zheniavasilievv (zheniavasilievv) wrote,
zheniavasilievv
zheniavasilievv

ЗООФАШИСТЫ В ЛУЧШЕМ ФИЛЬМЕ ГОДА "СЕРДЦЕ МИРА"

Два последних фильма Мещаниновой-Хлебникова точнее всего описывают слова “товарища Саахова”, произнесенные им в 1969 году в киноленте “Старый знакомый”:

“Без лишних слов, без громкой фразы,
В любых условиях, везде,
Большое дело водолазы
Спокойно делают в воде”.

Только в “Аритмии” на месте водолазов – эскулапы, а в “Сердце мира” – звероводы. В “Аритмии” Хлебников был режиссером, а Мещанинова – сценаристом, в “Сердце мира” они поменялись местами. Подобное творчество возрождает древнюю традицию “кинематографа дальних кордонов”, где бережно хранится “Соль Земли”, где в груди простых тружеников в унисон с природой бьется “Сердце Мира” против бездуховных нуворишей и безмозглых хипстеров. Это даже не село против города. Это роща, море, поле, мать-сыра Земля против населенного пункта.

На лоне природы человек и его предки прожили несколько миллионов лет. Это его самая естественная среда обитания. В прозрачных дебрях кристаллизуется “четверица” Земля-Небо, Божество-Человек. Тут лучше слышен Зов Бытия.

В конце концов, на лоне природы лучше раскрываются характер героя. “Парня в горы, тяни, рискни”, – пел Иосиф Кобзон. “Кино дальних кордонов” в России стало особенно популярно в конце XX - начале ХХI века. Безлюдное озеро, одинокая изба, ковыльная степь были фирменными метками русского арт-хауса с десяток лет. “Возвращение”, “Изгнание”, “Лунный папа”, “Окраина”, “Как я провел эти летом”, “Остров”, “Дикое поле”, “Эйфория”, “Сибирь, Монамур”, “Дом” – вехи этого стиля.

Сие неспроста. Россия – пустыннейшейя из пустынь, одна из самых редконаселенных стран мира. В тунгусской тайге и ныне может годами прятаться раскольнический скит. Сам Хайдеггер велел снимать здесь подобные картины. Да, и раньше природа была героем множества фильмов и в СССР, и за рубежом. Но, герои из типовых советских фильмов, например, из “Семеро смелых” или “Неотправленного письма” были разведчиками, герольдами Цивилизации на границах освоенной Ойкумены. Они напрягали свое старание к тому, чтобы осушить океаны, повернуть реки вспять и понастроить в тайге металлургических гигантов. Не ждали милостей от природы, но брали их твердой рукой.

Ветеринар Егор, главный герой из “Сердца мира” как и множество подобных “пустынников”, “алиментщиков”, “иноков” из кино III тысячелетия бежит от цивилизации как ошпаренный, чтобы врачевать свои раны в безмолвии корабельного леса.

С одной стороны, Егор лечит израненного пса, выхаживает лис, кормит козлят, собирает лисички. С другой стороны, притравочная станция, где он трудится, лечит “израненное сердце” Егора. Лесная обитель, этот Ноев Ковчег, где каждой твари по паре, - есть спасительный корабль надежды.

Играет лесного изгоя, никто иной как знаменитый уже Степан Девонин, непутёвый сын из “Шапито-Шоу”. Трудное детство, мать-алкоголичка, служба в (ДНР на спецзадании) в армии. Нашел, казалось бы, себя в дремучем лесу, но жизнь оказалась чуточку мудрее. Рецензенты и публика уже успели объявить его “героем нашего времени”, “лишним человеком” в наш бездушный цифровой век. Но, давайте остановимся же на секундочку и подумаем. Это виноватый взор Степана, кочующий из фильма в фильмы, выигрышное поприще лекаря (медики в русском арт-хаусе ходят стадами от “Простых вещей” до “Аритмии”) – весьма обманчивы.



…Послушайте, человек ТРИЖДЫ согрешил против милосердия и человеколюбия. Предал Мать, избил символического Отца и чуть не убил Человека. Он мог бы (а может быть еще и сможет!!!) получить серьезный тюремный срок! Представьте на месте “зеленых” себя или свою дочь. Вы можете гарантировать, что этот “лишний человек” НЕ проломил череп кому-нибудь из юннатов в палатке. Я - нет.

