Музыка же у них тоже весьма недурственна, на мой дурной вкус, и очень похожа на Советскую.

Мария Нейкова в самом знменито болгарском фильме "Козий Рог" исполняет такую знакомую балладу, что я меня подозрение - я сие где-то уже слышал. Прямо Вероника Окуджава.



Эмил Демитров – Евгений Мартынов такой. Он еще и автор знаменитого “Арлекино” для Аллы Пугачевой и первый исполнитель этой песни.


Троякое отношение к Гламуру
zheniavasilievv
К слову “гламур” отношение у меня троякое. С одной сторны, никакой крамолы я в нем не вижу. А, в самом деле, что здесь такого? “Гламурный” в таких переливах слова как “красивый”, “знаменитый” и “богатый” – весьма лестый эпитет. Разве это плохо, спрошу я у себя? Нет, и еще раз нет! Это – хорошо!

Ну, пиршествуют люди в кабаках, клубятся в клубах, загорают на острове Кергелен, играют в кегли, фигурное катание и городки. И славно. Чем не жизнь? И правильно. Красивая девка, пусть и тупая как бревно, все равно - красива, хотя и сидит в ресторане. В своей ресторанной красоте она претендует на то, чтобы быть красивой и кушать фондю. Почему бы ей там не сидеть? И слава Богу. Презрительный эпитет, который клеит ко всякой мало-мальской конфетно-денежной гражданке зачуханный обыватель ничего не говорит об объекте высказывания. Зато он много говорит о субъекте, о его заплесневелой лысине, о пятне яичницы на майке и о неизжитых юношеских обидах. (Apropos, в нашу левацкую осень 2008 году такие прилагательные как “красивый”, “знаменитый” и “богатый” звучат как ругательство. Ну и что? Плевать я хотел на всех левых печальников и все анархо-большевисткое подполье).

С другой стороны, я ненавижу слово “гламур” лютно и отчаянно. Всегда ненавидел (что, кстати, говорит о моем неизбывном узколобии). Я ненавижу “гламур” как симулякр, как явление с дефититом сущности, как ненавидит его всякий рациональный мудак. Я понимаю, что в наш век, век радио, телевизора и пейджера любое мало-мальски заметное явление - симулякр. Но симулякр в разной степени. Весьма симулятивен любой американский и русский блокбастер, любая голливудская старлетка (которую заткнет за пояс, как минимум, миллионов 5 действительно обольстительных девиц планеты Земля). Симулятивен любой “Мерседес” и “Астон Мартин” в отличие от “Тойоты Камри” и “Ниссана Скайлана”. Симулятивен - любой глянцевый журнал с его советами носить в июле - узкие брюки, а в сентябре - широкие штаны.

“Гламур как симулякр” всегда продиктован чужим вкусом. Разбогатевший вдруг колхозник или рабочий часто не обладает вкусом. Для этого он берет “вкус” взаймы у другого. Так рождается симулятивный гламур. Гламур как видимость гламура, как еще один вариант сказки “Голый король”. В России первым, кто возвеличил “симулякр” и, тем самым, унизил “гламур” был без сомнения Сталин. Тогда в новых условиях Советсткой Власти актуализировалось криминальная мысль: “Понты дороже денег”.

Я - идейный противник этой мысли и сторонник другой: “Деньги дороже понтов”. При этом, несмотря на кризис и в отличие от Карла Маркса, Пелевина и всех европейских мыслителей я верю в несимулятивную природу денег.

Есть, есть настоящие гурманы, есть люди-вкусовые пупырышки! Они, действительно, понимают чем Брамс отличается от Бугатти, а диамант Сваровски от манной каши. Есть настоящие ценители балета, оперы и цирка! Они – есть! И я их уважаю.

Но я обладаю дурным вкусом. Не могу разделить высокого жизненного предназначения настоящего эстета, но и не хочу идти в фарватере у моды, не желаю приносить жертвы “симулятивному” гламуру. Я всегда предпочту пиво “Балтика №9” французскому вину за 500 евро.