ИСТОРИЯ БОЛГАРСКОГО КИНО

В истории болгарского киноискусства 70-е годы занимают особое место. Это, по существу, новый и очень важный этап его развития. В 60-е годы в болгарском кино было создано немало серьезных произведений, и лучшие среди них: «Как молоды мы были» (реж. Б. Желязкова), «На маленьком острове» (реж. Р. Вылчанов), «Похититель персиков» (реж. В. Радев), «Отклонение» (реж. Г. Островский и Т. Стоянов), но к концу десятилетия критики Н. Ста- нимирова, И. Знепольский, А. Гро- зев и другие отмечали в кинематографе кризисные явления. И действительно, в общем, нельзя не согласиться с тем, что в 60-е годы болгарское кино развивалось несколько неравномерно и что именно к концу данного десятилетия наблюдалось точно зафиксированное падение посещаемости кинотеатров. Причин тому несколько: здесь и рост благосостояния народа, закономерно ведущий к расширению форм проведения досуга, и успехи других средств массовой коммуникации, прежде всего телевидения, и многое иное. Но следует, очевидно, все-таки согласиться с болгарскими специалистами, считающими, что одной из основных причин «отлива» зрителей из кинотеатров в конце 60-х годов было отставание кино от актуальных процессов современности. Отставание это произошло из- за отсутствия серьезных сценариев на современную тему. Стало ясно, что даже при наличии крупных режиссерских талантов и разнообразных актерских дарований без решения сценарной проблемы нельзя ожидать дальнейшего движения киноискусства. В этой ситуации на помощь кино пришла литература. Если всмотреться в афиши самых ярких кинопроизведений периода 70-х годов, станет ясно, что почти все они основываются на литературных первоисточниках или на оригинальных сценариях, написанных ведущими болгарскими прозаиками. И это принесло существенные положительные перемены. Болгарское кино начало более пристально, чем прежде, всматриваться в проблемы, связанные с происходящими в стране значительными социально-экономическими изменениями. В исследовании общественных процессов кинематограф проявил качественно новый подход, выявившийся в стремлении художников отразить социальные коллизии через индивидуальное сознание. Предметом исследования болгарского фильма в этот период стал внутренний мир человека, его взаимосвязи с жизнью, показанной во всей сложности и многообразии. Исследование социальных проблем ведется преимущественно с их нравственной стороны, а общественное развитие по большей части рассматривается как развитие общественного сознания. А началось все неожиданно, с появления картин, не посвященных современности... глядываясь прошлое Фильмы были посвящены антифашистской и революционной борьбе народа. Это жанрово-те- 3

Кадр из фильма «На маленьком острове» матическое направление занимает ведущее место в кинематографиях всех социалистических стран, ибо сами кинематографии были рождены в этих странах в результате разгрома фашистской Германии Советской Армией, антифашистской борьбы народов и революционных процессов, по- разному происходивших в каждой из стран. Для болгарского народа период Сопротивления — это время особенно трудной, суровой, героической борьбы, начавшейся антифашистским восстанием в сентябре 1923 года. Восстание было жестоко подавлено властями, но не сломлена воля народа к борьбе за свободу, продолжавшейся до другого — на этот раз победного — сентября 1944 года, когда Советская Армия завершала свою великую освободительную миссию. Тема Сопротивления—одна из главных тем болгарского кино, и в ее эволюции ясно виден весь кинопроцесс. Первые, еще наивные как в трактовке событий, так и в кинематографическом исполнении болгарские картины были посвящены истории революции. Фильмы «Тревога», «Данко», «Экипаж Надежды» явились непосредственным откликом на недавно минувшие и столь важные для Болгарии событля. Достоинство этих картин — в их исторической правдивости и конкретности изображаемого времени. Различные по построению и по использованным художественным приемам, они близки по общей лирической интонации, свойственной

болгарскому кино тех лет.





Общим в них был и некий схематизм в трактовке героев. Но уже в начале 60-х годов в разработке этой темы были сделаны значительные успехи. И фильмы «Как молоды мы были» (1961) Б. Желязковой, «Плененная стая» (1962) Д. Мудро- ва и др. явились серьезной вехой в истории развития болгарского кино и обеспечили выход его на мировую арену. Кстати сказать, кинематографисты других социалистических стран, например Польши и Югославии, также добились международного признания именно фильмами о борьбе против фашизма... Но вернемся к началу разговора и вспомним, что приливная волна в болгарском кинематографе 70-х годов началась именно с фильмов о Сопротивлении. Фильмы «И грянул день» (1973) Г. Дюлгерова, «Воспоминание о двойняшке» (1977) Л. Шарланд- жиева, «Бассейн» (1978), с которых мы начнем разговор, объединяет стремление их авторов проникнуть как бы внутрь событий, часто исторически подлинных, к философскому их осмыслению, к глубокому исследованию характеров, пристальное внимание к внутреннему миру человека. Сценарий фильма «И грянул день» режиссера Г. Дюлгерова написан Василом Акъовым на основе собственного опыта партизанской борьбы, однако это не просто мемуары — перед нами тонкое и умное исследование истории. Действие в картине «И грянул день» развивается в канун и после дня 9 сентября 1944 года — Дня Свободы. Молодому партизану поручено сообщить жителям одного села о победе и установить там новую власть. Эта ситуация использована в фильме для того, чтобы показать с помощью ассоциативных ретроспекций недавнее прошлое. Пока человек сражается, ему некогда осмотреться вокруг, обдумать собственную жизнь. Ему трудно увидеть в истинном свете свои заслуги и свои ошибки. Но день Победы как бы отодвигает предшествующие события, побуждает к их осмыслению. Главная драматургическая линия фильма — линия Мустафы, девятнадцатилетнего партизана, связанного с двумя другими ведущими героями: революционером Матвеем, который из-за трагического стечения обстоятельств кончает жизнь самоубийством, и командиром отряда Сопротивления Черным. ...В День Свободы все собираются в небольшом городке. Каждый куда-то спешит, пытается войти в новый ритм жизни, понять суть происходящего. Ищет для себя ответов и Мустафа. Искания эти толкают его в самую гущу событий. На экране возникает клубок взаимосвязанных судеб, которые настолько тесно переплелись друг с другом, так крепко связаны между собой, что любой удар отзывается на многих. Заметим, кстати, что имя Мустафа герою фильма дано не случайно. В довоенной Болгарии был известен советский фильм «Путевка в жизнь», и герой этого фильма беспризорник Мустафа полюбился молодому поколению болгар. Действовать в этот первый день свободы для Мустафы гораздо сложнее, чем участвовать в партизанской атаке, когда альтернатива одна: победить или умереть.






Сейчас у него в руках тысячи человеческих судеб, ему приходится брать на себя ответственность за жизни людей, карать и прощать. В девятнадцать лет это трудно, очень трудно. Этого не смог выдержать Матвей. Часто кажущиеся неодолимыми трудности и события первого дня после победы то и дело заставляют Мустафу вспоминать о смерти Матвея. Прав ли он был, покончив с собой? Мустафа не может забыть слова Матвея, сказанные перед смертью: «Как ты ответишь людям, если не ответил самому себе?» Этот предсмертный вопрос друга не дает ему покоя. Он заставляет думать и думать. В картине Г. Дюлгерова интересно раскрыт внутренний конфликт молодого человека, который научился воевать и убивать раньше, чем осознал самого себя и свое место в жизни, раньше, •чем научился трудиться и созда- Кадр из фильма «Непримиримые» вать, даже раньше, чем научился жить,— в этом трагедия Матвея и Мустафы. Широка и многостороння картина духовного развития людей в этом фильме. Герои здесь не созерцатели, они — активные борцы, но вместе с тем они хотят разобраться и осознать отдельные ситуации и общий смысл событий, их мышление ши- рокоохватно, они стремятся ответить себе, что есть справедливость и гуманность, каковы их собственные цели и место в революционном процессе. Эта аналитическая тенденция явственно выступает в фильме «И грянул день». Все герои фильма — революционеры. Но если командир отряда Черный — активный борец, стойкий в своих убеждениях и принципах, то Матвей — человек 6