Тут мы сталкиваемся с проблемой, которая уже давно назревала в современном обществе и наконец-то нашла свой выход. Уже давно защитники животных шли к тому, чтобы поставить здоровье собаки или лисицы несравненно выше жизни Человека. И, наконец, пришли в киноленте “Сердце Мира”. Избить до полусмерти, а может даже и убить Homo Sapienc’а – ни за хер собачий, а по-сути за такую же любовь к животным, пусть и близорукую, неумелую – это уже не преступление, но акт милосердия. Можно сказать, что мутузил их Егорушка не за погибших зверей лисиц, а за страдающего Николая Николаевича, но для суда это уже не важно.

Сама Наталья Мещанинова в отличие от горячей публики не оправдывает ни метущегося юношу, ни обитателей лесного дома. Бесстрастное наблюдение, простые, жизненные диалоги, фантастически точная камера не клеит ярлыки, но ставит вопросы. Это неудивительно, ведь Мещанинова вся вышла из юбки Марины Разбежкиной, прославленного документалиста, у которой она долго и упрямо училась.
У древних сказано: “Велика доблесть смирения”, а что же мы видим у ветеринара? За затравленным взглядом таится мой “ласковый и нежный зверь”, непомерная гордыня и чрезмерная жестокость. Какой такой поступок, какой такой великий грех умершей матери заставил сына отделаться подачкой на похороны в две с половиной тысячи рублей? А разве заслуживал столь зверских и увесистых тумаков Николай Иванович (Дмитрий Поднозов), по-отечески приютивший подранка? Так ли уж благостна лесная обитель? Так ли уж хорош сам Николай Иванович, напивающийся до животного состояния? А его бесстыжая дочка (Яна Сексте), от которой и спрятаться никак невозможно? А взбалмошный внук (Витя Оводков), который уже давно ремня требует? Да и сама богоспасаемая станция – смысл которой готовить кровожадных охотничьих псов, чтобы уж никакая лисица, барсук или бурундук не имели ни единого шанса уползти в глубокую нору и точно бы попали в коллекцию таксидермиста?



Фильм крепок своей почти клинической достоверностью, “правдой жизни”. Когда я его впервые увидел, то невольно улыбнулся, словно и не в Тверской области он был снят, а у меня дома в деревне, куда я перебрался на зиму из Москвы. Точно такие же часы! Такая же мебель, бабушкинский интерьер, пожухлые обои, банки-склянки на холодильнике, такие же миленькие козлята, жадно пьющие молочко из бутылочки. Тут заслуга оператора Евгения Цветкова, самой Мещаниновой и художника-постановщика Кирилла Шувалова.

ЧАСЫ В ФИЛЬМЕ


ЧАСЫ У МЕНЯ ДОМА


В той хирургической точности, документальности кроется и сила, и слабость фильма. Показать жизнь в общем-то неказистых, простых людей пусть и в необычной обстановке, при этом поднять их на высоту художественного обобщения – не каждому плечу.

Сейчас я напишу, то, что не должен писать вообще. Но 1 раз можно.
Да, характеры – достоверны, да диалоги словно из жизни взяты, да вечереющий лес – прекрасен, да интрига – притягательна. Однако…

…Вот пишут, что Девонин – это блестящий актер, что Евгений Сытый – великолепен в образе мента, но разве могут они сравниться с Мироновым, хоть с Андреем, хоть с Евгением? Да, “Сердце мира” – это реалистическое, почти документальное кино, а не цирк с огнями. Но разве реплики наподобие: “Егор, сюда иди”, “ага – иду”, “Че там они?”, могут сравнится с бессмертными “Аристарх – договорись с таможней” или “Взять все и поделить”. Разве оставят такой же след в памяти народной Егор и Николай Николаевич, какой оставили, например, Шариков и профессор Преображенский? Несмотря на все старание не хватает фильму и изобразительной мощи. Если бы Мещанинова перенесла бы акцент с социального конфликта, на сам лес, на мистерию природы, как это происходит в “Антихристе” Триера или в тех же Абдрашитова и Миндадзе в “Параде Планет”, то сила бы его воздействия была бы несравненно выше. “Сердце мира” – правдиво, хирургически точно то разве не правдив, не точен Сокуров в “Днях затмения”, а между тем, “Дни затмения” поднимаются на страшную высоту притчи.

Поймите, уже много было подобных фильмов, победителей и Кинотавра, и кинофестиваля “Окно в Европу”, и все они канули в лету. “Бедные родственники” Лунгина, “Шультес” Бакура Бакурадзе, “Перемирие” Светланы Проскуриной, “Безразличие” Олега Флянголца, “Испытание” Александра Котта. “Сердце мира” – сильнее всех этих фильмов, но явно уступает в выразительности той же “Аритмии” Бориса Хлебникова.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments