?

Log in

No account? Create an account
Смысл и предназначение кинокритики
zheniavasilievv
Уважаемый киновед Сергей Кудрявцев часто сетует на то, что: “Киноведы всё равно не могут ничего определить, и насчёт времени - это тоже всё относительно. Для одного времени - шедевр. Для другого - дрянь. Потом опять шедевр. Потом опять дрянь. И так - до бесконечности”. Кудрявцев сетует, что он долго не могу понять, зачем пишутся рецензии. МЕЖДУ ТЕМ ОТВЕТ – ОЧЕВИДЕН, ОНИ ПИШУТСЯ ПОТОМУ, ЧТО КТО-ТО ХОЧЕТ ИХ ПИСАТЬ, А КТО-ТО ХОЧЕТ ИХ ЧИТАТЬ. Еще никогда в истории человечества не писалось и не читалось столько текстов о кино как в эпоху Интернета. Это относится не только к кино, но и вообще ко всему на свете. Сейчас критическому обзору подвергается почти любое явление природы Можно резонно возразить, что не стоит сваливать в одну кучу “честных синефилов”, пишущих о кино, и “продажных кинокритиков”. Стоит.


На самом деле, фундаментальной разницы между ними - нет. В главном они пересекаются. И тот, и другой занимаются осмыслением кино в письменной форме, и тот, и другой - человеки. Более того, иной “простой зритель” пишет кинорецензии со скоростью пулемета, аккуратно скирдуя их на первой странице своего “ЖеЖе”. Но, если ты назовешь его, не дай Бог, “кинокритиком”, он и в морду дать может.



Сплошь и рядом рецензии “простых ребят” начинаются волшебными словами: “Я - не кинокритик, но…”. Это похоже на высказывания “Я - не проститутка, но …”

...Ага, честная давалка.

Лицемерие это, господа, за которым маячит желание отмежеваться от негативной коннотации слова “кинокритик”. Вот “киновед”, “кинообозреватель” – это да, а, лучше всего, “простой кинозритель”. Я не имею ничего против “честных давалок”, “куртизанок”, или “просто любвеобильных фемин”, я обеими руками “за”, но давайте не будем лицемерить.

Разумеется, между жрицами любви, кинокритиками, с одной стороны, и страстными феминами, плодовитыми “простыми зрителями” есть гносеологическая разница, но есть и онтологическая ОБЩНОСТЬ. И те, и другие удовлетворяют свой интерес к письму, и, в, какой-то мере, интерес зрителей к чтению, ИНТЕРЕС к осмыслению кинодействительности.

В этом и заключается смысл и предназначение любого пишущего о кино человека, будь он киновед, бульдозерист или “честный кинообозреватель”. Спрос этот – огромен, каждую минуту в Интернете, на форумах и ЖЖ появляются десятки текстов о кино и сотни комментариев к этим текстам. Сильно отстают в этом смысле бумажные журналы, но их тоже становится все больше, как лет 15 назад становилось все больше журналов об автомобилях.

Почему тысячи людей не удовлетворяются просто просмотром фильмов, но желают пережевывать увиденное в письменной форме? Быть может, так они ищут Себя-В-Мире. Быть может, просто им хочется поболтать или познакомится. Быть может, ими движет любопытство к познанию мира, в том числе, к познанию мира культуры и искусства, что в свою очередь, опосредовано соображениями дарвинистского толка (познание как орудие выживания). Это - требует отдельного разговора.

А чем же тогда, отличается “кинокритик от “простого кинозрителя”, пишущего о кино? В главном - не отличается, отличается - во второстепенном. Нет четкой границы, отделяющей хорошо насмотренных и хорошо пишущих зрителей от кинокритиков. Просто кто-то лучше, кто-то хуже удовлетворяет читательский спрос. Разница между киноведом и кинозрителем, может быть такой же, какой могла бы быть разница между бытописателем Гиляровским и пассажиром авиарейса “Мумбай-Москва”, впервые увидевшем город “Москва” из иллюминатора самолета. Мнение и того, и другого имеют право на существование. Например, пассажира скажет, что Москва – это раскинувшийся до горизонта мегаполис, а Гиляровский – что это особый набор обычаев и нравов. И то, и другое мнение – раскрывают явление с разных углов зрения, с разных культурных, временных и пространственных перспектив. Оба мнения о Москве будут - верные. Однако книгу Гиляровского прочитают десятки тысяч, а мнение индуса будет интересно его друзьям и домочадцам.

Требовать, чтобы кинокритик влиял на вкусы кинозрителей, чтобы читатели говорили “ВАУ” с придыханием после прочтения рецензии, чтобы мнение кинокритика возобладало над мнением простого зрителя – желать слишком многого. (Это - труднодостижимая, но все же выполнимая задача. Мы не можем сказать, что НИКТО не меняет своего мнения о фильме, прочитав рецензию. Таких случаев – исчезающе мало, но они есть).

Поэтому задача человека, пишущего о кино - не исторгать с корнем киноманскую кривду, и не сеять киноведческую правду, а удовлетворять спрос на тексты о кино. Чем лучше человек знает предмет, тем лучше (как правило) он удовлетворят спрос. Впрочем, важно не только “знать кино”, но и “умение писать о нем забористо”. Ведь, знание предмета в этом случае включает в себя и умение вкусно писать. (Хотя, в этом правиле, есть, конечно, исключения. Чересчур хорошо “знать предмет” – иногда вредно. Читатели не поймут. Или поймут, но поздно)

Многие прочтут рецензию и пошлют автора на три веселых буквы. Это – хорошо. Человек удовлетворил свой спрос. Сориентировался в пространстве. Нашел Себя-в-Мире. Понял, что кинокритик – мудак, а он - герой. Так человек опосредованным образом, сначала через фильм, а потом через текст о фильме познает мир и себя в нем.