мягкий, не сумевший примирить это свое качество с необходимостью борьбы и всеми вытекающими из нее, часто жестокими, последствиями. Это не значит, что авторы осуждают «мягкотелость» Матвея,— суть глубже, суть в утверждении гуманизма трезвого, можно сказать, воинственного, способного не только познать правду, но и защитить ее. Фильм Любомира Шарланд- жиева «Воспоминание о двойняшке» представляет собой масштабное полотно жизни народа в последние дни фашизма и первые дни свободы. Кинематографическое повествование ведется здесь сквозь призму юношеских впечатлений героя, сейчас уже пожилого человека, рассказывающего о том, что когда-то было им пережито. В его голосе за кадром слышится Кадр из фильма «Эзоп» все, что волновало этого человека в юности. Родившийся и выросший в этом селе, он повествует о людях и событиях тридцатилетней давности. Это придает фильму очень личностную интонацию, согретую добрым юмором. Сама вооруженная борьба дается в фильме на втором плане. В картине лишь два ее эпизода: взрыв моста и перевоз продуктов партизанам. Но напряжение сопротивления хорошо ощутимо в жизни села. Коммунистов в селе мало, но на их стороне сочувствие и поддержка крестьян. Загадочная, одинокая женщина Невена (Н. Коканова), приехавшая в село словно бы для того только, чтобы умереть здесь от своей неизлечимой болезни, дает основной эмоциональный им- 7

пульс ностальгическим воспоминаниям героя, рассказывающего эту историю. Ведь это его первая любовь. Невена проходит через веселый и грустный поток крестьянского бытия, через время горестей и надежд, оставшихся в памяти героя. Но она не заглушает драматизма событий. В общем ликовании первых дней свободы ее смерть проходит как бы незамеченной. Революция, новая жизнь, наступившая в селе, стирает, отодвигает память о Невене на дальний план. Фильм населен множеством людей, случайно встретившихся на дорогах времени и расставшихся, сопричастных или равнодушных к борьбе народа. Авторы стремились понять, каково место этих людей в истории нации, каков их вклад в то великое и вечное, что называется народной судьбой. Это философское осмысление истории поддержано стилистикой фильма, начинающегося с характерной бытовой зарисовки: жители села собрались в доме дедушки Тони, главы огромного семейства, для совершения своего рода ритуала — приготовления домашней колбасы из купленного вскладчину мяса. Колбасу тут же съедают, запивая красным вином, и пока идет этот пир, мы знакомимся с героями истории: мельником Стефаном, деревенским дурачком Боко, местной девушкой Виолеттой и ее женихом, трактирщиком, человеком, считающим себя очень практичным и склонным к эпикурейству, с коммунистом Перваном и другими персонажами. В последних кадрах фильма — заснеженная долина под заходящим солнцем, кладбище у деревенской церкви, похороны партизан, стадо овец, вспугнутое звуками траурного салюта. Картина проникнута эпическим ощущением вечности жизни народа. Подвиг и смерть его сынов — вспышка, освещающая путь, необходимое звено в бесконечной цепи от прошлого к будущему. Фильм Б. Желязковой «Бассейн» посвящен современности, однако тема Сопротивления имеет здесь столь серьезное значение, что мы решились поставить его в ряд с фильмами историко- революционной тематики. В центре картины три героя: уже немолодой архитектор Апостол, проекты которого не проходят на конкурсах, и он их собирает в своей мастерской, предпочитая лучше не иметь заработка, чем отступить от своих творческих позиций; Белла — выпускница школы, терзающаяся неуверенностью в себе и не знающая, чего она хочет от жизни; Босяк — артист «оригинального жанра», будто бы не сомневающийся в своем таланте. Этих героев объединяет стремление проявить свою неповторимую индивидуальность. Пересказ содержания «Бассейна» ни в какой мере не может раскрыть его поэтического строя и его философской наполненности. На редкость простыми средствами Желязкова сумела показать весьма сложные грани действительности, создать тонкие и противоречивые характеры. Особенно интересен Апостол. Он — бывший участник Сопротивления, часто возвращающийся в своих воспоминаниях к минувшему, ища в нем нравственную опору и как бы поверяя настоящее революционным прошлым. Надо сказать, такой мотив вообще очень характерен для болгарского кино. К 8

примеру, в фильме «Любовь» (1973) Л. Стайкова, получившем золотую медаль на Московском международном кинофестивале, в глазах главной героини Марии романтически возвышен образ Ирины. Она — участник болгарского Сопротивления, прекрасный врач, погибает, работая во Вьетнаме. Вполне понятно, что образ такого человека, как Ирина, служит девушке, ищущей свой жизненный путь, как бы путеводной звездой. Фильмы подобного рода утверждают, что духовное развитие, духовная жизнь человека связаны с его участием в общественно важных событиях, здесь люди черпают силу, здесь находят смысл и содержание своей жизни. Аналитическое, проблемно-философское кино, проникнутое стремлением к эмоциональному и интеллектуальному постижению истории и человека в ней, представляет интересную и актуальную в наши дни тенденцию развития болгарского кино. Другая тенденция в художественном отражении революционно- антифашистской темы могла бы Кадр из фильма «Инспектор и ночь» быть, хотя и несколько условно, названа лирико-романтической. Здесь я имею в виду, что в ряде фильмов доминирующим настроением и мироощущением становится лиризм. Действительность отражается сквозь призму лирического переживания, приподнятой взволнованности. В этих фильмах особенно отчетливо проявилось своеобразие болгарского кино, продолжающего романтические традиции национальной поэзии. Герои картин этого направления — восторженные, романтичные юноши и девушки, сочетающие в себе героическое и наивное, беззаветную преданность идеалу и зачастую полное неумение отстаивать его. Авторы любят своих героев, но это не мешает им и добродушно посмеяться над ними, над их неопытностью и простодушием. Короткометражная картина «Черточка» (1973) режиссера Р. Узунова и небольшая киноновелла «Откуда мы знаем друг друга?» (сценарий 9


фильма написан ветераном болгарского кино поэтом Валерием Петровым)— это своеобразный взгляд сегодняшних людей на героев картин «Первый урок» и «Как молоды мы были». Киноновелла «Откуда мы знаем друг друга?» поставлена выпускником ВГИКа режиссером Н. Русе- вым. В трудные героические годы Сопротивления существовал обычай задавать два вопроса, на которые молодые борцы должны были отвечать при каждой совместной операции: «Как мы познакомились?» и «Для чего мы собрались?» Эти вопросы не были случайными. Определенный ответ-пароль должен был обеспечить алиби при возможном провале и спасти организацию в целом и отдельных ее людей. В фильме «Откуда мы знаем друг друга?» двое молодых людей, солдат и гимназистка, которые раньше никогда не видели друг друга, должны обеспечить охрану при выносе оружия из казармы на краю города. Блестящая творческая находка Петрова состоит в том, что в своих воспоминаниях, рассказах друг другу молодые люди раскрывают перед нами себя и время, в котором им приходилось жить и бороться, свою готовность к подвигу. Очень редко случается, чтобы в одном коротком фильме было сказано так много, с таким художественным тактом и лаконизмом о необычном времени и необычных людях. Менее чем за полчаса мы узнаем о героях все: какие они, что они ценят и любят, ради чего участвуют в борьбе, каким видят свое будущее, и еще очень многое... Автор любит этих чудесных ребят и не боится со свойственным ему мягким юмором показать наивность их чувств и некоторых рассуждений. Эта манера повествования дает возможность показа драматических переходов от полета воображения к суровой действительности военных лет. Юноша и девушка всего на один шаг от гибели. И она действительно приходит по несчастному стечению обстоятельств. Они погибают, предупреждая о провале своих товарищей. Лирико-романтическая атмосфера фильма делает абсолютно естественной экспрессивную форму его финала. Убитые девушка и юноша «оживают» на экране. Авторы заставляют их встать и, обнявшись, взглянуть прямо в зрительный зал, встретиться глазами со своими сегодняшними сверстниками. Особо важную и плодотворную тенденцию в современном болгарском кино выражают фильмы, главной силой которых является эпическое начало. Эти фильмы отражают события общенародного значения, показывают роль Болгарской коммунистической партии в революционно-освободительной борьбе, раскрывают отношения человека и истории. Эпические произведения литературы, фольклора, изобразительного искусства, а также кино составляют важный компонент духовной культуры народа, имеют большое познавательное значение. И здесь мы опять можем сослаться на коллективный опыт искусства стран социализма: Советского Союза («Освобождение», 1970, и «Солдаты свободы», 1977, Ю. Озерова), Югославии («Сутье- ска», «Козара») и др. История—сюжетная основа фильмов «Зарево над Дравой» (1973) 3. Хеския, «Дополнение к 10

ПОЧЕМУ СПОРТ ПО ТЕЛЕВИЗОРУ ВЫЗЫВАЕТ У НАС ВОСТОРГ. ТРИУМФ РУССКОГО СПОРТА НА ОЛИМПИАДЕ В ТОКИО.

Пишут, что спорт по телевизору абсурден.

Но это не так, спорт, как и кино, как и эстрада, телепередача, театр, ролики, тараканьи бега, порнография, любое зрелище вообще способны приносить людям и радость, и горе. Посмотрите как торжествуют болельщики разных стран. Он радуются победе своих любимых спортсменов. Это настоящие эмоции, реальные эндорфины и серотонин, химические вещества, часть материального мира, которые воздействуют на наш мозг и сознание. И они делают человека счастливым.

Человек – существо сложное, способное к абстрактному мышлению и фантазиям. Он получает наслаждение не только от бутылки водки, прыжка с парашютом, собственной игры в хоккей или от собственной любви, но также и наблюдая за неким действом, которое к нему непосредственно не относится. Например, наблюдая за чужой любовью. Иной скажет: “Какой смысл от того, что Сокуров победил в Венеции, от этого Вы не стали мудрее, богаче или лучше. Это победа Сокурова, а не Ваша”.

Более глупого умозаключения и выдумать невозможно. Человек способен к эмпатии, к сопереживанию. Ровно таким же образом люди сочувствуют и Дзюбе, и Дериглазовой, и Телепузикам, и Андрею Миронову в роли Фадинара. Не важно, высок или низок жанр зрелища. Важно, то что природа нашего сопереживания все-равно носит эстетический характер.

Я радуюсь победам русских атлетов, пусть иной радуется победам бразильцев, японцев или датчан. Или не радуется. Хозяин барин. Я рад за него.

Российские спортсмены выступают на Олимпиаде неожиданно бодро. Сегодня еще только четверг, а у нас в копилке уже 7 золотых медалей и 25 медалей вообще.

РОССИЯ И УКРАИНА - РАЗНЫЕ ГОСУДАРСТВА И НАРОДЫ.

Очень близкие, но разные. Как Уругвай и Аргентина, Австралия и Новая Зеландия, Иордания и Сирия, Македония и Болгария, и не надо их смешивать. Гаплогруппы русских, поляков, белорусов и украинцев – самые близкие, язык – украинский, белорусский и русский, по мнению лингвистов, списку Сводеша, да и просто по здравому смыслу – восточноевропейские, весьма близкие языки, что бы там шумеры не гавкали. 94% русских и 90% современных украинцев имеют хотя бы 1 прапрадеда или прапрабабку, родившихся и живших на территории соседней Российской Федерации или Украины. Так, что почти все современные украинцы и россияне происходят от соседей россиян или украинцев в той или иной степени.

Украинцы и русские имеют приблизительно одинаковую продолжительность жизни, количество убийств и самоубийств на 100 тысяч населения, количество разводов, слушают и смотрят почти одни и те же фильмы, песни. Ездят почти на одинаковых марках автомобилей, а вот уже словаки – у них уже совсем иной автопарк.

НО МЫ - НЕ УКРАИНА, СЛАВА ХРИСТУ!

Россия и Украина - разные государства. То, что там австрияки, поляки, Ягайло, Батый, Грушевский, Горбачев, Петлюра, католики развели когда-то общий народ по разным странам – это факт. А Боливар не развел ли по разные стороны Испанию и Колумбию, а Вашингтон США и Британию? Именно так образуются все государства и народцы. Когда-то была славянская общность, а до этого балто-славянская, а до этого индоевропейская и не было никаких португальцев, русских и украинцев, а потом они появились. Кочевало какое-то племя между Днестром и Волгой, а миновали тысячелетия и образовалась Украина, Россия, ДНР, ЛНР, Армения, Иран и Лихтенштейн. Индоевропейцы распались, смешавшись в различное степени с разными доиндоевропейскими племенами. Государству не нужно обладать уникальностью, чтобы быть отдельным государством. Какая-такая особенная национальная идентичность существует у сан-маринцев. Даже бабушка сан-маринская не отличит своих внуков итальянца и сан-маринца. А Италия и Сан-Марино – РАЗНЫЕ ГОСУДАРСТВА.

Это норма.

России не нужна никакая Украина. Соединяться с малороссами чудовищная глупость – у нас колоссальное преимущество в природных ресурсах, это нужно понимать. Нефть, вода, черноземы, реки, уран, леса, газ, цветные металлы с учетом роста населения – небесконечны, а для России, Австралии, Канады их хватит на СТОЛЕТИЯ, а перенаселённым странам таким как Украина – не хватит.



Пусть Украина идет к черту, в ЕС. Надо отключить от нее газовый транзит и все продавать по самой дорогой цене, или вообще прекратить торговлю, если будут залупаться. Россия прекрасно проживет и без Украины и без Белоруссии, особенно если построит газопроводы и СПГ.

ПРАВОСЛАВНЫЙ ЛИ Я ХРИСТИАНИН?

Православный ли я христианин? Если и православный, то очень, очень плохой, никудышный даже. Можно ли считать человека православным, христианином или даже просто верующим, если он ни разу не исповедовался и причастился 2 раза в жизни? Молился ну, раз может 40, читая из книжицы. В Церкви был раз 200.

Да, я испытываю жгучий, неистовый интерес именно к Православию, но я - 100% либерал, либертарианец и треклятый дарвинист. Сегодня я читаю о Диоскоре и Евангелие от Марка, а завтра восторгаюсь изысканиями в области антропологии, о денисовском человеке, о курганной теории, о самарской культуре и так далее, и тому подобное. Я - невоцерковленный, очень глупый, наивный РЕЛИГИОВЕД-дилетант, такой wannabe богослов, которого любой священник пинками погонит из храма.

Как бы то ни было, а Церковь существует как культурно историческая реальность. Вселенские соборы, суровые пустынники, сотериология, Вассиан Рыло, митрополиты, тринитарные и христологические споры, Иоанн Кронштадтский, Андрей Кураев, Григорий Богослов, Дева Мария, Иисус Христос, дивные храмы, великолепные иконы, золоченые ризы, 5-часовые молитвы – это все реальные феномены, исторические деятели. Этого же Вы не будете отрицать? Все это существовало или продолжает существовать.

И мне все это восхищает.

Почему христианство и именно Православие? Меня прельщает то, что Православие – это удивительно конкретная, даже узкая, а поэтому реальная, осязаемая такая конфессия (впрочем, это и католицизм и миафизитство, но и в меньшей степени модернисткий протестантизм).

Не Мировая Душа, а Иисус Христос, живший в Иудее, с ногами, руками и голодом, распятый за ны.

Не Абсолют, Эманации, Хтонь, Тонкие Чакры, Высшие Духи, а накормил 5000 человек 5 хлебами, не едой вообще, не 3 хлебами, не 24 сосисками, а именно ПЯТЬЮ хлебами!

Ну Воздушный Гуру, не Зеленый Колдун, не Добрый Волшебник, а Григорий Богослов, живший в Восточной Римской Империи, в Каппадокии, а не планете Нибуру или на Волшебной Горе Шамбале.

Православные – это очень конкретная, очень земная, древнееврейско-греческая религия, а в нашем государстве очень славянско-русская. Как же это мило, что слово “кафолическое” (хотя Православие – теоретически кафолично, то есть всемирно) как-то не закрепилось за восточной ортодоксией, а слово “Православие” прижилось!

Как же здорово, что нужно читать Символ Веры, а не молиться на языках как у харизматов, что нужно креститься ТРЕМЯ пальцами, а не ладонью или двумя или одним.
ХОРОШО!



Далее, я немножко верю, хочу надеться на воскрешение мертвых в конце истории. Почему бы и нет? Вон динозавра хотят воскресить, почему бы человеков не воскресить в 282720 году после Рождества Христова? Гарантии нет, но вы можете дать 100% гарантию, что этого не случиться? В этом смысле снимается противоречие между научно-естественной картиной мира и Православной. В этом смысле Святая Троица приобретает для меня аллегорический смысл, как культурно-историческая концепция, в которой заложены чаяния миллиардов людей.

Далее, мне очень импонирует христианский нравственный идеал. Я человек склонный к неказистости, скромности, незлобивости не мог не полюбить 10 Заповедей.

1. Я Господь, Бог твой, который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства. Да не будет у тебя других богов перед лицом Моим – отлично.

2. Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху и что на земле внизу, и что в водах ниже земли. Не поклоняйся им и не служи им; ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, за вину отцов наказывающий детей до третьего и четвёртого рода, ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи [родов] любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои – Очень про меня, почти никого никогда не хвалю и не восторгаюсь. Скепсис моя религия. Я вообще мало людьми интересуюсь, больше абстрактными идеями.



3. Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно; ибо не оставит Господь без наказания того, кто употребляет имя Его напрасно – да и не произношу.

4. Соблюдай день субботний, чтобы свято хранить его, как заповедал тебе Господь, Бог твой. Шесть дней работай, и делай всякие дела твои; а день седьмой — суббота Господу, Богу твоему. Не делай [в оный] никакого дела, ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни раба твоя, ни вол твой, ни осел твой, ни всякий скот твой, ни пришелец твой, который у тебя, чтобы отдохнул раб твой, и раба твоя, как и ты. И помни, что [ты] был рабом в земле Египетской, но Господь, Бог твой, вывел тебя оттуда рукою крепкою и мышцею высокою, потому и повелел тебе Господь, Бог твой, соблюдать день субботний - Я готов отдыхать и ничего не делать, не только в субботу, но и в воскресенье, понедельник, вторник, среду, четверг и пятницу.

5. Почитай отца твоего и матерь твою, как повелел тебе Господь, Бог твой, чтобы продлились дни твои, и чтобы хорошо тебе было на той земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе – само собой разумеется.

6. Не убивай – не убивал

7. Не прелюбодействуй – тут каюсь грешен, но это все в далеком прошлом.

8. Не кради – даже и не думал.

9. Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего – именно я за ПРАВДУ горой.

10. Не желай жены ближнего твоего, и не желай дома ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всего, что есть у ближнего твоего - и не желаю.

9-1 в мою пользу.

Я, конечно, понимаю, что 80% реальных православных мирян – мне вовсе не попутчики. Тупые тетки, которые верят в то, что небоскребы в 2001 году взорвала ФСБ, ЦРУ или Моссад, настраивающие чакры, заряжающие банки с водой перед телевизором, мечтающие повесить всех миллионеров на заборе – мне не приятели.

Но вот 37 тысяч пресвитеров РПЦ, а также десятки тысяч других священников из Поместных Православных Церквей – вполне близкие мне мировоззренчески люди, хотя и среди них есть те, которые банки перед Кашпировским заряжают и пьют ослиную мочу.

В общем главное, что я крещенный, я причастился уже хотя бы 1 раз, исповедую Символ Веры, значит я православный либерал-дарвинист, а уж гореть ли мне в Аду или обрести Царствие Небесное, Богу решать.

БОЮСЬ СМЕРТИ ПОТОМУ, ЧТО ОНА ГОРЬКА

Нашел у Отцы Церкви Кирилла Александрийского настоящий шедевр православного богословия. Ах, как излагает! Какие эпитеты! Какие образы! мда, были мастера слова в Хургаде, это вам не Переделкино.
Выделил заглавными буквами особо милые места.
https://azbyka.ru/otechnik/Kirill_Aleksandrijskij/slovo-o-iskhode-dushi-i-strashnom-sude/

БОЮСЬ СМЕРТИ, ПОТОМУ ЧТО ОНА ГОРЬКА. Трепещу геенны бесконечной. Ужасаюсь тартара, где нет и малой теплоты. Боюсь тьмы, где нет и слабого мерцания света. Трепещу червя, который будет нестерпимо угрызать, и угрызениям которого не будет конца. Трепещу грозных Ангелов, которые будут присутствовать на суде. Ужас объемлет меня, когда размышляю о дне страшного и нелицеприятного суда, о Престоле грозном, о Судии праведном. Страшусь реки огненной, которая течет пред Престолом и кипит ужасающим пламенем острых мечей. Боюсь мучений непрерывных. Трепещу казней, не имеющих конца. Боюсь мрака. Боюсь тьмы кромешной. Боюсь уз, которые никогда не разрешатся, – скрежетания зубов, плача безутешного, неминуемых обличений.
Судия праведный не требует ни доносителей, ни свидетелей, не будет нуждаться в посторонних показаниях или уликах; но все, что мы ни сделали, о чем ни говорили, о чем ни думали, – всё обнаружит пред очами нас, грешных. Тогда никто не будет ходатайствовать за нас; никто не освободит от мучения: ни отец, ни мать, ни дочь, ни другой кто-либо из родных, ни сосед, ни друг, ни благодетель, – и ничто не избавит: ни раздача имений, ни множество богатства, ни гордость могущества – все это, как прах, в прах обратится. И подсудимый один будет ожидать приговора, который, смотря по делам, или освободит его от наказания, или осудит на вечные мучения.



О, горе мне, горе мне! Совесть будет обличать меня, писания свидетельствовать против меня и уличать меня. О, душа, дышащая сквернами, с гнусными делами твоими! Увы мне! Я растлил телесный храм и опечалил Духа Святого. О, Боже, истинны дела Твои, правы пути Твои и неисследованны судьбы Твои. Ради временного греховного наслаждения вечно мучаюсь, ради плотской сладости предаюсь огню. Праведен суд Божий, потому что когда меня призывали – я не послушался; учили – не внимал наставлениям; доказывали мне – я пренебрегал. А что прочитывал и познавал, тому не давал веры. Я не почитал для себя худым оставаться в небрежении, лености и в унынии, но, препровождая время в пустых шатаньях и беседах, любил наслаждаться и насыщаться суетою и тревогами мирскими; в радостях и веселии мирском проводил все годы, месяцы и дни моей жизни, трудился, подвизался, страдал – но все в пустых заботах о временном, тленном и земном.

Но какому страху и трепету подвергнется душа, какая предлежит ей борьба и чем она должна запастись на неминуемое время разлучения ее от тела, на это я не обращал внимания и не подумал вовремя. Между тем, при исходе души нас окружат с одной стороны воинства и силы небесные, с другой – начальники тьмы, силы вражеские, содержащие в своей власти мир лукавый, начальники мытарств, воздушные истязатели и надзиратели над нашими делами, с ними и исконный человекоубийца диавол, сильный в злобе своей, которого язык, по слову пророка, как острая бритва (Пс. 51, 4), «изощренные стрелы сильного, с горящими углями дроковыми» (Пс. 119, 4), и который «подстерегает в потаенном месте, как лев в логовище» (Пс. 9, 30), великий змей, отступник, ад, разверзающий уста свои, князь власти тьмы, имеющий державу смерти, который особенным неким образом истязует душу, представляя и исчисляя все грехи и беззакония, сделанные нами делом, словом, в ведении и неведении, от юности до дня кончины, когда душа вземлется на Суд Божий.

Воображаешь ли, душа моя, какой страх и ужас обымет тебя в тот день, когда увидишь страшных, диких, жестоких немилостивых и бесстыдных демонов, которые будут стоять пред тобою, как мрачные мурины? Одно видение их ужаснее всяких мук. Смотря на них, душа смущается, приходит в волнение, мятется, старается укрыться, чтобы не видеть их, прибегая к Ангелам Божиим.
Душа, поддерживаемая и возвышаемая Ангелами, проходя воздушные пространства, на пути своем встречает мытарства – как бы отдельные группы духов, которые наблюдают над восхождением душ, задерживают их и препятствуют восходящим. Каждое мытарство, как особое отделение духов, представляет душе свои особенные грехи.

Первое мытарство – духов оглаголения и чревного неистовства. На нем духи представляют грехи, в которые душа согрешила словом, каковы: ложь, клевета, заклятия, клятвопреступления, празднословие, злословие, пустословие, кощунства, ругательства. К ним присоединяются и гpexи чревобесия: блудодеяние, пьянство, безмерный смех, нечистые и непристойные целования, блудные песни. Вопреки им святые Ангелы, которые некогда наставляли и руководили душу в добре, обнаруживают то, что она говорила доброго устами и языком: указывают на молитвы, благодарения, пение псалмов и духовных песней, чтение Писаний, словом – выставляют все то, что мы устами и языком принесли в благоугождение Богу. Второе мытарство – духов лести и прелести – к видению очей. Они износят то, чем страстно поражалось наше зрение, что приглядно казалось для глаз, – и влекут к себе пристрастных к непристойному взиранию, к непотребному любопытству и к необузданному воззрению. Третье мытарство духов нашептывателей – к чувству слуха или просто наушников. Все, что льстиво раздражает наш слух и страстно услаждает нас, в их ведении, и они все приемлют, к чему пристрастны были любители слушать, и хранят до суда. ЧЕТВЕРТОЕ МЫТАРСТВО СТРАЖНИКОВ НАД ПРЕЛЕСТЬЮ ОБОНЯНИЯ: ВСЕ, ЧТО СЛУЖИТ К СТРАСТНОМУ УСЛАЖДЕНИЮ ЧУВСТВА ОБОНЯНИЯ, КАК-ТО: БЛАГОВОННЫЕ ЭКСТРАКТЫ ИЗ РАСТЕНИЙ И ЦВЕТОВ, ТАК НАЗЫВАЕМЫЕ «ДУХИ», МАСТИ, ОБЫКНОВЕННО УПОТРЕБЛЯЕМЫЕ НА ПРЕЛЬЩЕНИЕ БЛУДНЫМИ ЖЕНЩИНАМИ, – ВСЕ ЭТО СОДЕРЖИТСЯ СТРАЖНИКАМИ ЭТОГО МЫТАРСТВА. Пятое мытарство сторожит то, что сделано лукавого и непотребного осязанием рук. Прочие мытарства – мытарство злобы, зависти и ревности, тщеславия и гордости, раздражительности и гнева, острожелчия и ярости, блуда и прелюбодейства и рукоблудия; также убийства и чародеяния и прочих деяний богомерзких и скверных, о которых на сей раз не говорим подробно, потому что расскажем в другое время в правильном порядке, так как всякая душевная страсть и всякий грех имеет своих представителей и истязателей.

Видя все это и еще большее и гораздо худшее, душа ужасается, трепещет и мятется, доколе не произнесен будет приговор освобождения или осуждения. Как тягостен, болезнен, плачевен и безутешен этот час ожидания – что будет? – когда мучишься от неизвестности! Небесные силы стоят против нечистых духов и приносят добрые деяния души – делами, словами, помышлениями, намерениями и мыслями, – между добрыми и злыми ангелами стоит душа в страхе и трепете, пока от деяний – слов и дел своих – или подвергшись осуждению, будет связана, или, оправданная освободится; ибо всякий свяжется узами собственных своих грехов. И если душа окажется по благочестивой жизни достойною и богоугодною в сем веке, то принимают ее Ангелы Божии, и уже без печали совершает она свое шествие, имея спутниками святые силы, как говорит Писание: «яко веселящихся всех жилище в Тебе» (Пс. 86, 7). И исполняется писанное: «удалятся болезнь, и печаль, и воздыхание» (Ис. 35, 10). Душа, освободившись от лукавых, злых и страшных духов, наследует эту неизглаголанную радость. Если же какая душа окажется жившей в небрежении и распутстве, услышит ужасный оный глас: «да возьмется нечестивый, да не узрит славы Господни» (Ис. 26, 10). И наступят для нее дни гнева, скорби, нужды и тесноты, дни тьмы и мрака святые Ангелы оставляют ее, и она подвергается власти мрачных демонов, которые сперва мучают ее немилосердно и потом ввергают ее связанной неразрешимыми узами в землю темную и мрачную, в низменные ее части, и преисподние узилища, в темницы ада, где заключены души от века умерших грешников, – «в землю темну и мрачну, в землю тьмы вечныя, идеже несть света, ниже жизнь человеков», как говорит Иов (Иов. 10, 21–22); но где пребывает вечная болезнь, бесконечная печаль, непрестанный плачь неумолкающий скрежет зубов и непрерывные воздыхания. Там горе – горе всегдашнее. Увы мне, увы мне! – восклицает душа, – и нет помощника; вопиет – и никто не избавляет. Невозможно пересказать той крайней тягости жалостного состояния; отказывается язык выразить болезни и страдания там находящихся и заключенных душ. Никто из людей не может вообразить страха и ужаса, никакие уста человеческие не в состоянии высказать беду и тесноту заключенных. Стенают они всегда и непрестанно, и никто не слышит. Рыдают, и никто не утешает, никто не идет на помощь. Взывают и сокрушаются – но никто не оказывает милости и сострадания.

Тогда – где похвалы мира сего? где тщеславие? где пища? где наслаждение? где довольство и пресыщение? где мечтательные планы? где покой? где мир? где имения? где благородие? где красота? где мужество плоти? где красота женская, обманчивая и губительная? где дерзость бесстыдная? где красивые одежды? где нечистая и гнусная сладость греха? ГДЕ ВОДИМЫЕ МЕРЗКОЙ МУЖЕЛОЖСТВЕННОЙ СЛАДОСТЬЮ? где намащающие себя мастьми и благовониями окуривающиеся? где пирующие с тимпанами и гуслями? куда скрылось высокомерие живших без всякой боязни? где пристрастие к деньгам и имуществу и происходящее от них немилосердие? где бесчеловечная гордость, гнушающаяся, всеми и внушающая уважать только одного себя? где пустая и суетная человеческая слава? где нечистота и ненасытное вожделение? где величие и господство? где царь? где князь? где настоятель, где начальники? где гордящиеся множеством богатства своего, несострадательные к нищим и Бога презирающие? где театры, зрелища и увеселения? где кощунники, смеходеи, насмешники и беспечально живущие? где мягкие одеяния и мягкие постели? где высокие здания и широкие ворота? где пожившие в бесстрашии? Тогда, увидевши себя без всего, ужаснутся; ужаснувшись, воскликнут; смутившись, подвигнутся; трепет обнимет их и болезни, как рождающую, и уносимые бурным вихрем, сокрушатся. Где мудрость мудрых, благоязычие ораторов и суетная ученость? Увы, «смятошася, подвигошася, яко пьяный, и вся мудрость их исчезе» (Пс. 106, 27). «Где мудрец? где книжник? где совопросник века сего?» (1Кор. 1, 20).

О, братья, помыслите, каковым подобает быть нам, имеющим отдать подробный отчет в каждом поступке нашем: и великом, и малом! Даже за каждое праздное слово мы дадим ответ Праведному Судии (Мф. 12, 36). С другой стороны, каковыми надобно быть нам на тот час, для получения той милости у Бога, чтобы, при разлучении нас друг от друга, стать одесную Царя Небесного?! В какой степени нам нужно приготовиться к той неизглаголанной радости, чтобы услышать сладчайший глас Царя царствующих к тем, которые будут по правую у Него сторону: «приидите, благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам царствие от сложения мира»? (Мф. 25, 34). Тогда наследуем блага, которые «не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку» (1Кор. 2, 9): и тогда-то уже не будет тревожить нас никакая печаль, никакая болезнь и опасение. Будем чаще помышлять об этом.

Будем представлять себе и бесконечную муку грешников, и то, какой они будут испытывать стыд пред праведным Судиею, когда, приведенные на страшное судилище, не будут в состоянии сказать ни одного слова в свое оправдание. Какому подвергнутся сраму, когда будут отделены на левую сторону Царя! Какой мрак покроет их, когда Господь «возглаголет к ним гневом Своим и яростью Своей смятет их» (Пс. 2, 5), когда скажет к ним: «идите от Мене, проклятии, в огнь вечный, уготованный диаволу и ангелам его» (Мф. 25, 41). Увы мне, увы мне! какая скорбь и болезнь, какая теснота, какой страх и трепет обнимет дух их, когда услышат грозный глас всех сил небесных: «да возвратятся грешницы во ад!» (Пс. 9, 18). О, горе, горе! какой поднимут плач, вопль и рыдание ведомые на горькие вечные муки! как будут стонать, биться и терзаться! Увы мне, увы мне! КАКОВО ТО МЕСТО, ГДЕ ПЛАЧЕВОПЛИЕ, СКРЕЖЕТ ЗУБОВ, ТАК НАЗЫВАЕМЫЙ ТАРТАР, КОТОРОГО И САМ ДИАВОЛ ТРЕПЕЩЕТ! О горе, горе! какова та геенна с неугасаемым огнем, который горит и не освещает! Увы мне, увы мне! Каков тот неусыпающий и ядовитый червь! Увы, увы!

Какова люта тамошняя тьма кромешная, никогда ничем не освещаемая! Увы мне, увы мне! Каковы те немилостивые и жестокосердые ангелы, которые приставлены находиться при муках, ибо они жестоко посрамляют и люто бьют! Мучимые сильно взывают там, и нет никого, кто бы спас их; воззовут ко Господу – и не услышит их. Тогда уразумеют, что все земное, житейское – пустота, и то, что считали они благом здесь, опротивеет; чем они услаждались, то окажется горче желчи и всякого яда. Увы грешникам! Вот праведники стоят одесную Царя, а они скорбят.

ТЕПЕРЬ, КОГДА ГРЕШНИКИ РЫДАЮТ, ПРАВЕДНИКИ ЛИКОВСТВУЮТ; ПРАВЕДНИКИ В ПРОХЛАДЕ, ГРЕШНИКИ В ТОМЛЕНИИ И БЕДСТВИИ. УВЫ ГРЕШНИКАМ! ОНИ ОСУЖДАЮТСЯ, А ПРАВЕДНИКИ ПРОСЛАВЛЯЮТСЯ. УВЫ ГРЕШНИКАМ: КОГДА ПРАВЕДНИКИ НАСЛАЖДАЮТСЯ ВСЯКИМИ БЛАГАМИ, ОНИ ВО ВСЯКОМ ЛИШЕНИИ БЕДСТВУЮТ! УВЫ ГРЕШНИКАМ: КОГДА ПРАВЕДНИКИ УБЛАЖАЮТСЯ, ОНИ УНИЖАЮТСЯ. ПРАВЕДНИКИ ВО СВЯТЫНЕ, ГРЕШНИКИ ЖЕ В ОГНЕПАЛЕНИИ. ПРАВЕДНИКИ ВОСХВАЛЯЮТСЯ, А ГРЕШНИКИ В ПОРУГАНИИ. ПРАВЕДНИКИ В СВЯТЫХ ОБИТЕЛЯХ, ГРЕШНИКИ В ВЕЧНОМ ИЗГНАНИИ. ПРАВЕДНИКИ УСЛЫШАТ: «ПРИИДИТЕ, БЛАГОСЛОВЕННЫЕ ОТЦА МОЕГО, НАСЛЕДУЙТЕ УГОТОВАННОЕ ВАМ ЦАРСТВИЕ ОТ СЛОЖЕНИЯ МИРА». ГРЕШНИКИ ЖЕ: «ИДИТЕ ОТ МЕНЯ, ПРОКЛЯТЫЕ, В ОГНЬ ВЕЧНЫЙ, УГОТОВАННЫЙ ДИАВОЛУ И АНГЕЛАМ ЕГО». ПРАВЕДНИКИ – В РАЮ, ГРЕШНИКИ – В НЕУГАСИМОМ ОГНЕ. ПРАВЕДНИКИ НАСЛАЖДАЮТСЯ, ГРЕШНИКИ ЗЛОСТРАЖДУТ. ПРАВЕДНИКИ ЛИКУЮТ, ГРЕШНИКИ ПЛАЧУТ. ПРАВЕДНИКИ (ВОЗГЛАШАЮТ) ТРИСВЯТУЮ ПЕСНЬ, ГРЕШНИКИ (ОПЛАКИВАЮТ) СВОЕ ТРЕОКАЯНСТВО. ПРАВЕДНИКИ (ВКУШАЮТ СЛАДОСТЬ) ПЕНИЯ, ГРЕШНИКИ ТЕРПЯТ СВОЮ БЕДСТВЕННУЮ ПОГИБЕЛЬ. ПРАВЕДНИКИ В НЕДРАХ АВРААМОВЫХ, ГРЕШНИКИ В КИПУЧИХ ВОЛНАХ ВЕЛИАРА. ПРАВЕДНИКИ В СПОКОЙСТВИИ, ГРЕШНИКИ В СМУЩЕНИИ. ПРАВЕДНИКИ ОРОШАЮТСЯ, ГРЕШНИКИ ОПАЛЯЮТСЯ ПЛАМЕНЕМ. ПРАВЕДНИКИ ВЕСЕЛЯТСЯ, ГРЕШНИКИ ИССЫХАЮТ В ГОРЬКОЙ ПЕЧАЛИ. ПРАВЕДНИКИ В ВЕЛИЧИИ, ГРЕШНИКИ В ТЛЕНИИ. ПРАВЕДНИКИ ВОЗВЫШАЮТСЯ, ГРЕШНИКИ ГЛУБЖЕ И ГЛУБЖЕ НИЗЛАГАЮТСЯ. ПРАВЕДНИКИ ОКРУЖАЮТСЯ СВЕТОМ, ГРЕШНИКИ ПРЕБЫВАЮТ ВО МРАКЕ. ПРАВЕДНИКИ БЛАЖЕНСТВУЮТ, ГРЕШНИКИ МЯТУТСЯ. ПРАВЕДНИКИ НАСЛАЖДАЮТСЯ СОЗЕРЦАНИЕМ БОГА, ГРЕШНИКОВ СОКРУШАЕТ ПЛАМЕНЬ ОГНЕННЫЙ. ПРАВЕДНИКИ – СОСУДЫ ИЗБРАНИЯ, ГРЕШНИКИ – СОСУДЫ ГЕЕННЫ. ПРАВЕДНИКИ – ОЧИЩЕННОЕ ЗОЛОТО, ИСПРОБОВАННОЕ СЕРЕБРО, ДРАГОЦЕННЫЕ КАМНИ; ГРЕШНИКИ – ДРОВА, СТЕБЛИ, СЕНО, ПОДГНЕТА ДЛЯ ОГНЯ. ПРАВЕДНИКИ – ЦАРСКАЯ ПШЕНИЦА, ГРЕШНИКИ – ПОГИБЕЛЬНЫЕ ПЛЕВЕЛЫ. ПРАВЕДНИКИ – ИЗБРАННОЕ СЕМЯ, ГРЕШНИКИ – ПЛЕВЕЛЫ, ПИЩА ОГНЯ. ПРАВЕДНИКИ – БОЖЕСТВЕННАЯ СОЛЬ, ГРЕШНИКИ – СМРАД И ЗЛОВОНИЕ. ПРАВЕДНИКИ – ЧИСТЫЕ БОЖИИ ХРАМЫ, ГРЕШНИКИ – СКВЕРНЫЕ ЖИЛИЩА ДЕМОНОВ. ПРАВЕДНИКИ В СВЕТЛОМ ЧЕРТОГЕ, ГРЕШНИКИ В БЕЗДОННОЙ ПРОПАСТИ. ПРАВЕДНИКИ В СВЕТОСИЯНИЯХ, В ЛУЧЕЗАРНОМ СВЕТЕ, ГРЕШНИКИ В БУРНОМ МРАКЕ. ПРАВЕДНИКИ С АНГЕЛАМИ, ГРЕШНИКИ С ДЕМОНАМИ. ПРАВЕДНИКИ ЛИКУЮТ С АНГЕЛАМИ, ГРЕШНИКИ РЫДАЮТ С ДЕМОНАМИ. ПРАВЕДНИКИ СРЕДИ СВЕТА, ГРЕШНИКИ СРЕДИ ТЬМЫ. ПРАВЕДНИКИ УТЕШАЮТСЯ СВЯТЫМ ДУХОМ (ПАРАКЛИТОМ), ГРЕШНИКИ РАЗДИРАЮТСЯ В МУКАХ С ДЕМОНАМИ. ПРАВЕДНИКИ ПРЕДСТОЯТ ПРЕСТОЛУ ВЛАДЫКИ, ГРЕШНИКИ СТОЯТ ПРЕД НЕПРОХОДИМЫМ МРАКОМ. ПРАВЕДНИКИ ВСЕГДА ОТКРЫТО ВЗИРАЮТ НА ЛИЦО ХРИСТОВО, ГРЕШНИКИ БЕССМЕННО СТОЯТ ПРЕД ЛИЦОМ ДИАВОЛА. ПРАВЕДНИКИ ПОУЧАЮТСЯ ТАЙНАМ БОЖИИМ ОТ АНГЕЛОВ, ГРЕШНИКОВ НАУЧАЮТ СВОИМ ТАЙНАМ ДЕМОНЫ. ПРАВЕДНИКИ ВОЗНОСЯТ МОЛИТВЫ, ГРЕШНИКИ – НЕПРЕСТАННЫЙ ПЛАЧ. ПРАВЕДНИКИ НАХОДЯТСЯ В ГОРНИХ СЕЛЕНИЯХ, ГРЕШНИКИ ПРЕСМЫКАЮТСЯ ДОЛУ. ПРАВЕДНИКИ – НА НЕБЕСИ, ГРЕШНИКИ – В БЕЗДНЕ. ПРАВЕДНИКИ – В ВЕЧНОЙ ЖИЗНИ, ГРЕШНИКИ – В ПОГИБЕЛИ СМЕРТНОЙ. ПРАВЕДНИКИ – В РУЦЕ БОЖИЕЙ, ГРЕШНИКИ – ТАМ, ГДЕ ДИАВОЛЫ. ПРАВЕДНИКИ – (В ОБЩЕНИИ) С БОГОМ, ГРЕШНИКИ – С САТАНОЮ.

Увы грешникам, когда они будут разлучены с праведниками! Увы грешникам, потому что дела их обнаруживаются и помышления сердец объявляются! Увы грешникам, потому что хитрые намерения их обличаются, и сплетения лукавых помыслов распутываются и истязуются, и мысль взвешивается! Увы грешникам, потому что они ненавистны для святых Ангелов и гнусны для святых мучеников! Увы грешникам, потому что они изгоняются из чертога! Увы, какое тогда раскаяние! Увы! Какая тогдашняя скорбь, какая тогдашняя нужда, увы, какая тогдашняя буря! Ужасно разлучаться от святых, еще ужаснее разлучаться от Бога. Бесчестно быть связанным по рукам и ногам и быть вверженным в огонь. Болезненно, горестно быть отосланным во внешнюю мрачную тьму, чтобы скрежетать зубами и истаивать: тяжко непрестанно мучиться. Ужасно, когда запекается язык от пламени; безотрадно просить капли воды и не получать. Горько быть в огне, вопить и не получать помощи. Непроходима дербь и неизмерима пропасть. Заключенник не убежит оттуда, не будет выхода ему, непроходима темничная стена; жестоки стражи, темница мрачна, узы неразрешимы, оковы неснимаемы. Слуги того адского пламени дики и свирепы. Ужасны и мучительны орудия. Ногти тверды и несокрушимы. Жилы воловьи жестоки. Смолы мутны и кипучи. Гнойна площадь зрелища. Одры раскалены до красноты угля. Жар невыносимый. Червь смраден и зловонен. Судилище закрыто для прощения и милости.

Судия нелицеприятен. На приговор нет извета к оправданию. Лица сильных посрамлены. Властители стали убоги, цари – нищи. Мудрецы стали невеждами. Сладкоречивые ораторы – немыми и неприятными, богатые – безумными.

Не слышно притворных речей льстецов. КРИВИЗНЫ ЛУКАВСТВА ОБЪЯВЛЕНЫ. Неправда лихоимцев обнаружена. Смрад душит обоняние сребролюбцев. Разоблачена скрытная гнилость лицемеров. Соразмеряют с виною налагающие язвы – пред ними все обнаружено и объявлено. Увы грешникам, потому что они нечисты, скверны и мерзки пред Богом! Как оземленели и осквернели их души! Как смердят их тела от блуда, от ненасытности блужения и блудного пресыщения! Как они осквернили тело и душу, не соблюдши одежды Святого Крещения! КАК БЕЗ СТЫДА И СРАМА ПРЕДАВАЛИСЬ ОБЪЕДЕНИЮ И РАСПУТНОМУ ПЬЯНСТВУ, НАПОЛНЯЯ БЕЗМЕРНО СВОЕ ЧРЕВО, НЕ ПРЕБЫВАЛИ В ВОЗДЕРЖАНИИ И НЕ УДОВОЛЬСТВОВАЛИСЬ НУЖНЫМ УДОВЛЕТВОРЕНИЕМ СВОИХ ПОТРЕБНОСТЕЙ, НО, УПОТРЕБЛЯЯ БОГАТСТВО СВОЕ НА ЧУВСТВЕННЫЕ УДОВОЛЬСТВИЯ, КАК СВИНЬИ, ВАЛЯЛИСЬ В СЛАДОСТИ ЧУВСТВЕННОЙ, ПРОВЕЛИ ДНИ И ГОДЫ СВОЕЙ ЖИЗНИ В СКВЕРНЫХ ПОМЫСЛАХ, ЗЛЫХ НАМЕРЕНИЯХ, ПРАЗДНОСЛОВИИ И ПЕСНЯХ БЛУДНЫХ! Как в ослеплении изменили свое сердце, не приняв в ум того, что сочетались с Христом и отреклись от диавола! Как отдалились от прямого пути, ходивши во тьме неведения, предавшись сну лености и погрузившись на дно геенны! Как отчуждились света добродетелей, возлюбив греховную тьму, чтобы ходить им широким и пространным путем злобы! Как они забыли пришествие Господа Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа и Его бесчисленные и неисследимые благодеяния! И, очистившись водой Божественного Крещения, освятившись Святым Духом и украсившись миром духовного радования, ради ничтожной, гнусной и не стоящей внимания сладости пренебрегли столь великими дарами и поработили себя духу блуда и прелюбодейства? Увы оставившим усыновление Богу и предавшимся сладостям мира! Увы следующим мирским мудрованиям! Увы любящим тьму греховную! Горе удаляющимся от света истины! Увы ходящим в ночи греха! Увы оставляющим светлый день Боговедения! Увы предающимся злому обычаю смеха! Увы украшающимся для того, чтобы уловлять души в нечистые наслаждения блуда! Поистине, преукрашение себя есть уда диавола; для тех, которые желают и ищут спасения, оно ненавистно. Увы клевещущим друг на друга! Горе наушникам и производящим раздоры и мятежи! Увы клянущимся ради сластолюбия! Увы клятвопреступникам! Увы чревоугодникам, «имже бог чрево» (Фил. 3, 19). Увы пьяницам!

Блажен, кто в здешней жизни уничижает и смиряет себя ради Бога; он возвеличен будет Всевышним Богом, прославлен Ангелами и не станет на Суде ошуюю (слева)! БЛАЖЕН ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ ПРЕБЫВАЕТ В МОЛИТВАХ, ТЕРПЕЛИВ В ПОСТАХ, С РАДОСТЬЮ ПРЕДСТОИТ НА БДЕНИЯХ, БОРЕТСЯ И ПРОГОНЯЕТ СОН, ПРЕКЛОНЯЕТ КОЛЕНА НА БОЖИЕ СЛАВОСЛОВИЕ, УДАРЯЕТ В ПЕРСИ, ВОЗНОСИТ РУКИ ГОРЕ, ВОЗВОДИТ ОЧИ НА НЕБО К ГОСПОДУ, РАЗМЫШЛЯЕТ О СИДЯЩЕМ НА ПРЕСТОЛЕ СЛАВЫ, О ИСПЫТУЮЩЕМ СЕРДЦА И УТРОБЫ (Откр. 2, 23). Ибо такой насладится вечными благами и сделается другом, братом, сыном и наследником Божиим; лицо его воссияет, как солнце, в день судный, в Царствии Небесном. КТО ЛЮБИТ ИСТИНУ, ТОТ СТАНОВИТСЯ ДРУГОМ БОЖИИМ, А КТО ПОСТОЯННО ЛЖЕТ, ТОТ ДРУГ ДЕМОНОВ. Ненавидящий лесть избавляется проклятия. Кто терпит искушение, тот венчается, как исповедник, пред Престолом Христовым. Кто в напастях ропщет и негодует, в приключившейся скорби унывает и хулит, тот впал в прелесть и не имеет упования. Кроткий, тихий, смиренномудрый Богом похваляется, Ангелами ублажается и людьми почитается. А ЧЕЛОВЕКА ГНЕВЛИВОГО, ЯРОГО И ЖЕЛЧНОГО БОГ НЕНАВИДИТ; ТАКОВОЙ ПИТАЕТСЯ ПЛОДАМИ ГОРЕЧИ БЕСОВСКОЙ; ПЬЕТ ВИНО ЗМЕИНОЙ ЯРОСТИ И НЕИЗЛЕЧИМЫЙ ЯД АСПИДА. Чистые сердцем созерцают славу Божию: осквернившие же ум свой и сделавшие зло видят диавола. Помышляющие о непотребном и вредном на ближнего устраняют себя от приобщения Божественного. НАМАЗЫВАЮЩИЕСЯ БЛАГОВОННЫМИ МАЗЯМИ, ПРИТИРАЮЩИЕ ЛИЦА СВОИ БЕЛИЛАМИ И НАРУМЯНИВАЮЩИЕСЯ И ОБВЕШИВАЮЩИЕСЯ КАМЕНЬЯМИ С ЦЕЛЬЮ УЛОВИТЬ И ПРЕЛЬСТИТЬ ДУШИ ДРУГИХ В НЕЧИСТЫЕ ПОЖЕЛАНИЯ И НЕПОТРЕБНЫЕ ПОХОТИ, В САТАНИНСКИЕ УГОЖДЕНИЯ; ТАКОВЫМ В ДЕНЬ СУДНЫЙ НЕТ МЕСТА МЕЖДУ БЛАГОЧЕСТИВЫМИ И ВЕРНЫМИ; НО БУДУТ МУЧИТЬСЯ НАРЯДУ С ПРЕЗРИТЕЛЯМИ ЗАПОВЕДЕЙ БОЖИИХ. Кто страстно взирает на чужую доброту и красоту, тот лишается райской красоты. Радующиеся грехопадению других сами впадают в грех. Желающие чужого лишаются своего и погибают. Гордые, тщеславные, человекоугодники осуждаются с диаволом. Лицемеры мучаются с сатаной. Питающие тело свыше меры и потребы оставляют душу голодной. Кто грешит в разуме и без принуждения, и не кается, тот мучится с неверными. Те, которые говорят: «В молодости погрешим, в старости покаемся», – находятся в поругании и прельщении у демонов, потому что сознательно и свободно согрешаются или соизволяют на грех, – и покаяния не сподобляются, но в молодых летах серпом смерти пожинаются, как Амон, царь Иудейский, который прогневал Бога своими нечестивыми намерениями и скверными мыслями. Осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное сердце у тех, которые говорят: «Завтра покаемся, а сегодня погрешим», – таковые погубляют и настоящий день, растлевают и оскверняют тело, грязнят свою душу и омрачают ум, затмевают мысль и заглушают совесть, а не подумают, что завтра они, может быть, будут похищены смертью.

КТО НЕ ОПЛАКИВАЕТ ПАДЕНИЯ БЛУДНОГО, КТО НЕ РЫДАЕТ НАД ГРЕХОМ ПРЕЛЮБОДЕЯНИЯ, КТО НЕ БОЛЕЗНУЕТ ЗА ОСКВЕРНЕНИЕ МУЖЕЛОЖСТВОМ И ГОРЬКО НЕ ПЛАЧЕТ ЗА МЕРЗОСТЬ МАЛАКИИ (РУКОБЛУДИЯ), НИКТО ИЗ ТАКИХ (ГРЕШНИКОВ) НЕ СПОСОБЕН ИСКРЕННО КАЯТЬСЯ В ПРЕЖНИХ ГРЕХАХ И ИЗБЕГАТЬ БУДУЩИХ. Те, которые не ищут того, что потеряла душа их, не приобрели и того, что обращается во спасение; те, которые не рассчитывают, как прибавляют убыток к убытку, не только не получают прибыли, но и головы теряют; те, которые не трудятся разумно и не бодрствуют в молитвах, попадают в плен своих суетных и стыдных помыслов, а плененные, нехотя и не по воле, работают злому обычаю. Кто невнимательно участвует в Богослужении, тот весьма многого лишается. КТО НЕ СЛУШАЕТ С ОХОТОЮ И ВНИМАНИЕМ БОЖЕСТВЕННЫХ ПИСАНИЙ, НО ПРЕДАЕТСЯ СНУ ЛЕНОСТИ, ТОТ ВМЕСТЕ С ПЯТЬЮ ЮРОДИВЫМИ ДЕВАМИ ЗАКЛЮЧИТСЯ ВНЕ ЧЕРТОГА НЕБЕСНОГО ЖЕНИХА. Пренебрегающие постом, как средством к спасению, погружаются в чревоугождение и одолеваются грехом, борющим похотью блудной. Не соблюдающие заповедей Божиих уязвляются от демонов и осуждаются в геенне огненной. Удаляющиеся от Святой Церкви и причастия Святых Тайн бывают врагами Божиими и друзьями демонов. ЕРЕСИ БЕЗБОЖНЫХ ЕРЕТИКОВ БУДУТ ПОСРАМЛЕНЫ, РОД НЕВЕРНЫХ ПОГИБНЕТ, РАВНО И ПОЛЧИЩА ИУДЕЕВ, УСТА БОГОБОРНЫХ ЕВРЕЕВ ЗАГРАДЯТСЯ. Когда воссядет судить Испытующий сердца и утробы, острейший паче всякого меча обоюдоострого, доходящий даже до разделения плоти и духа, членов и мозгов, и судящий помышления и мысли сердечные, – тогда увидишь не часть какую-нибудь из многого, но все открытым, все обнаруженным. Тогда волка не укроет овечья шкура и внешняя наружность дел не прикроет внутренних помышлений. Нет создания, которое бы не было известно Создавшему, но вся нага и объявлена пред очами Его.

ОПОЛЧИМСЯ ЖЕ БОЖЬИМИ ЗАПОВЕДЯМИ ПРОТИВ СТРАСТЕЙ ПЛОТИ, смирим гордые помыслы, подвигнемся на брань с диаволом, озарим мысль духовной бодростью (трезвением), подавим греховные вожделения, позаботимся приобрести готовность и любовь к молитве, трезвенный ум, бодренную мысль, чистую совесть, всегдашнее воздержание, усердный пост, нелицемерную любовь, истинную чистоту, нескверное целомудрие, нельстивое смирение, постараемся приобрести непрестанное псалмопение, чтение без тщеславия, коленопреклонение без гордости, моление нескудное, житие чистое, правду в словах, усердное странноприимство, милостыню без размышлений, благоугодное терпение. Остановим потоки желчи, истребим гнев, удалим от себя уныние, пресечем ярость, отринем печаль, иссушим сребролюбие, не будем страшиться общей нам смерти, этого жнеца рода человеческого, но убоимся губителя человеков. Истинная смерть не та, которая разлучает душу от тела, но та, которая удаляет душу от Бога. Бог есть жизнь; кто отлучает себя от Него, тот умирает и не имеет дерзновения к Богу, потому что отдалился, от жизни. Истинная смерть от диавола. Отец смерти – диавол – стоит, как крепко вооруженный ратоборец, чтобы напасть на нас во святые дни и повергнуть в свою власть, и потом сказать: «ПОБЕДИЛ. ХРИСТОВЫХ ВОИНОВ, ПОКАЗАВШИ ИМ ЖЕНСКУЮ КРАСОТУ; прельстил их слух; погубил в гордости и чревоугождении; запутал в похотях; соблазнил пьянством; отринув их от Бога, я поверг в пропасть блужения». Не дадим нечистым демонам посмеяться над нами; мы имеем Бога, Который есть наш Спаситель, а демонов погубитель. Имея на себе это мертвенное тело, мы не избежим смерти, но не смутимся, и да подвигнемся мужественно на победу с нечистыми демонами. Если мы будем иметь в сердце страх Божий и в душе будем носить память о смерти, то пусть вооружаются на нас все демоны, они не причинят нам никакого вреда, а окажутся овнами, без успеха бьющими стену, потому что стену нашу найдут несокрушимою, так как с нами будет Господь Бог наш, Которому принадлежит слава, честь и власть во веки веков. Аминь.

ИЗМЕНИЛАСЬ ИНТОНАЦИЯ РУССКОЙ РЕЧИ

А Вы заметили, как изменилась интонация русской речи? Впервые, я стал замечать это году так в 2016, когда стал смотреть ролики конца 80-х, где журналисты интервьюировали случайных прохожих и посетителей. Эти ролики и телепередачи и до этого смотрел многократного, сначала по телевизору, а потом и уже на Youtube и ничто мне не резало слух. А где-то с 2017 и 2018 года стало резать.

Советские люди вдруг заговорили очень смешно. Интонацией ученика, который нашкодил и стоит перед завучем и оправдывается. Сначала как-то нерешительно мямлит, а потом речь падает вниз, ища самооправдания. Все стоят какие-то немного зашуганные, глаза бегают.

Впрочем, когда я приехал в глубины Орловской Области в 2014 году, то меня речь местная тоже изумила. Она казалась мне каким-то провинциальным говором. Но потом я понял, что это ровно та же советская, телевизионная речь человека 1989 года!

ЭТО НЕ ОНИ СТРАННО ГОВОРИЛИ, ЭТО МЫ ПОСТЕПЕННО ПОМЕНЯЛИ СВОИ ИНТОНАЦИИ.







Забавно, что именно так разговаривал даже и Андрей Тарковский.



Сейчас разговаривают очень нагло, уверенно, приблизительно так.


Ну или так.



Этот сдвиг не был заметен ни в 2007, ни даже в 2012 и стал проявляться только-только в 2017-2018 годах. Первым этом заметил Лапенко, все кино, которого выстроено в основном на пародировании речь зашуганного советского инженеришки.

Хомо Советикус и его речь - это плод 70-го развития. Советский человек тщательно выбирал слова, чтобы не попасть в ГУЛАГ, чтобы получить прописку, не получить взыскания по партийной линии, не быть выставленным перед линейкой пионеров, чтобы избежать “правого или левого уклона”, просто не ляпнуть чего-нибудь лишнего, а сейчас речь человека на улице, просто какой-то вулкан Кракатау.

Интересно и то, что актеры в советских фильмах говорили иначе, не так как население в 80-х, ну и естественно, вообще все советские люди в 30-е годы говорили также иначе. Было бы очень интересно, чтобы в современных фильмах о прошлом эти интонационные изменения были отражены. Но кроме Лапенко никто пока это не сделал.